Тихие шаги за сценой
Фото: Александр Петросян

Тихие шаги за сценой

10 декабря 2014 18:46 / Культура

Новые кураторы охраны наследия подбирают экспертному совету подходящую роль

Премьерное выступление вице-губернатора Марата Оганесяна и главы КГИОП Сергея Макарова в качестве рулевых Совета по сохранению культурного наследия обернулось форменным безобразием. В качестве прелюдии господин Макаров представил изменения в списочный состав. Для всех, включая зампредседателя Совета Михаила Мильчика, они стали сюрпризом – ни консультироваться с экспертами, ни объяснять критерии отбора чиновники не сочли нужным. Постановление о внесении изменений в положение о Совете и его состав губернатор подписал еще 26 ноября. Однако до сих пор документ так и не представлен на официальном сайте КГИОП.

Лыжница, риелтор, финансист и все-все-все   

За бортом оказались глава петербургского комитета ИКОМОС Сергей Горбатенко, доктор архитектуры Святозар Заварихин, директор НИИ «Спецпроектреставрация» Владимир Фомин, ректор МАРХИ Дмитрий Швидковский, научный руководитель ЗАО «Геореконструкция» профессор Владимир Улицкий, два бывших чиновника – Юрий Митюрев и Алексей Комлев, а также один действующий – начальник отдела информатизации и популяризации памятников КГИОП Иван Шаховской.

Вычтя 8, прибавили 14. Наибольшее недоуменнее вызвало включение президента Российской гильдии управляющих и девелоперов Андрея Степаненко («это по принципу поставить козла капусту охранять?» – шепотком поинтересовался у соседа кто-то в зале).

К уже работающим в Совете парламентариям – археологу по образованию Алексею Ковалеву, актрисе Анастасии Мельниковой и лыжнице Любови Егоровой – от депутатского корпуса добавили историка Максима Резника и финансиста Максима Яковлева.

Чиновничью составляющую усилили зампредом КГА Александром Тетериным (кадровый офицер, специалист по инженерному оборудованию). Это помимо Макарова IIи Оганесяна, которые теперь значатся первыми заместителями председателя Совета, губернатора Полтавченко. Михаил Мильчик остается просто заместителем, без порядкового номера. Кроме Михаила Пиотровского (Государственный Эрмитаж) и Ольги Таратыновой (ГМЗ «Царское Село»), в Совете отныне будут и директора других крупных музейных комплексов – народный артист РФ Николай Буров (Исаакиевский собор), Елена Кальницкая (ГМЗ «Петергоф»), Владимир Гусев (Государственный Русский музей).

С последним вышло особенно забавно. Помнится, когда эксперты чуть ли не четырежды рассматривали на Совете проект реконструкции Летнего сада, всякий раз критикуя его и отправляя на доработку, господин Гусев ужасно скандалил, а под конец и вовсе выбежал вон под вопль: «Ноги моей больше здесь не будет!» Не сдержал обещания, нехорошо.

А с той сценой по анекдотичности может соперничать разве что еще одна, когда во время пресс-конференции на ту же больную тему случилась оговорочка по Фрейду и господин Гусев клятвенно заверил: «Мы стоим на краже… тьфу, я хотел сказать – на страже, на страже культурного наследия!»

Ну вот, значит, теперь и тут постоит.

Еще включили Юрия Земцова – не иначе как из уважения к лидеру марафона градостроительных ошибок.

Среди прочих новичков – бывший и нынешний ректоры Академии художеств, Альберт Чаркин и Семен Михайловский, главный архитектор Эрмитажа Валерий Лукин, архитектурный критик Мария Элькина, завкафедрой истории и теории архитектуры СПбГАСУ Георгий Кельх и завкафедрой геотехники того же университета Рашид Мангушев.

Обошлись по-хамски

«Следовало бы хоть спасибо сказать тем людям, которые столько лет тут проработали, – с горечью заметил председательствующему Владимир Улицкий. – Комиссию, которую я возглавлял 15 лет, закрыли (существовавшая при Смольном комиссия по основаниям и фундаментам. – Прим. ред.). Теперь и отсюда выгнали. Господа, спасайте наши памятники с помощью политологов и школьных учителей!

Сергей Макаров, усмехнувшись, процедил: «Спасибо». И перешел к рассмотрению обозначенных в повестке вопросов.

