Как капитан стал бомжом

Как капитан стал бомжом

16 февраля 2015 12:45 / Общество

Достаточно выкинуть из личного дела одну бумажку – и можно забыть про офицера, беспорочно прослужившего двадцать лет

На сайте Министерства обороны России есть раздел, озаглавленный «Отзывы граждан о работе органов жилищного обеспечения», где десятки военнослужащих выражают благодарность за решение своих жилищных проблем. Ни одного отрицательного отзыва там нет. Вряд ли здесь появится история капитана Андрея Ивановского, который, посвятив армии всю свою жизнь, не только не получил положенную по закону квартиру, но был выкинут на улицу и официально является лицом без определенного места жительства.

В 1995 году Андрей Ивановский окончил Военно-транспортный университет и 14 лет служил в войсках военного сообщения, которые организуют железнодорожные перевозки для нужд армии. Численность личного состава этого рода войск постепенно сокращалась, и в 2009 году, когда Ивановский служил в Кандалакше, его часть расформировали.

Больше нигде капитаны, специализирующиеся на военном сообщении, государству не понадобились, и Ивановский должен был быть уволен за штат, как и остальные четыре офицера его подразделения.

Общая выслуга Ивановского вместе со срочной службой и временем обучения составила двадцать один год, и ему полагалась от государства квартира, в местности по его выбору (для получения этого права достаточно отслужить десять лет).

Ивановский написал рапорт, что хочет жить в Петербурге, где родился и вырос. Вернее… это сам Ивановский утверждает, что написал этот рапорт, но официальная версия выглядит несколько иначе. Вот цитата из решения суда: «Как было установлено в ходе разбирательства дела, Ивановский ни к командованию, ни в жилищную комиссию воинской части, ни в структурное подразделение уполномоченного органа МО РФ с заявлением о признании его нуждающимся в получении жилого помещения не обращался, хотя о необходимости такого обращения для решения его жилищного вопроса ему было известно».

По-плохому

По версии капитана, события развивались следующим образом. Обеспечить его жильем в Питере сразу командование было неспособно. Поэтому его не имели права уволить со службы – и, так как его часть была расформирована, приписали к первой попавшейся в Кандалакше.

В течение двух лет Ивановский получал зарплату и числился в части 71216, ожидая получения питерской квартиры.

Общая выслуга Андрея Ивановского вместе со срочной службой и временем обучения составила двадцать один год

«В течение всего этого времени командир части Иосипенко Александр Владимирович настойчиво уговаривал меня не дожидаться квартиры, а взять сертификат на обеспечение жильем, – рассказывает Андрей Ивановский. – Сертификат можно использовать только для приобретения жилья, его принимают многие компании, но сумма крайне скромная – 900 тыс. руб. В Петербурге, где я хочу жить, ничего пристойного на это не купишь, только комнату в коммуналке. Поэтому я отказывался и продолжал ждать, когда же мне предоставят положенную квартиру».

Осенью 2011 года Ивановский уехал в отпуск, в гости к друзьям в Москву, а когда вернулся через месяц, то узнал, что его уволили.

Уволить его без предоставления жилья по закону невозможно – поэтому Ивановский и кантовался в Кандалакше два года, хотя и в части был никому толком не нужен, и не имел права устроиться на нормальную работу. Однако в приказе командующего Западным военным округом Бахина про него значилось: «Установленным порядком не признан бесквартирным (нуждающимся в улучшении жилищных условий)».

Увидев этот приказ, Андрей Александрович не знал, что и думать. Что это за формулировка такая дикая: «Не признан бесквартирным»? Нигде, ни в каких нормативных актах он не видел, чтобы такая предполагалась. Бывает «нуждающийся в жилье» или «не нуждающийся», и себя он безусловно относил к первым.

Но еще оставалась надежда, что все это ошибка. Ивановский подал в суд, требуя признать приказ о своем увольнении незаконным и отменить его.

Без бумажки

Суд прошел в феврале 2012 года в гарнизонном военном суде Мурманска. Представитель военной части, к которой он был прикомандирован, заявил, что никакого рапорта на получение жилья Ивановский не писал никогда. То же самое подтвердили в Квартирно-эксплуатационной части: «Не состоит на компьютерном учете».

Как следует из решения суда, «капитан Ивановский был снят с учета военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений, с 2004 года – в связи с получением жилого помещения по адресу: г. Кандалакша».

В 2004 году его перевели в Кандалакшу и дали служебную квартиру. Никакого отношения к «обеспеченности жильем» она не имела (после увольнения Ивановского из этой квартиры, само собой, по суду выселили, ссылаясь на ту самую выписку из приказа командующего, где написано «не признан бесквартирным», и он оказался на улице). Но суд не смутили такие мелочи.

Не удивил судью Малахова и тот факт, что Ивановского, который якобы не нуждался в жилье и никогда не требовал его ничем обеспечить, не уволили сразу после расформирования части в 2009-м. Зачем его тогда прикомандировали к в/ч 71216 и два года там мариновали, продлевая службу за штатом каждые полгода, если он ничего не просил и ему никто не был ничего должен?

Не возникло вопросов и о том, почему человек, у которого в общем-то за душой ничего не нет, имея полное право на получение квартиры, не потрудился потратить десять минут и написать рапорт о его получении?

Написать новый рапорт Андрей Александрович уже не мог: ведь на тот момент он был уже официально уволен!

Ивановский ходатайствовал об истребовании в суд своего личного дела – ведь именно там должен храниться оригинал рапорта! «В ответ судья не просто отказал мне в ходатайстве, но и предупредил о возможном удалении из зала суда «в связи с злоупотреблением своими правами», – вспоминает Андрей Александрович.

Итак, истребовать никто ничего не стал. Удалось выяснить только то, что личное дело после увольнения Ивановского было направлено «по избранному месту жительства», в отдел военного комиссариата Ленинградской области по городу Санкт-Петербургу.

Начнем с того, что как «избранное место жительства» Петербург значился именно в рапорте Ивановского об обеспечении жильем. Как он мог «избрать» этот город, если никакого рапорта не писал? Очередное противоречие, не способное зародить зерно сомнения в военной голове.

Далее, такого заведения, как «ВК Ленобласти по Петербургу» не существует. Есть военкоматы Петербурга и Ленинградской области. В итоге личное дело Ивановского потерялось и было найдено лишь в конце 2013 года, почему-то в Мурманске, и почти пустое. Там не было не только злополучного рапорта, но и вообще почти никаких документов.

Пробить головой стену

Одну за другой Ивановский проиграл апелляцию и кассацию. Начал жаловаться в военные прокуратуры с требованием расследовать вопиющий случай хищения документов. Само собой, с известным результатом.

В какой-то момент ему вроде бы улыбнулась удача – в 2013-м неожиданно удалось оформить военную пенсию. Но уже через четыре месяца ему в ней снова отказали. Сейчас капитан продолжает жить в Кандалакше, перебиваясь по знакомым и съемным квартирам.

С пустым личным делом Андрей Александрович не мог даже встать на воинский учет в военкомате. Комиссар просто отказывался его оформлять, ведь в деле не было необходимых для этого документов. Ивановскому пришлось и по этому поводу обращаться в прокуратуру – ведь иначе его могли бы обвинить в том, что он уклоняется от воинского учета.

Единственный шанс для Ивановского как-то восстановить свои права – добиться возбуждения уголовного дела. Только тогда можно будет доказать, что рапорт об обеспечении жильем существовал. Но до сих пор Следственный комитет и прокуратура продолжают отвечать Ивановскому отписками.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close