Губернатору прикопали свинью на Петровском острове
Фото: Инспекция КГИОП не зафиксировала строительной техники на территории завода, нашему фотокорреспонденту повезло больше, фото Елены Лукьяновой

Губернатору прикопали свинью на Петровском острове

21 ноября 2014 18:40 / Политика

Проекты, обеспеченные хлопотами экс-чиновников, чреваты большими проблемами для нынешней команды Смольного

Сразу несколько крупных проектов готовы стартовать на Петровском острове. Концепция его комплексного развития находится на рассмотрении в КГИОП.

Не дожидаясь ее утверждения, инвесторы торопятся решить вопросы: одни пытаются согласовать застройку, не вписывающуюся в режимы охранных зон, другие – избавиться от "лишних" исторических объектов.

Среди интересантов есть и бывшие чиновники, предусмотрительно подготовившие себе запасной аэродром.

"Бавария"

От некоторых исторических производственных корпусов "Баварии" остались уже только лицевые стены

Пиво на Петровском острове варили с конца XVIII века, когда здешние живописные места стали застраиваться дачами и привлекали множество гуляющей публики. В 1796-м тут появился первый трактир с солодовней при нем. Через несколько лет его купил предприимчивый пастор Ламп, взявший и кусок леса в придачу. Он разбил здесь увеселительный сад, выстроил пристань, а трактир стал рестораном. Еще через пару десятилетий пиво стали варить на появившемся рядом сахарном заводике.

Но производство "белого яда" стало невыгодным, когда столицу наводнили поставки дешевого готового сахара, и к 1863 году завод закрылся. Заводские здания приобрело учрежденное в том же году российско-немецкое пивоваренное общество "Бавария". Стали возводить новые производственные помещения, завезли из Германии оборудование. Перемены коснулись и увеселительного сада, где появились театр, пара оркестровых площадок, беседки и поле для игры в кегли.

По мере развития бизнеса новые заводские корпуса все активнее наступали на сад, и к концу XIX века от него остались только воспоминания.

Утешаться можно было разве что тем, что занявшие его место производственные здания сооружались достойными мастерами, способными и самые утилитарные постройки обратить в шедевры промышленной архитектуры. Не лишенное романтизма семиэтажное здание солодовни (1911 г.) с тремя вертикальными сушильными камерами и выразительными щипцами над ними признано лучшим творением гражданского архитектора Льва Серка.

Новые экономические реалии и изменения технологических требований пивоварения привели к закрытию производства – с 1989-го солодовня и значительная часть прочих производственных корпусов были, по сути, заброшены.

КГИОП, где тогда еще действовал возглавляемый Маргаритой Штиглиц отдел промышленной архитектуры, инициировал обследование технического состояния солодовни. По состоянию на 1999 год оно уже оценивалось как требующее незамедлительного лечения. Были выявлены неблагополучные участки стены северного фасада и плит междуэтажных перекрытий, требовала ремонта кровля. Но предписанные специалистами первоочередные ремонтные работы не были выполнены, хотя эти рекомендации и включили в разрабатываемый городской администрацией комплекс инвестиционно-тендерной документации по программе работ – 2000.

Здание солодовни передали целевым назначением ООО "Желдорстройинвест", но оно не исполнило инвестиционных условий, и объект вернулся в собственность города. Весной 2011 г. его снова выставили на торги вместе с участком.

Сбыли только к лету следующего года, с пятой попытки. Торги шли на понижение со стартовой цены в 78 млн рублей, в результате обладателем здания и надела в 0,4 га стала компания "Леонтьевский мыс", строящая на другом берегу речки Ждановки элитный жилой комплекс. "Не хотим, чтобы покупатели квартир видели в окно эту рухлядь", – объяснил в комментарии "ДП" свой интерес к солодовне представитель компании. Впрочем, как заверяют в ней сегодня, о сносе речи не идет (а кто же им даст, это памятник регионального значения).

Планируют приспособить к современному использованию и построить рядом несколько новых корпусов, создав многофункциональный комплекс с жилыми лофтами и офисами.

Пока же гораздо больше тревог вызывает другая, основная часть территории завода "Бавария" (Петровский пр., 9). Этот участок площадью почти 10 га с имеющимися там разновозрастными постройками находятся в собственности ОАО "Бавария" (99,5% его доли принадлежит ТКБ БНП Париба Инвестмент Партнерс – компании, подконтрольной банку "КИТ Финанс", одним из акционеров которого является ОАО "РЖД"). В июле разработанная по заказу "Баварии" архитектурно-планировочная концепция застройки данной территории поступила в КГИОП, но комитет она не устроила и была возвращена на доработку.

