Черная магия и ее разоблачение

Черная магия и ее разоблачение

5 марта 2015 13:26 / Общество

В Шуваловском парке произошло удивительное превращение. Памятник деревянной архитектуры XIX века – Дача Цолликофера волшебным образом превратилась в роскошный каменный особняк, а прилегающий участок парка с берегом пруда – из территории общего пользования в частную собственность.

Причем по официальным документам трехэтажный кирпичный дом за высоким забором по-прежнему является старой деревянной дачей, построенной, правда… уже в 1938 году.

В результате проведенного местным активистом расследования оказалось, что волшебниками, сотворившими эту чудо, являются люди из близкого окружения Дмитрия Медведева.

И ладно бы, если б в результате реконструкции 1938 года вместо деревянного дома возник каменный. Мало ли что бывало в 30-е годы! Но дело в том, что в деревянном (sic) доме Цолликофера вплоть до 1998 г. жили люди, а сам памятник архитектуры относился к т. н. государственному дачному фонду. Получается, это был фантом? Или фантомом является как раз нынешний каменный особняк и его владельцы?

Такие вопросы возникли в голове у бывшего дачника (1980–98) дома Цолликофера Артема Рассохина, который недавно решил прогуляться по детским местам. "Прежняя дача Цолликофера была многоквартирным домом. Никакого забора не было. Рядом была липовая аллея, и отдыхающие гуляли в метре от наших окон, – говорит Артем. – Теперь огороженным оказался огромный участок Шуваловского парка, причем с захватом береговых полос двух прудов". Артем точно знал, как выглядела старая дача Цолликофера, и для него было совершенно очевидно, что трехэтажный частный дом – это новодел. Но ведь дача была памятником архитектуры! Как ее могли снести?! И как вообще все это возможно – частная дача в Шуваловском парке?

Артем принялся наводить справки. Выяснилось, что дача по адресу Парголово, ул. Шишкина, 217, в 2005 г. была приказом КГИОП вычеркнута из списка выявленных объектов культурного наследия ("по результатам проведения экспертизы объектов в 2004 г.").

А в мае 2006 г. прилегающий участок площадью 0,45 га был зарегистрирован как частная собственность некоей гражданки Егоровой Елены Юрьевны. При этом правоустанавливающие документы новой собственницы вовсе не скрывают, что ее частная дача находится полностью в границах особо охраняемого Шуваловского парка. Для справки: "Парк Шуваловский с двенадцатью прудами и гидросооружениями, 2-я пол. XVIII – 1-я треть XIX вв." входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального значения, находящихся в г. Санкт-Петербурге (утв. Постановлением Правительства РФ № 527 от 10.07.2001). Кроме того, это еще и участок зеленых насаждений общего пользования (ЗНОП). Ну и до кучи: в свидетельстве о регистрации, кадастровом паспорте и градостроительном плане участка показано, что примерно треть его занимает "береговая полоса, предназначенная для общего пользования". Короче, территория имеет тройной, если не более охранный статус.

Но это ей не помогло. В ЕГРП для данного участка одновременно зарегистрировано обременение "Зона А Шуваловского парка", и тут же – вид разрешенного использования "для размещения индивидуального жилого дома".

Хозяева народного достояния

Кто же такая эта Егорова Елена Юрьевна и почему ради нее сделаны исключения в федеральном законодательстве? Как мы выяснили из отчета СПАРК, Егорова Елена Юрьевна совместно с неким Леоновым Никитой Борисовичем являются совладельцами Благотворительного экологического фонда "Шуваловский парк". Юридический адрес этого фонда – пос. Парголово, ул. Шишкина, д. 215. Это соседний с дачей Цолликофера участок, он также входит в границы Шуваловского парка и точно так же был приватизирован под ИЖС.

Дальше – еще интереснее. Этот же самый Никита Борисович Леонов (ИНН совпадает) значится в числе учредителей известной лесоперерабатывающей компании "Илим Тимбер Индастри" братьев Бориса и Михаила Зингаревичей, которых СМИ считают людьми самого близкого круга семьи премьер-министра РФ Дмитрия Медведева. Медведев вместе с Зингаревичами в начале 90-х выступил (через промежуточную компанию ЗАО "Финцелл") учредителем ЗАО "Илим Палп Интерпрайз". Впоследствии активы компании были выделены в ООО "Илим Тимбер Индастри", учредителем которой с российской стороны является Никита Леонов, а со швейцарской – Зингаревичи и проч. Леонов вместе с братьями Зингаревичами присутствовал на благотворительном концерте "Звезды в Кремле" в декабре 2010 года, организованном Фондом социально-культурных инициатив Светланы Медведевой. Это показывает, что Никита Борисович – не зиц-председатель, а вполне свой человек в этом кругу.

