Город пошел на сжигание

Город пошел на сжигание

22 декабря 2014 16:35 / Общество

Разговоры о переработке мусора в Петербурге закончились ничем

30 декабря пройдут общественные слушания по проекту строительства Завода по переработке твердых бытовых отходов в Левашове.

Полный запуск завода намечен на 2018 год. Несмотря на название, завод по факту будет мусоросжигающим: сжигать предполагается более 64% мусора, и лишь 23% перерабатывать.

Активисты Гринпис собирались 21 декабря установить информационную палатку на проспекте Просвещения, чтобы рассказать петербуржцам об опасности сжигания мусора и о предстоящих слушаниях, которые власти назначили на канун Нового года – явно в надежде, что никто на них не придет. Как написал замглавы администрации Виктор Полунин, установка информационной палатки "может создать необходимые условия для социальной напряженности". И предложил перенести инфопалатку на окраину поселка Левашово, к транспортному кольцу в конце улицы Добрая Горка.

Активисты шутят, что менее подходящим местом для информирования горожан о крупном и опасном для города проекте могут быть разве что болота Юнтоловского заказника.

Проект завода, представленный в администрации Выборгского района, не оставляет сомнений в том, что при сжигании в атмосферу города будут попадать отходы наивысшего класса опасности.

Помимо привычных оксидов азота и серы, в воздух полетят кадмий, ртуть, таллий, сурьма, свинец, мышьяк, никель и ванадий.
Согласно материалам ОВОС (оценки воздействия на окружающую среду), опасных веществ будет выбрасываться 1,3 тонны за год. Кроме того, от сжигания образуются зола и шлак, которые тоже надо будет где-то захоранивать.

Единственное место для этого – полигон Красный Бор, который, как известно, терпит бедствие уже несколько лет (котлованы химотходов переполнены, случаются пожары, а обещанный завод по переработке до сих пор не построен).

Конец эпохи просвещения

Кроме того, мусоросжигательный завод (МСЗ) ставит крест на идее переработки мусора во вторсырье. Получается, что напрасно вот уже три года волонтеры природоохранных организаций сортируют мусор на субботниках и ежемесячно в любую погоду стоят на 30 точках по всему городу, принимая у населения рассортированный мусор, чтобы затем отвезти их на перерабатывающие предприятия. Их цель – воспитать в людях ответственное отношение к потреблению. Активисты уверены, что, когда сортировать свой мусор начнут все петербуржцы, перерабатывающий бизнес за счет больших объемов станет выгодным. Но зачем сортировать мусор, если он тоннами будет сжигаться на заводе в Левашове?


По оценке Рашида Алимова, руководителя проектов токсической программы Гринпис, сжигание – это не только экологически вредный и идеологически неверный, но и весьма дорогой способ обращения с отходами: "В Москве, где в 90-е годы было построено несколько МСЗ, тариф на сжигание отходов на них в среднем в 2,5–3 раза выше, чем на другие способы утилизации".

По его мнению, если бы не городские субсидии, московские заводы давно бы закрылись.

Согласно проекту, из всего собранного мусора предполагается выборка 23% для переработки и более 64% пойдет на сжигание для выработки энергии (как для самого завода, так и для продажи на сторону). Эти цифры вызывают недоверие у эксперта Гринпис. Алимов уверен, что из спрессованного при перевозке грязного мусора лишь 5–15% годно к переработке. Даже австрийская компания Alba Interseroh, где внедрены новейшие технологии, выбирают не более 18%! "Получается, что наш завод будет опережать самые совершенные европейские технологии", – с сомнением говорит он.

Вызывают вопросы и показатели раздела ОВОС по вредным выбросам в атмосферу: "Я так нигде и не нашел в ОВОС, на каких расчетах основаны цифры по выбросам 1,3 т в год веществ первого класса опасности. Есть только конечные цифры, которые удивительным образом совпадают с европейскими нормативами. Есть подозрение, что их просто подогнали под эти нормативы, а на самом деле выбросы будут другими".

Все по расчету

Как прокомментировали "Новой" в компании AKTOR BRANCH RUS (застройщик завода – ООО "Левашово мусоропереработка проект", дочерняя структура этого греческого консорциума), суждение о "подгонке под европейские нормы" не совсем корректно: "Параметры выбросов, приведенные в материалах ОВОС, были получены на основании: 1) данных, полученных от производителя газоочистного оборудования и биоэлектростанции; 2) расчетов в соответствии с "Методическими указаниями по расчету выбросов загрязняющих веществ в атмосферу от мусоросжигательных и мусороперерабатывающих заводов".


Также компания возражает против применения термина "мусоросжигающий завод" к будущему предприятию: "Технология проекта не заключается в сжигании, а предусматривает удаление опасных веществ из потока поступающих отходов, извлечение вторично перерабатываемого сырья и термическую переработку биомассы. Проект предусматривает как раз максимальную переработку и стопроцентную сортировку твердых бытовых отходов. Практически половину площади завода будут занимать сортировочные установки".

Что касается официального введения раздельного сбора отходов, то город отказался от него, мотивируя "неготовностью населения". В начале этого года замглавы Комитета по природопользованию СПб Николай Борисов заявил, что горожанам "удобнее собрать мусор всех видов в одно ведро, завязать пакет и просто выбросить".

Совместный эксперимент общественных организаций и городских властей по раздельному сбору действовал в Петербурге с 2004 по 2008 год, когда город закупил и расставил 4000 разноцветных баков.
Однако, по мнению Гринпис, власти не сумели организовать общегородскую систему сбора и вывоза рассортированных отходов.

Баки для селективного сбора просто не обслуживались. При этом в тексте "Экологической политики Санкт-Петербурга на период до 2030 года" прямо сказано, что "для предотвращения и снижения негативного воздействия на окружающую среду… должны использоваться… создание и внедрение системы мотивации населения для реализации раздельного сбора бытовых отходов".

А вместо этого будет построен завод, который убьет всякую "мотивацию населения" на корню.