Лермонтов в разделе "Стройматериалы"
Фото: На месте преступления

Лермонтов в разделе "Стройматериалы"

31 марта 2015 11:58 / Культура / Теги: абсурд, градозащитники, памятники

Исторические чугунные балясины из дома поэта уходят по 5 тысяч за штуку. Объявление о продаже разместили в разделе "Стройматериалы".

Какая-то есть чудовищная закономерность в том, что один будний день принес эти две новости.

Первая: в Красноярске прошел конкурс кондитеров по приготовлению и оформлению тортов. Темой конкурса стало 70-летие Победы. Кондитеры, в частности, представили торты в форме памятнику "Родина-мать", обгоревших солдатских писем, Красной площади и парада военной техники. Победителем конкурса стала кондитер Надежда Сабурова, которая изготовила трехъярусный торт, оформленный с применением реальных фотографий времен войны – они вместе с "поминальным" стаканом прикреплены рядом. На уровнях торта размещен самолет и похоронка, ниже отец, выносящий сына из разрушенной деревни, а снизу вечный огонь с двумя гвоздиками.

Вторая: на портале Avito в разделе "Стройматериалы" появилось частное объявление о продаже чугунных балясин XIX века из дома 61 по Садовой улице, который раньше принадлежал князю Шаховскому и где в 1836–1837 гг. жил М. Ю. Лермонтов.

Справили юбилей поэта, а теперь его дом можно и употребить по кусочкам.

По три – но вчера, по пять – сегодня

Позвонив по указанному в объявлении телефону под видом потенциального покупателя, корреспондент "Новой" поинтересовался:

– А как вы докажете, что балясины именно из дома Лермонтова?
– Мы сверились с фотографиями из этого дома, все совпадает, – заверил отрекомендовавшийся Павлом продавец.
– Хотелось бы, знаете ли, убедиться в чистоте такой сделки. Может, оно краденое – дом-то памятник, а балясины могли составлять предмет его охраны.
– Ну что вы, мы их купили у людей, из подрядной, наверное, какой-то организации, которые сейчас весь металл там демонтируют: от батарей и труб до таких вот вещей. Они этого добра целый кузов везли сдавать как лом. Балясины тоже можно было демонтировать, они все негодные, с дефектами, сколами, их будут на новые заменять.
– Так что ж это вы – ломаные балясины предлагаете по три тысячи рублей за штуку?
– Нет, эти все хорошие, там всего было около сотни, а мы отобрали 48 целых.
– Вы, простите, какую-то компанию представляете?
– Частное лицо.
– А документы какие-то, чеки, может быть, есть на эту покупку?
– Нет, заплатили наличными и все.
– Скидку не сделаете, если все оптом взять?
– Да у нас уже покупатель есть из другого города, он готов по пять тысяч заплатить, в понедельник приедет все забирать.
– Так объявление не актуально, значит?
– Ну почему же. Если вы предложите больше, мы вам продадим…

В поисках правообладателя

К вечеру того же дня, когда сообщения об этом интересном предложении разлетелись по СМИ, объявление с портала исчезло. В КГИОП об очередных неприятностях с объектом культурного наследия традиционно узнали последними – от журналистов. Сначала пообещали разобраться, через несколько часов уведомили о принятом "комплексе мер".

Комплекс этот, согласно данным пресс-службой ведомства разъяснениям, "включает в себя установку правообладателя дома (дом находится в процессе передачи в государственную собственность), выезд с составлением соответствующего акта о пропаже имущества и дальнейшие действия".

Строго говоря, процесс изъятия стартовал еще 25 апреля 2013 г., когда было выпущено постановление за подписью Георгия Полтавченко "Об изъятии для государственных нужд Санкт-Петербурга земельного участка и жилых помещений в многоквартирном доме по адресу Садовая ул., 61, литера А".

Здание, имеющее статус памятника, многие годы охранялось вовсе не государством, а рядовыми градозащитниками во главе с Дарьей Васильевой. Именно они на протяжении нескольких лет следили, чтобы в расселенное и брошенное здание не проникали чужаки и потенциальные поджигатели, вели переписку с безответственными чиновниками из ответственных за судьбу дома ведомств и третьего числа каждого месяца проводили возле его стен поэтические чтения, вновь и вновь водружая самодельную мемориальную доску (официальную, установленную в 1962 году, сняли в 2006-м и передали на хранение в Музей городской скульптуры).

В 2009-м здание передали на инвестиционных условиях ООО "Петроинвест". А уже на следующий год межведомственная комиссия Адмиралтейского района признала его аварийным и подлежащим реконструкции. КГИОП тогда же согласовал концепцию "приспособления под современное использование". Но поскольку "Петроинвест" не выполнил условий инвестдоговора в части ремонта и реставрации памятника, районная администрация и КУГИ выступили с предложением о продаже объекта на торгах либо изъятии для госнужд Петербурга. Руководство города выбрало второй вариант.

Правда, это постановление об изъятии "Петроинвест" пытался оспорить (у него в собственности оставалась одна из квартир), досудились до Верховного суда – который в ноябре 2014 г. вынес решение в пользу Смольного.

