Путин как комендант осажденной крепости

Путин как комендант осажденной крепости

22 декабря 2014 13:40 / Политика

На пресс-конференции Владимира Путина оказалось произнесено много общих слов об экономике, не позволяющих понять реальных намерений российских властей, но был момент, когда президент четко сформулировал положение, принципиально важное для осмысления того, что нас ждет в перспективе.

Касалось это, правда, не экономики, а внешней политики.

Путин обвинил США в том, что они хотят захватить российские территории. Прямо он Вашингтон вроде бы не называл, однако сформулировал свою мысль так, что иного толкования представить невозможно. Президент сначала поразмышлял о том, как вырвут у нашего «мишки» зубы и когти, если он останется без ядерного оружия, а потом сделал однозначный вывод.

«Ведь мы же почти от официальных лиц слышали многократно, что несправедливо, что Сибирь с ее неизмеримыми богатствами вся принадлежит России. Как несправедливо? А отхапать у Мексики Техас – это справедливо? А то, что мы на своей собственной земле хозяйствуем, это несправедливо, нужно раздать».

Можно подумать, что в ходе ответа на вопрос Путин слегка погорячился, поскольку говорил без бумажки. Однако чуть раньше в своем послании Федеральному собранию, сделанном по бумажке и тщательно продуманном заранее, президент России сравнил тех, кто действует «из-за бугра», стремясь нас расчленить по югославскому сценарию (кого же еще он имел в виду, кроме США?), с Гитлером, «который со своими человеконенавистническими идеями собирался уничтожить Россию и отбросить нас за Урал».

Нам предлагается принципиально новый тезис: угроза прямой агрессии со стороны НАТО. Раньше в речах Путина и Лаврова шла речь лишь о косвенных угрозах, о том, что НАТО продвинулось на Восток без санкции Кремля, а теперь фактически говорится о возможности непосредственного начала Третьей мировой войны в тот момент, когда Вашингтон почувствует нашу слабость.

Почему нагнетать ужасы Путин стал именно сегодня? Естественно, не потому, что американские официальные лица ему прямо угрожали. Не случайно он не приводил цитат, и не случайно он обходился без прямого упоминания США, предпочитая расплывчатое выражение «из-за бугра», а также намек на тех, кто отхапал Техас у Мексики.

Подтвердить прямые угрозы со стороны Вашингтона вряд ли возможно. Такие угрозы России существуют лишь со стороны Китая, и Эдуард Шеварднадзе в книге «Когда рухнул железный занавес» (М., 2009) прямо цитирует сказанные ему в 1989 году слова Дэн Сяопина: «Мы ведем спор о больших областях, о территориях, исторически принадлежащих Китаю. Наступит время, когда Китай, возможно, вернет их себе» (стр. 115).

Если бы Путина действительно беспокоила безопасность России, он скорее предпринимал бы меры по защите юго-восточных территорий страны, вместо того чтобы создавать впечатление, будто присоединение Крыма как-то укрепляет нашу безопасность в отношении американских угроз.

Дело, конечно, в другом. Российская пропаганда в уходящем году начала энергично и целенаправленно формировать у населения ощущение осажденного лагеря. На это брошены все мощные ресурсы нашего федерального телевидения. Если обыватель будет постоянно испытывать страх перед внешней угрозой, он, во-первых, готов будет смириться с происходящим сейчас снижением жизненного уровня, а во-вторых, будет бесконечно голосовать за Путина как национального лидера, способного противостоять агрессии.

Не случайно то, что подобный поворот во внешней политике происходит именно сейчас. Путин отчаялся наладить положение дел в экономике. Его представления о выходе из кризиса весьма схематичны. Он реже консультируется с крупными экономистами и вообще не заказывает новых экономических программ, хотя ясно стало, что былые наработки в условиях катастрофического падения рубля, западных санкций и дешевой нефти уже не актуальны.

Путин не сможет выправить положение дел. Но продолжать править Россией после 2018 года он, естественно, собирается. Как можно получить голоса избирателей, которым тяжело живется? Только одним способом: сформировав в их сознании ощущение, будто без Путина станет еще хуже, поскольку нас завоюют, расчленят или отгонят куда-нибудь за Урал.

Испуганными людьми можно управлять даже в условиях хозяйственного развала, тогда как свободные и сознающие свое достоинство люди непременно станут искать политических альтернатив. А поскольку свободных людей у нас явное меньшинство, то стратегическая линия на запугивание обывателя может привести Кремль к очередному политическому успеху.

До недавнего саммита G20 Путин еще столь прямо на Америку не наезжал, поскольку надеялся на компромиссы. Увы, они оказались невозможны, и теперь (в двух декабрьских выступлениях) президент России окончательно расставил все точки над «и». С данного момента его единственный шанс – превратиться из президента европейской страны в коменданта осажденной крепости.
 

1 комментарий:

После объявления экономической блокады вполне естественно ожидать и активных действий по отъёму территорий. И Россие сейчас действительно оказалась в недружественном окружении: Запад, Китай, исламский мир и объекты помельче.

Пётр.

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.