Торф горит. МЧС спит?
Фото: предоставлены Гринпис

Торф горит. МЧС спит?

28 апреля 2015 18:13 / Общество

Ленобласть вновь пережила бесснежную зиму, и вновь поджоги травы приводят к возгораниям торфа. Между тем тушение торфяных пожаров вряд ли можно назвать приоритетным направлением в работе МЧС Ленобласти.

В то время как поджоги травы в Хакасии только в этом году привели к десяткам смертей и сотням сгоревших домов, этот пример ничему не учит граждан, которые продолжают устраивать травяные пожары. Заметим, что называть такие пожары "палами" в корне неверно, потому что пал – контролируемое горение. Если же какой-то недоумок поджег траву и ушел – это уже пожар.

Судьба Хакасии Ленобласти, скорее всего, не грозит, у нас все-таки не степи. Однако и у нас весенние поджоги травы вредны для природы и опасны, в первую очередь, возможностью возникновения торфяных, а впоследствии и лесных пожаров.

У NASA есть термоспутник, который облетает Землю четыре раза в день. На снимках, которые находятся в свободном доступе в интернете, легко увидеть термоточки – места, где прямо сейчас что-то горит.

Информацией с термоспутника пользуются и МЧС России, и лесники, и добровольные пожарные Гринпис. Именно последние зафиксировали в начале апреля травяные пожары в Кировском районе Ленобласти, в районе поселка Назия. 17 апреля активисты выехали на место и обнаружили очаги горения: травяной пожар подпалил торф.

Вызвали МЧС по телефону 112, на что в пожарной части № 129 им ответили, что пожарная машина не сможет доехать до места горения по полевой колее – есть риск увязнуть в торфе.

Добровольные пожарные самостоятельно потушили часть очагов с помощью мотопомп, а затем завезли в пожарную часть информацию об оставшихся точках.

"Наша задача – не только самим тушить торфяные пожары, но главное – заставить делать это на регулярной основе те структуры, которые обязаны этим заниматься, – поясняет Наталья Максимова, координатор противопожарной программы Гринпис по Северо-Западу. – Пока что это удается, мягко скажем, не всегда".

По закону, организовывать тушение торфа на землях, не принадлежащих лесному фонду, должны эмчээсники, привлекая на помощь местную администрацию или лесников, если самим не справиться.

Связались гринписовцы и с местной администрацией. Глава Олег Кибанов обещал послать на пожар своих людей. Однако, когда ему позвонили через несколько дней, сообщил, что в Назии прошел снег с дождем, а значит, все само потухло.

"Очень печально, что люди, отвечающие в том числе за тушение пожаров, не в курсе, что дождь не может потушить торф, – комментирует Наталья Максимова.

25 апреля добровольные пожарные Гринпис в сопровождении корреспондента "Новой" вновь выехали в Назию и обнаружили, что все оставленные ранее очаги горят так же, как горели неделю назад".

Наталья Максимова снова позвонила по телефону 112, а затем в Центр управления в кризисных ситуациях Ленобласти и оперативному дежурному МЧС по Кировскому району. На сей раз их все же удалось заинтересовать торфяными пожарами. По словам Максимовой, это может быть связано с тем, что информация о них появилась на лесном форуме Гринпис, который внимательно отслеживает руководство МЧС.

Через полчаса на место прибыла пожарная машина. Пожарные, включившиеся в работу по тушению тех очагов, что находились рядом с грунтовой дорогой, поначалу были очень недовольны тем, что их побеспокоили, как они считали, понапрасну.

"Всю жизнь здесь горело, и ничего не тушили", – говорили они. Гринписовцы высказывали аргументы в том смысле, что и в Хакасии горело-горело, да в этом году загорелось так, что мало не показалось. Впрочем, не нужно ходить так далеко: в прошлом году торфяные пожары в Тверской области, которые тоже "никто никогда не тушил", превратились в настоящее бедствие, так что Москву на пару дней целиком накрыло дымом. И проще, мол, потушить десяток маленьких очагов, чем полагаться на то, что авось не разгорится. Однако логика активистов слабо влияла на мнение рядовых эмчээсовцев.

Правда, когда пожарные обнаружили, что добровольцы Гринпис не только "дергают их по пустякам", но и сами с помощью мотопомп устраняют очаги, это несколько примирило их с коллегами, и отношения наладились. К тому же руководство поручило им сопровождать активистов в поисках остальных пожаров, чтобы закрыть вопрос. Такой шаг по налаживанию сотрудничества с зеленым движением нельзя не приветствовать, и гринписовцы его оценили.

Однако вскоре очаги торфяных пожаров вдоль грунтовой дороги закончились, остались те, что находятся вдалеке – и доехать туда можно только по полевой колее. Пожарная машина может легко завязнуть в торфяной грязи, и поэтому эмчээсовцы отказались рисковать (между прочим, пожаловавшись на плохое техническое обеспечение – по их словам, квадроциклы были бы им очень полезны, но их покупка даже в самых отдаленных планах не значится). Гринписовцы не решились настаивать.

"Если МЧС не может устранить пожар своими силами, то по закону они обязаны организовать тушение, привлекая иные силы: местную администрацию или лесников, – поясняет Наталья Максимова. – Например, пригнать тракторы, хотя, если честно, на поле проще проехать на легковых автомобилях или квадроциклах, провезти мотопомпы с рукавами и, используя воду из близлежащих канав, в течение дня все потушить. Если же пожар запустить, он грозит разрастись в серьезное бедствие".

В телефонном разговоре с Максимовой оперативный дежурный по Кировскому району обещал изыскать средства передвижения по грязи и кого-то к месту горения все же послать.

Между тем добровольные пожарные Гринпис видят задачу и свою, и МЧС в том, чтобы по-настоящему предотвращать крупные торфяные и лесные пожары. Для этого пожарные должны выезжать на сообщения о горящем торфе и от простых граждан, а не только от активистов Гринпис, вооруженных помощью прессы и лесного форума. По-видимому, достичь этой цели пока не удается.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close