«Конечно, в интеллигентном обществе так не принято, – комментирует операцию «Ротация» старейший эксперт Совета профессор Владимир Лисовский. – Как гром среди ясного неба. Почему решили исключать таких признанных авторитетов, как Улицкий, Горбатенко или Фомин? А Заварихин чем вдруг оказался им плох? Это ведь все специалисты очень высокого ранга. И для нас это ощутимая потеря».

Руководитель мастерской «Литейная часть-91» Рафаэль Даянов тоже шокирован тем, как обошлись с исключенными коллегами: «Нельзя обижать людей, да еще таких почтенных. Но это недоработка аппарата, а не самого Макарова», – находит оправдание чиновнику Рафаэль Маратович. Итоговый количественный состав ему представляется избыточным (уже больше 45 человек), а крен в сторону непрофильных специалистов – неоправданным.

«Думаю, лучше было бы побольше иметь в Совете практикующих архитекторов, а то нас всего пять», – полагает эксперт.

Не все согласны с таким подходом. «На примере другого, Градостроительного совета, где как раз преобладают практикующие архитекторы, можно видеть, к чему зачастую приводит приоритет цеховых интересов и зависимости от заказчиков», – замечает Михаил Мильчик.

Из новаций, внесенных в само положение о деятельности Совета (их Сергей Макаров и озвучивать не стал, сказал: ничего существенного) – изменение периодичности заседаний. Если раньше полагалось проводить их не реже раза в месяц, то теперь шаг увеличен до квартала.

Узнав об этом от корреспондента «Новой», большинство опрошенных «старожилов» делали вывод о намерении свести работу Совета к пустой формальности.

«Нужен ведь реально работающий орган, – убежден Михаил Мильчик, – а не профанация. Как получается сейчас с Советом по сохранению исторического центра, когда для галочки его созывают, отводя авторитетным специалистам роль статистов, а принципиальные вопросы не обсуждают».

Рафаэль Даянов полагает, что созывать заседания Совета надо по мере необходимости. И выносить на них требующие «политического решения» принципиальные темы – как Никольские ряды или Конюшенное ведомство. А локальные вопросы можно решать не всем Советом, а рабочей группой:

«Например, наша группа по включению объектов в реестр памятников или исключению из него успешно справляется с поставленной задачей. В нее ведь входят бывший председатель КГИОП Никита Явейн и бывший зампредседателя комитета Борис Кириков, они дело знают», – не сомневается Рафаэль Маратович.

То, как они знают дело, прекрасно иллюстрирует недавняя история с домом 145 на Фонтанке, когда рабочая группа рекомендовала, вопреки выводам госэкспертизы, оставить в предметах охраны одну лицевую стену (Рафаэль Даянов, правда, в том заседании участия не принимал).

И, думается, если бы вопрос с Домом Зыкова решался не кулуарно, а был вынесен на совет, едва ли при таком количестве свидетелей рискнули бы столь вольно обойтись с требованиями закона.

О вате и сопромате

Сергей Горбатенко, стоявший у истоков разработки документов по петербургской номинации в списке ЮНЕСКО, узнал о своем исключении из Совета от корреспондента «Новой»:

«Со мной тоже никто предварительно не связывался и ничего не объяснял. Думаю, причина в принципиальной позиции Петербургского ИКОМОС, в той критике состояния дел с охраной наследия, которая представлена и на нашем сайте, и в моих книгах.

В целом Совет на глазах теряет профессионализм и делается пристанищем для покладистых людей и разного рода администраторов, зачастую не имеющих понятия о том, как надо охранять памятники и равнодушных к ним.

Кстати, я в одной из своих статей приводил статистику стенограмм заседаний, посвященных Летнему саду, доказывая: решение о его реконструкции протащила Дементьева (экс-председатель КГИОП. – Прим. ред.) в обход мнения Совета. Ну а сегодня в его состав вводят главного идеолога той реконструкции, фактически обернувшейся уничтожением памятника…»

Владимир Улицкий тоже видит причину его исключения в собственной принципиальности: «Я для многих неудобен. Меня не раз пытались задвинуть, а порой и запугать – как в случае с Маринкой-2 или Конюшенным ведомством. Но знаете, вот что я на прощанье сказал вице-губернатору Оганесяну: опираться можно только на то, что сопротивляется, таков закон сопромата, а в вату можно лишь провалиться».

Выступая в этом зале два года назад, Георгий Полтавченко декларировал: «Работа в Совете по сохранению культурного наследия требует ответственности и профессионализма, а порой и гражданского мужества». Теперь, надо понимать, востребованы совсем иные качества.