Тогда же поступили и первые тревожные сигналы: градозащитникам сообщили, что арендаторам заводских помещений объявили о необходимости освободить их до 15 сентября. Со слов выселенцев, такая спешка объяснялась намеченным на октябрь-ноябрь сносом ряда корпусов бывшего пивоваренного предприятия.

В ответ на запрос депутата Алексея Ковалева КГИОП сообщил, что на данной территории, помимо памятника-солодовни и выявленного объекта культурного наследия "Конторское здание", расположены и не имеющие охранного статуса иные исторические здания – снос которых также запрещен законом, если не доказана их необратимая аварийность. Однако сведений, такую аварийность подтверждающих, в комитет не поступало.

Также депутата проинформировали о том, что КГИОП направил запросы в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Санкт-Петербургу "для актуализации сведений о фактических пользователях исторических зданий на данной территории".

29 июля вопрос о ситуации с "Баварией" был поставлен на совещании у вице-губернатора Марата Оганесяна с участием градозащитников. Один из пунктов итогового протокола предписывал КГИОП в срок до 3 сентября организовать посещение объектов на территории "Баварии" с участием представителей ВООПИиК. Однако этого так и не произошло до сих пор. То есть сотрудники КГИОП на объекте побывали (и не зафиксировали никаких демонтажных работ), но без представителей общественности.

Объяснения, содержащиеся в ответе комитета на повторное обращение Ковалева, удивляют.Комитет в своем октябрьском письме информирует, что направил собственнику уведомление об организации посещения (уже 30 сентября, а не до 3-го, как планировалось).

Но "организовать посещение в указанные сроки не представлялось возможным в связи с поздним поступлением протокола в КГИОП (29.08) и необходимостью уведомления о посещении заинтересованных лиц".

Почему протокол от 29 июля добирался до комитета месяц, загадка. Кстати, не больше расторопности проявляет и Управление госрегистрации – по состоянию на октябрь ответа на свой июльский запрос о пользователях исторических зданий КГИОП так и не получил, отмечается я в послании комитета депутату Ковалеву.

В то же время сообщается, что 25 сентября в КГИОП поступило от "Баварии" письмо с напоминанием о том, что в настоящее время ведется разработка концепции комплексного градостроительного развития всего Петровского острова, частью которой является и территория бывшего пивзавода.

"В связи с этим ООО "Бавария" считает нецелесообразным посещение рассматриваемой территории и сообщает, что вопрос ее посещения будет рассмотрен позже". В общем, логика такая: пока не утвердят стратегию, нечего смотреть, в каком состоянии тут у нас исторические здания и что мы с ними делаем.

Сотрудникам КГИОП – без градозащитников – на объекте побывать все-таки удалось. "По визуальному осмотру было установлено, что строительной техники на земельном участке не имеется, работы по разборке исторических зданий не производятся", – сообщается в отчете о визите, состоявшемся 30 сентября.

Активистам почему-то везло больше. Никого они, правда, за демонтажными работами тоже не застукали, но строительную технику видели не раз. Наш фотокорреспондент на прошлой неделе тоже поймал в объектив экскаватор. Что он там делает в отсутствие разрешения на строительство и вообще какой бы то ни было согласованной проектной документации? Может, занимается рытьем пруда для предстоящей по весне высадки лебедей, мы не знаем. Но для производства любых земляных работ тоже требуются соответствующие разрешения.

Тем временем от некоторых исторических корпусов остались только лицевые стены.

Застройщиком принадлежащей ОАО "Бавария" территории на Петровском проспекте выступает ООО "Ховард Санкт-Петербург. Стиль работы этой компании был весьма впечатляюще продемонстрирован на объекте по адресу Загородный пр., 19: его обитателей переселили в Шушары, сам исторический дом снесли, а здесь построят теперь очередной элитник, проект которого объехал запреты охранного законодательства на кривой кобыле особой социальной значимости.

Петровский парк

Пейзажный парк в восточной части Петровского острова создавался по повелению Николая I с 1837 года на средства городской казны. Два устроенных обширных пруда соединили протоками друг с другом и с Малой Невой, вдоль нее и речки Ждановки проложили аллеи, перекинули пять деревянных мостов. Древесные и кустарниковые куртины перемежались с естественными лесными массивами и лугами.