И рядом с домовладелицей Егоровой Никита Леонов тоже оказался не случайно. По информации, полученной уже не совсем официальным путем, эта пара прописана в одной и той же трехкомнатной квартире в доме по адресу Морская набережная, 15. С учетом возраста обоих (Леонов – 1963 г. р., Егорова – 1966 г. р.) и того факта, что оба они одновременно, хотя и на разных курсах, обучались на химфаке ЛГУ (ныне – СПбГУ), логично предположить, что Никита Борисович и Елена Юрьевна являются супругами. А значит, мы имеем классический случай регистрации элитной недвижимости на жену.

Дом-фантом

Самое удивительное, что, согласно данным Росреестра, особняк Елены Егоровой, который так горделиво высится из-за забора, оказывается, по-прежнему является дачей Цолликофера 1938 года постройки! Причем его каменные стены в кадастровом паспорте обозначаются как "рубленые"! Это именно в нем, стало быть, с 1980 по 1998 г. жили несколько семей госдачников, в том числе и семья Артема Рассохина… Честно говоря, нас несколько удивило, почему воришки столь высокого уровня так неумело заметают следы.

По неясной причине дом гражданка Егорова зарегистрировала в собственность намного позже, чем участок: лишь в 2010 году, то есть спустя четыре года. Интересно, почему она ждала так долго. А может, именно в течение этих четырех лет за каменным забором и происходило таинственное превращение деревянной дачи Цолликофера XIXвека в каменную дачу Цолликофера 1938 года постройки?

Я не волшебник, я только учусь

Похоже, именно так. Причем ход этого таинственного превращения отследить оказалось нетрудно – с помощью космоснимков разных лет. От спутника-то теперь даже за забором не скроешься. На архивном спутниковом снимке 2002 г. хорошо видна крыша старого здания дачи Цолликофера. А на снимке от мая 2006 г. на участке уже ничего нет –ни деревянного здания, ни каменного. Есть лишь остатки фундамента. Кроме того, высокие деревья, находившиеся между старым домом и прудом, также исчезли (вырублены). Через месяц (снимок от июня 2006 г.) на участке исчез также и фундамент. Зато на снимке от августа 2007 г. здание вновь появляется, только совсем другое – сложной конфигурации, увеличенных по сравнению с прежним размеров, и расположено оно ближе к берегу пруда.

Метаморфозы: 2002 год – деревянная дача Цолликофера, май 2006 года - деревянная дача снесена, остался один фундамент, 2007 год – построено новое каменное здание

Вовсю красуется та самая зеленая крыша, которую сегодня можно видеть из-за забора по ул. Шишкина, 217. Вывод очевиден: вскоре после (а может, даже до) вычеркивания из списка объектов КГИОП старую дачу просто снесли. И на ее месте построили новый дом, оформив его как старый, от 1938 года. Хоть бы год постройки дачи Целлокофера в архиве посмотрели, умники! А в 2010 г. КГА выполнил по заказу Егоровой градплан участка, где задним числом согласовал ей "реконструкцию существующего жилого дома", который уже четыре года как был снесен. При этом в результате реконструкции (согласно свежему кадастровому паспорту дома) почему-то опять возник "рубленый" дом 1938 года. Похоже, нашим мошенникам еще учиться и учиться!

Технология волшебства

Итак, остается нерешенным главный вопрос: кто конкретно отдал в частную собственность участок Шуваловского парка? Вы таки будете смеяться, но сделал это не начальник, а стрелочник. Как сообщили "Новой" в Комитете по земельным ресурсам и землеустройству СПб, приватизация дома по ул. Шишкина, 217, состоялась еще в 2002 г. по решению… Выборгского районного суда.

Аккурат через год после включения Шуваловского парка в федеральный перечень объектов культурного наследия. Как следует из ответа КЗРиЗ, некие граждане, жившие в даче Цолликофера, сначала приватизировали в общедолевую собственность дом и прилегающий участок в 12 соток. Оформленная по решению суда "общедолевая собственность" уже спустя месяц была перепродана, что красноречиво говорит о подставном характере первых собственников. Возникший в результате этой сделки новый собственник (уже один-одинешенек) пошел в администрацию Выборгского района и попросил предоставить ему в собственность "по фактическому использованию" огромный участок вокруг – 45 соток. Как могла Выборгская районная администрация отказать хорошему человеку?