Примечательно, что при этом еще двумя годами раньше власти города фактически дали добро на предоставление дома в распоряжение маэстро Гергиева: протокол совещания по вопросу возможности его передачи ФГБУК "Государственный академический Мариинский театр" датирован 23 октября 2012 г. Предприимчивый маэстро убедил власти в необходимости приспособления бывшего владения Шаховского под ведомственную гостиницу – "для размещения приглашенных исполнителей, постановщиков, гостей театра из других городов". Во исполнение поручения, данного Георгием Полтавченко по итогам указанного совещания, был подготовлен проект соглашения о намерениях между губернатором Санкт-Петербурга и художественным руководителем Мариинки – о чем районная администрация уведомила градозащитников официальным письмом.

Возможно, эти вводные помогут КГИОП не слишком долго искать правообладателя.

Ненужные "потроха" и потрошители

А пока охранное ведомство продолжает сочинять "комплекс мер", на объект выехали градозащитники. Как сообщил Дмитрий Негодин, на памятнике вовсю идут работы – неизвестные снимают решетки и водосточные трубы. Предшествующей ночью, по словам опрошенных активистами очевидцев, из здания вывозились перила и балясины. Дмитрий обратился во 2-й отдел полиции, где написал заявление о факте хищения и продажи деталей объекта культурного наследия, а также отправил заявление в прокуратуру Адмиралтейского района. По словам активиста, следственные действия развернулись достаточно оперативно – личность продавца уже установлена, предлагавшиеся к продаже детали интерьера дома-памятника обнаружены складированными в его квартире. Негодин также рассказал "Новой", что приехавшие на место полицейские выявили свежие спилы на месте чугунных элементов лестничных ограждений по верхним этажам, на нижних балясины еще пока есть.

Градозащитник поделился и некоторыми собственными наблюдениями: "На объекте я застал людей, которые, совершенно ничего не опасаясь, тут орудовали и даже не прятались от моей фотокамеры. Они говорили, что действуют по распоряжению жилконторы – и, похоже, были уверены в том, что им нечего опасаться. Одеты они были обычно, никакой униформы или спецовок". Как говорит Дмитрий, к месту событий подоспел и начальник охраны Мариинского театра. В ситуацию тот не вмешивался, потому что, с его слов, это здание еще не передано театру – приехал "узнать, что происходит".

Примечательно, что в разговоре с нашими коллегами из другого издания продавец балясин утверждал, будто владелец "дома Лермонтова" – это частное лицо, которое и намеревается строить отель, и "он сказал, что "потроха" ему не нужны, слишком старые – требуют замены".

Аналогичную версию представляют и записавшие объяснения продавца радийщики: "Да нет, это всё согласовано с ЖКХ. То есть у дома появился новый хозяин, он решил перепланировку сделать полностью – выломать и по-своему всё переделать. А это нам отдал. Нам привез мужчина, который составлял договор с ЖКХ, он подрядился там, ему отдают всё, что из металла. Он работает на ЖКХ, это все согласовано с ними".

Если учесть, что договор о намерениях готовился к подписанию с вполне конкретным лицом – господином Гергиевым, а зачистки приготовляемых к "приспособлению" зданий нередко упреждают получение требуемого пакета разрешительной документации, версия о данной дирижерской палочкой отмашке не представляется столь уж неправдоподобной.

Вспомнилось из Булгакова:


"А тут еще кот выскочил к рампе и вдруг рявкнул на весь театр человеческим голосом:
– Сеанс окончен! Маэстро! Урежьте марш!!
Ополоумевший дирижер, не отдавая себе отчета в том, что делает, взмахнул палочкой и…"

Как именно и по чьему распоряжению "урезали" лестничные марши в доме Лермонтова, "Новая" надеется узнать по итогам разоблачения этого сеанса черной магии – или по результатам заявленной КГИОПом проверки.

Фото

  • Фоторепортаж: «Лермонтов в разделе "Стройматериалы"»
  • Фоторепортаж: «Лермонтов в разделе "Стройматериалы"»
  • Фоторепортаж: «Лермонтов в разделе "Стройматериалы"»
  • Фоторепортаж: «Лермонтов в разделе "Стройматериалы"»
  • Фоторепортаж: «Лермонтов в разделе "Стройматериалы"»
  • Фоторепортаж: «Лермонтов в разделе "Стройматериалы"»
  • Фоторепортаж: «Лермонтов в разделе "Стройматериалы"»

Фотографии Дмитрия Негодина

UPD: 31 марта специалисты КГИОП по итогам осмотра составили акт, зафиксировав утрату металлических фигурных элементов (стоек) лестничного ограждения с растительным орнаментом на центральной лестнице дома 61 по Садовой улице (памятника регионального значения). Эти элементы отнесены к предмету охраны объекта, который был утвержден распоряжением КГИОП от 21.03.2014, сообщается на официальном сайте ведомства.

Комитет информирует, что направил в Управление МВД России по Адмиралтейскому району Петербурга и в Городскую прокуратуру заявление о преступлении, состав которого предусмотрен ч. 1 ст. 243 УК РФ, статьей 243.1 УК РФ («Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры» и «Нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия»).

Кроме того, КГИОП напоминает, что «неоднократно обращался в администрацию Адмиралтейского района и КУГИ по вопросу определения пользователя указанного объекта», но точной информацией о том, кто таковым является, комитет так и не владеет.

То же самое КГИОП писал и год назад – отвечая на обращения градозащитников официальным письмом от 24 февраля 2014 г.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close