Участок парка у 3-го Петровского моста, выходивший к Малой Неве, в 1865-м повелением Александра II был пожалован Английскому гребному клубу. Сооружений в парке было немного: открытая беседка, установленная на высоком помосте с деревянными лестницами, да появившиеся позже (после передачи восточной части городскому попечительству о народной трезвости) для устройства народных гуляний и развлечений открытая сцена, театр, катальные горы, качели с каруселями, лодочная пристань, несколько столовых и квасных.

Народ любил здешние забавы: игру в рюхи, стрельбища, прогулки на лодках, всевозможные аттракционы. Особое веселье вызывали "водные горы", с которых скатывались на гладь Ждановки. Десятки тысяч зрителей собирали театрализованные представления на Восточном пруду, свои завсегдатаи были у клубов гребного и парусного спорта.

С конца 1920-х в восточной части прибрежной парковой зоны обосновался "Спецтранс" – госпредприятие, обеспечивающее очистку рек и каналов города.

Теперь оно уступает место компании "Петровский альянс", объявившей о решимости воссоздать повергнутую "Спецтрансом" в депрессию территорию исторического парка.

Инициативная компания – дочка ЗАО "Стремберг" (по данным ЕГРЮЛ, на 90% принадлежит его президенту, бывшему главе Комитета по транспортно-транзитной политике Петербурга Александру Кожину, на 10% – ЗАО "Империя" Сергея Матвиенко).

А генеральным директором "Петровского альянса" трудится с 2009 года Александр Викторов – экс-председатель Комитета по градостроительству и архитектуре. С такими вводными наивно было бы ожидать, что заявленное воссоздание парковой зоны ограничится посадкой деревьев и сооружением стоявших здесь при проклятом царизме катальных горок да беседок.

Еще в ту пору, когда господин Викторов сидел в кабинете на площади Ломоносова, губернатор Валентина Матвиенко подписала постановление, предоставляющее "Петровскому альянсу" право аренды двух участков (1 и 2 по Петровскому пр., юго-западнее пересечения с р. Ждановкой – 9195 и 15 456 кв. м) – "в целях определения возможности размещения гостиничного комплекса и яхт-клуба в соответствии с утвержденным режимом использования земельных участков".

Строго говоря, возможности такой не было вовсе: участок находится в границах территории памятника "Большой Петровский парк", где новое строительство запрещено законом. На памятнике разрешены лишь работы, направленные на его сохранение.

К таковым относится и приспособление к современному использованию, но с обязательным условием: без изменения предметов охраны. А к предметам охраны Петровского парка отнесены и объемно-пространственное решение, историческое сочетание открытых пространств, прудов, площадок (массивы, рощи) с ландшафтными группами, и основной видовой состав насаждений, гидротехнические сооружения – все прописано до мелочей, вплоть до исторически сложившейся дорожно-тропиночной сети и шага посадки деревьев. Как можно не нарушить все эти предметы охраны, возведя здесь капитальные постройки до шести этажей заявленной общей площадью под 33 тысячи квадратных метров?

Тем не менее, пока Александр Викторов занимал пост главы КГА, были получены и разрешительные письма этого комитета, и согласования КГИОП.

А в 2009 году Смольный передал "Петровскому альянсу" участок целевым назначением – тем самым лишив городской бюджет тех миллионов, которые он мог бы получить в случае организации торгов. Для сравнения: в то же время Фонд имуществ продал участок в 3 га на Ленинском пр. за 181 млн рублей, 4 га на Туристской улице – за 329 млн.

В 2009 г., когда Александр Викторов уже переместился в кресло гендиректора "Петровского альянса", его сменщик Юрий Митюрев согласовал объемно-пространственные решения будущего апарт-отеля, выполненные архитектурной мастерской Цыцина.

Но тем наработкам не суждено было воплотиться в жизнь. Очевидно, финансовые проблемы затягивали начало реализации проекта. Валентина Ивановна – которая, как известно, своих не бросает – дважды подмахивала новые постановления, в 2009-м и 2010-м.

Последнее, с учетом новых законодательных реалий, использует в названии уже иную терминологию: "О размещении гостиничных комплексов и яхт-клубов в рамках приспособления для современного использования объекта культурного наследия регионального значения Большого Петровского парка".