И вот в феврале 2002 года своим Распоряжением № 88 районная администрация подарила собственнику липовую аллею, берега обоих прудов и много чего еще. Примерно через год был приватизирован соседний участок парка по адресу ул. Шишкина, 215. Как сказано выше, он тоже имеет отношение к чете Егорова – Леонов. Более того: оба участка своими границами обнимают (без прохода между ними) соразмерный им по площади участок общего пользования. Как это было размежевано и зарегистрировано – вопрос риторический. Главное, что и эта государственная лужайка оказалась фактически в приватном пользовании супружеской четы.

Верховный суд – для КУГИ не указ

Даже если на минуту представить себе, что Шуваловский парк в принципе можно распродавать/раздаривать, то конкретно Выборгская администрация точно не имела права этого делать. В Определении Верховного суда от 21.07.2010 (скан имеется в редакции) территория Шуваловского парка признается не относящейся ни к собственности Санкт-Петербурга, ни к "государственной собственности до разграничения государственной собственности на землю", но, напротив, является именно федеральной собственностью. То есть не только район, но даже город не мог самолично распоряжаться участками парка. Однако КУГИ, куда "Новая" обратилась с запросом, опроверг мнение Верховного суда.

"Решения о предоставлении земельных участков, находящихся в государственной собственности Санкт-Петербурга, а также земельных участков, находящихся в государственной собственности до разграничения государственной собственности на землю, для индивидуального жилищного строительства принимаются администрациями районов Санкт-Петербурга" – ответили в комитете. То есть в КУГИ не имеют ничего против отжатия федеральной собственности через руки района.

Предсказуемый сюжет

Артем Рассохин, как ни наивно это звучит, решил побороться против захвата Шуваловского парка в суде. Собрав все основания, он потребовал от Выборгского районного суда признать права собственности Егоровой на дом и участок недействительными. Кроме того, он за свой счет заказал экспертизу, которая показала, что дом на участке Егоровой построен отнюдь не в 1938 году, а в 2006–2007 годах. Соответственно, это не историческая постройка, а несогласованный новодел-самострой, и потому подлежит сносу.

Рассохин принес в суд заключение экспертизы, нормативные акты о статусе парка-памятника, градостроительные, кадастровые, правоустанавливающие документы – целую кипу. Суд даже не заглянул в них. Определение от 22.04.2014 было предсказуемым: "Истцом фактически заявлены требования в интересах неопределенного круга лиц, а оспариваемые акты не затрагивают права, свободы и законные интересы заявителя". Вспомним, что именно этот суд в 2002 г. разрешил приватизировать дачу Цолликофера.

Было понятно, что заставить суд рассмотреть этот крайне неудобный иск не смогла бы даже речь легендарного Плевако, однако Артем уже взял разгон и не хотел так просто останавливаться. Он подал жалобу в Городской суд. В нем, ссылаясь на закон 73-ФЗ "О культурных ценностях" и Конституцию, он еще раз попытался доказать, что "каждому человеку, в том числе и лично мне, принадлежит субъективное право на доступ к объекту исторического и культурного наследия федерального значения – Шуваловскому парку, на приобщение к его ансамблю и на его сохранность".

Опять отказ

"Истец не имеет права на подачу заявленных исковых требований, поскольку оспариваемыми действиями Егоровой Е. Ю. не затрагиваются его права" и т. д. Кассация – и снова отказ, в тех же формулировках. Наконец, получив в октябре прошлого года отказ в принятии иска уже в Верховном суде РФ, он написал жалобу Европейский суд по правам человека. "Я хочу пройти эту систему до конца, – говорит он. – Хочу создать хоть один прецедент, когда суд признает, что при захвате общественных территорий и ценностей нарушаются субъектные права гражданина. И если это случится, я надеюсь, суды по всей России обязаны будут с этим считаться".

Нам тоже кажется, что Рассохин и мы с вами имеем право на то, чтобы собранные им доказательства были хотя бы рассмотрены судом. Даже если в итоге суд не сможет пойти против влиятельных покровителей Егоровой и оставит ее особняк неприкосновенным. Но пусть он хотя бы поработает!

Пусть придумает, как признать несущественными очевидные факты и документы. Потому что для дешевой шарманки типа "ваши личные права не затронуты", применяемой по всей стране для организованного отфутболивания исков против захвата лесов, берегов, парков и т. д. – не нужно юридического образования и судейской квалификации.