Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Кислородное отравление
Фото: Активисты группы "За восстановление бароотделения в ДГКБ №5" на митинге протеста против реформы здравоохранения, Петербург, 30 ноября.

Кислородное отравление

1 декабря 2014 21:00 / Общество

Ситуация с закрытием отделения баротерапии в Детской городской больнице № 5 до сих пор не разрешена, а чиновники и руководство больницы пытаются заболтать проблему

Скандал, который разразился вокруг закрытия единственного в Петербурге отделения гипербарической оксигенации (ГБО) в ДГКБ № 5, похоже, был воспринят руководством больницы и чиновниками горздрава как выпад, направленный против них – добросовестных исполнителей, которых некоторые нехорошие горожане просто не поняли.

Всю последнюю неделю участники инициативной группы за сохранение отделения баротерапии получали многочисленные официальные ответы, в которых представители Комитета по здравоохранению разного уровня и врачи больницы пытались доказать, что их неправильно поняли, что и сейчас все хорошо, а будет совсем замечательно.

На сайте Комитета по здравоохранению уже почти неделю висит официальный ответ на многочисленные письма и жалобы родителей детей-инвалидов и просто горожан, подписавших обращения в защиту единственного в Петербурге лицензированного отделения ГБО для детей. По сути, ответ горздрава – успокоительное лекарство для взбунтовавшихся пап и мам: чиновники пообещали запустить единственную работающую барокамеру из трех, которые находятся в ДГКБ № 5. Авторы ответа уверяют, что, как только барокамера будет проверена, она начнет работать.

Хуже инфекции

Весь фокус в том, что камера остается в рабочем состоянии, о чем есть заключение Ростехнадзора. Просто вовремя, по плану, больница не провела проверку всей контрольно-измерительной аппаратуры – манометров и газоанализаторов (о чем говорится в результатах проверки Росздравнадзора за подписью заместителя руководителя ведомства госпожи Пустотиной).

Ответственность за это нарушение полностью лежит на руководстве больницы: еще 28 февраля этого года главный врач больницы Людмила Исанкина подписала приказ о проведении этих работ с 17 по 21 марта, возложив ответственность на медико-технический отдел (МТО) больницы. Но до сих пор эти работы не выполнены, и главный врач не наказала никого из сотрудников МТО за неисполнение собственного приказа.

В результате – приостановка работы важного отделения на неопределенное время, скандал на весь город, родителям негде лечить детей. Некоторым из них предложили пойти в Детскую областную больницу, но в областной больнице барокамеры уже расписаны для лечения своих больных, и дополнительным пациентам придется ожидать своей очереди в лучшем случае до конца января, как рассказали «Новой» некоторые родители.

А маме ребенка-инвалида Наталье Денисовой, которая отважилась публично выступить против произвола медиков и чиновников, Татьяна Засухина, зампред Комитета по здравоохранению, в своем официальном ответе посоветовала отправить ребенка на лечение… в инфекционную больницу им. Боткина! Там действительно есть барокамеры. Но, похоже, госпожа Засухина забыла, что это, во-первых, больница для взрослых, во-вторых – для пациентов с опасными инфекциями.

Пациентом больше, пациентом меньше

Руководство ДГКБ № 5 изо всех сил пытается доказать, что лечение методом ГБО не пользуется популярностью. Что камеры простаивают, а сотрудники отделения не загружены работой. О чем они сообщают в горздрав, а чиновники с их подачи транслируют эту информацию горожанам.

«Они пишут, что мой сын на середину октября был единственным ребенком, лечение которого прервали, – говорит Наталья Денисова. – Но они лукавят: лечение как раз должны были начать плановые детки из отделения неврологии, потому что предыдущих пациентов выписали. Потом отделение закрыли, поднялся шум, была назначена комиссия комздрава, результатов работы которой пока не знает никто, заключения нет, хотя прошло уже больше месяца».

По словам заведующего отделением ГБО Николая Калина, в сентябре и октябре у него прошли лечение более 60 детей. Очередь в областной детской больнице только растет. Но почему-то руководству ДГКБ № 5 такое востребованное отделение не нужно.

В этом случае перед Комитетом по здравоохранению должен встать вопрос о компетенции руководства больницы. Дело в том, что Минздравом еще в конце 2012 года были распространены два приказа: № 925Н от 15.11.2012 и №1705 от 29.12.2012, в которых говорится об обязательной организации лечебной и реабилитирующей помощи детям с использованием ГБО. Есть и приказ № 388Н от 20.06.2013 об организации скорой помощи – в нем также говорится о том, что больницы скорой помощи должны быть оборудованы отделениями ГБО не для реабилитации, а для оказания экстренной помощи. ДГКБ № 5 официально не имеет статуса больницы скорой помощи, но, как рассказали «Новой» в службе «03», туда часто привозят детей по скорой.

Следовательно, иметь такое отделение больница просто обязана. Тем более что оно единственное пока на весь Петербург. И если главный врач больницы незнаком с этими приказами Минздрава или не хочет их выполнять – вопрос к чиновникам горздрава: почему главврач до сих пор за это не ответил?

Интересно проанализировать и цифры, которыми больница и горздрав пытаются доказать ненужность отделения ГБО. В ответах, полученных Натальей Денисовой, чиновники сообщают разные данные: в ответе за июнь комитет пишет, что с января по май проведено 467 сеансов баротерапии. В ответе за ноябрь фигурирует… это же число! Как будто за пять месяцев камерой не пользовался ни один пациент.

«Но мой ребенок проходил лечение с конца мая по конец июля, это почти сорок сеансов, плюс еще десять сеансов осенью, – недоумевает Наталья Денисова. – Кроме него, в это время на отделении лечилось еще несколько деток, о чем есть записи в журнале ГБО. А из писем чиновников следует, что с мая никто там не лечился, хотя, по данным журнала ГБО, на первое октября было проведено 692 сеанса баротерапии, лечение получили 68 больных.

Как рассказал «Новой» Андрей Язов, помощник депутата ГД Владимира Бортко и депутата ЗакСа Юрия Гатчина, руководство ДГКБ № 5 и его пыталось убедить, что отделение ГБО не очень-то нужно больнице, что оно не загружено. Главный врач даже заявила помощнику депутата, что кислород – токсичный газ. Видимо, рассчитывая, что люди, незнакомые подробно с этой методикой лечения, испугаются и согласятся, что отделение надо закрыть. Если и родителям маленьких пациентов главный врач говорит то же самое, то становится совершенно понятно: в полноценной работе отделения он не заинтересован.

Прямая речь

Владимир Родионов, к. м. н., завотделом ГБО Российского научного центра хирургии имени академика Петровского, член правления ассоциации ГБО РФ, Москва:

– По нашим данным, в Москве уже десятки больниц имеют барокамеры и отделения ГБО, главные врачи сами добиваются установки оборудования, а в Петербурге закрыли единственное отделение. Ситуация с ГБО в Петербурге печальная. Врач детской больницы, приостановивший работу, абсолютно прав – он не имеет права работать на оборудовании, не прошедшем профилактику. Но эта профилактика – недорогая и недолгая процедура, я сам недавно делал это в своем отделении, потратил на три камеры 20 тысяч рублей, мне за несколько дней все сделали. А разговоры чиновников на тему «мы вам купим новые барокамеры» – уловка и лукавство. Похоже, что больница просто хочет закрыть отделение и использовать эти помещения для чего-то другого.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close