Не пролонгация прежних, а именно издание всякий раз новых постановлений позволило инвестору избежать штрафных санкций за неисполнение условий прежних договоров с городом (что, собственно, могло служить основанием и для их расторжения).

Прелестны и условия последнего, прилагаемого к постановлению 2010 года: завершить размещение гостиничных комплексов в течение 49 месяцев, при этом не изменять предметов охраны Петровского парка.

Сегодня на рассмотрение профильных комитетов представлен эскизный проект, выполненный 6-й мастерской ЛенНИИпроекта. Строительство шести жилых корпусов высотой до 6 этажей подаются как "сохранение и воссоздание общей объемно-пространственной композиционной структуры и ландшафтно-средовых характеристик Петровского парка".

Другим образчиком особого цинизма служит комментарий к решению одного из корпусов: "раскрытый с восточной стороны на акваторию Малой Невы, обрамляет пространство, предназначенное для создания крупных куртин из высокоствольных деревьев". Дабы они достигли высоты, достаточной, чтобы прикрыть этот срам со стороны Малой Невы (охраняемая панорама), потребуется, надо полагать, лет сто. Четырехлетний саженец липы, например, в год вырастает сантиметров на 30.

Не менее изобретателен и комментарий к решению другого корпуса с пучком флигелей, которые "радиально расходятся к набережной Малой Невы и пруду Петровского парка, что придает ему павильонный парковый характер". Ну в самом деле, чем не парковый павильон для какого-нибудь циклопа – шесть этажей бетона и стекла.

Неудивительно, что нынешний КГИОП уже дважды заворачивал представленную документацию. В последние годы комитет не раз отстаивал в судах интересы других атакуемых бизнесом ландшафтных памятников: когда, например, отказывался согласовывать так же продвигаемое под видом "приспособления" памятника строительство семи десятков коттеджей на территории Баболовского парка. Занятая тогда Смольным принципиальная позиция вызывала уважение и рождала надежды на то, что соглашательские подходцы времен Матвиенко-Дементьевой остались в прошлом.

В случае с Петровским парком, где в игру вступил влиятельный Вексельберг (его "Ренова-Стройгруп" стала соинвестором проекта, с долей участия 80%, остальные 20% – за "Петровским альянсом"), губернатор как будто самоустранился. Но если в связи с последним градостроительным скандалом – когда горожане вдруг обнаружили, как исчезает за новостройкой Смольный собор, – еще можно пенять на прежнее руководство города, здесь Георгию Полтавченко не избежать будет личной ответственности.

Пока не выданы все необходимые согласования, нет разрешения на строительство, еще можно избежать очередного градостроительного преступления. Тем более что со всей очевидностью инвестор не уложится в определенные постановлением 2010 года сроки – завершить реализацию проекта к исходу 2014 года.

К тому же в январе вступают в силу поправки к федеральному закону об охране культурного наследия. Согласно которым запрещается увеличение объемно-пространственных характеристик имеющихся на территории памятника объектов. А ничего шестиэтажного тут отродясь не стояло.

Маленькая смерть на фоне больших строек

Пока крупные игроки кроят Петровский остров, а специалисты шлифуют стратегию его развития, тихо погибают брошенные на произвол судьбы исторические здания. Такие, как деревянный дом у яхт-клуба на Петровской косе (№ 9, лит. А). Построенное на рубеже XIX–XX веков для управляющего нефтеперегонной фирмы "Ропс В. и Ко" двухэтажное здание с окружающим его запущенным садом числится в списке выявленных объектов культурного наследия.

Ныне у деревянного дома у яхт-клуба отдыхают петербуржцы

Вильям Хопер Ропс, бывший гражданин США, в России стал купцом первой гильдии. В 1845-м открыл при Петербургском порту контору по продаже пеньки (ставшую по ее экспорту одним из лидеров), а также керосина, бумаги и тканей и завод по производству смазочных масел. Семейное дело продолжил его младший сын, Эрнст Ропс, содержавший на Петровском острове нефтеперегонный завод. К моменту учреждения акционерного общества "Ропс В. и Ко" (1896 г.) на нем трудились 250 рабочих.

В первые послереволюционные годы в доме управляющего обосновалась артель рыбаков, в 1930-е он отошел профсоюзному яхт-клубу. С конца 1980-х был фактически заброшен, возвращение в собственность города не принесло никаких добрых перемен. Ветшал, дряхлел, слеп – от витражных окон нынче уже ничего не осталось.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close