Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Велосипед почтальона Печкина

Велосипед почтальона Печкина

2 апреля 2015 09:02 / Общество

Как пасленовые по России летали.

Анекдотов про Почту России народ придумал немерено. Есть среди них и такой: «Доставка в Почте России работала еще более-менее. Но тут у почтальона Печкина сперли велосипед, и началось...»

Главный мой адресат – мама, которая живет в древнем городе Владимире. Для нее я задумала посылочку к 8 Марта. И еще в конце января по телефону проболталась: «Достала элитные семена всяких разных овощных культур, будет тебе подарок к празднику». Мама тут же забеспокоилась: «К марту поздно. Перчики надо в феврале на рассаду сеять, и с ранними томатами поспешить. Ты мне семена пораньше вышли. К марту всходы появятся».

К семенам я добавила кой-каких вкусностей. Притащила все это на почту. Оператор связи – дама не юная, но и не пенсионная, кинув взор на мой узелок: «Зачем посылкой? Можно бандеролькой. Без заполнения бланков обойдемся».

В общем, запихали мы все это в коробку, адрес на ней написали, заштамповали... Я заплатила деньги, почта мне выдала квитанцию.

Теперь – только хронология.

Отправка свершилась 6 февраля сего года.

Через четыре дня решила отследить бандероль по интернету. За номером заглянула в квитанцию, отстучала его на компьютере и… потеряла дар речи. Мой «привет маме» улетел не во Владимир, а в Красноярск. Не на 900 км, а на все 5000. Дело в том, что почтальон вместо индекса 600014, отшлепала на клавиатуре 660014.

Когда-то на почтовых квитанциях адрес получателя печатался полностью. Теперь – только индекс и название населенного пункта. Если ваше отправление не сопровождается отдельным бланком, то вероятность его отправки на другой край света возрастает многократно. Отдельным бланком сопровождаются посылки. В этом случае на любом этапе почтовые работники могут сверить адреса, указанные на самой посылке и на бланке. А вот адрес, указанный на бандероли, сверять не с чем.

Поняв, что семена улетели не туда, я 13 февраля подала заявление начальнику отделения связи. Формально – на розыск бандероли. Хотя чего там разыскивать, если любая подвижка как на ладони. Смотри только в экран монитора.

16 февраля моя бандероль прибыла в столицу Восточной Сибири город Красноярск.

19 февраля – о радость! – подарок для мамы отметился в центре сортировки на Московской посылочной базе Почты России. Это значит, что мое заявление сработало!

20 февраля бандероль покинула московскую базу.

От Москвы до Владимира всего 170 километров пути. Через пару дней бандеролька должна прибыть к месту назначения. Но...

27 февраля она прибыла в... Красноярск.

4 марта – в Москву

11 марта – в Красноярск

15 марта – в Москву...

Каждый раз, когда я заходила на сайт Почты России, у меня кружилась голова – ведь еще немного – и мои семена пролетят расстояние, равное длине экватора. Нет, я не снимаю с себя вины за то, что сразу не проверила данные в квитанции. Но меня безгранично удивляет упертость, с которой московская перевалочная база Почты России гоняет мою маленькую бандероль по маршруту Москва – Красноярск – Москва – Красноярск – Москва...

Мама посмеивается: «Не семенами, так рассадой придет. А если к осени, то, глядишь, урожаем».

Ага, как в анекдоте: «Внук решил отправить деду в деревню коньяк 5-летней выдержки. Поэтому купил 3-летний и отправил Почтой России».

...Через месяц после подачи заявления на розыск я отправилась на встречу с начальником отделения связи. Но он, как назло, накануне уволился. И почтальонша, которая отправила семена в долгий полет, тоже. А новое начальство сказало, что оно временное, и, похоже, вообще не отличало Владимир от Красноярска. Поэтому посоветовало самостоятельно отправить запрос на Московскую посылочную базу. Мой тонкий сарказм: «Почтой России?!» – они не оценили.

P. S. Когда материал уже был написан и некоторое время провалялся в редакционной корзине, из Владимира позвонила мама: с почты ей сообщили, что посылка пришла. Она радостно собиралась за семенами и гадала: проросли или не успели?