Расстекловка, палочка Коха и другие хищники
Фото: Виктория Андреева

Расстекловка, палочка Коха и другие хищники

18 мая 2015 17:25 / Общество / Теги: градозащитники, культурное наследие

Инвентаризация памятников Петроградской стороны выявила несколько принципиальных проблем, требующих политических решений

В Петербурге почти 9000 зданий – объектов культурного наследия (ОКН). В каком состоянии находится каждое из них, не знает никто. Конечно, у Комитета по охране памятников (КГИОП) есть свои данные, но они постоянно нуждаются в уточнении. Чтобы отразить реальную ситуацию с сохранением культурного наследия в нашем городе, активисты-градозащитники создали сайт "Пространство Петербурга". Постепенно на нем должна появиться информация обо всех исторически ценных объектах нашего города. Первые успехи уже есть – волонтеры завершили инвентаризацию Петроградского района.

Инвентаризация шла с весны 2013 по осень 2014 г. Силами волонтеров, без какого-либо финансирования были визуально обследованы все ОКН района. Потом результаты обобщались, обсуждались с КГИОП и наконец этой весной были официально представлены публике на экскурсии для журналистов, экспертов и просто неравнодушных горожан.

Результатом работы активистов стало не просто перечисление пострадавших или находящихся под угрозой объектов, но ряд выводов о проблемах сохранения исторической городской среды.

Какой вред от собственников

В первую очередь бросилась в глаза проблема внешнего облика зданий, вроде бы находящихся в приемлемом состоянии. Даже если сохранности памятника ничего не угрожает, его внешний вид нередко оказывается обезображенным спутниковыми тарелками, кондиционерами на фасадах, стеклопакетами, нарушающими гармонию оригинальной расстекловки. Очень часто из-за таких, казалось бы, мелочей в целом красивое и даже отремонтированное здание выглядит дико, если не уродливо.

В частности, проблема расстекловки особенно остро стоит на Петроградской стороне, где много зданий эпохи модерн с оригинальными решениями оформления окон. Зачастую собственники просто выбрасывают старые рамы, заменяя их на самые простые варианты стеклопакетов, из-за чего дома как будто «косеют на один глаз», а если окна заменяются целиком – то здания словно слепнут.

По словам представителя КГИОП Валентины Лелиной, если оригинальная расстекловка входит в предметы охраны, то ее изменение по закону должно быть согласовано с комитетом. Однако на практике чаще всего этого не делается. В итоге собственник все же должен будет устранить нарушение, но случается это обычно только тогда, когда начинается ремонт фасада здания. А значит, здания могут оставаться обезображенными десятками лет, до тех пор, пока не обветшают настолько, чтобы нуждаться в ремонте.

Похожим образом обстоит дело и с кондиционерами и спутниковыми тарелками. Вообще-то их установка на ОКН без согласования незаконна и подлежит административному преследованию – уполномоченные органы госвласти должны взимать штраф, но на деле такое происходит редко.

Еще одна общая проблема питерского центра – мансарды. Какие-то из них появились самопально, какие-то надстроены законно, по разрешению КГИОП, а некоторые являются историческими. Беда в том, что нередко даже последние обшиваются безвкусными материалами, из-за чего смотрятся инородным телом на здании. Всего волонтеры нашли на Петроградской стороне более сотни диссонирующих мансард.

В отношении мансард и в целом внешнего облика объектов культурного наследия КГИОП пообещал провести проверки на предмет соблюдения норм действующего законодательства по адресам, которые указали активисты. «Комитетом будет проведена внеплановая проверка с целью оценки соответствия деятельности требованиям законодательства РФ об ОКН и приняты установленные действующим законодательством административно-правовые меры, направленные на привлечение виновных лиц к ответственности», – говорится в ответе КГИОП на письмо от депутата Ковалева, в котором были изложены результаты инвентаризации.

Отдельная боль градозащитников – входные двери жилых подъездов, исчезающие прямо на наших глазах. Эти чудесные примеры столярного искусства до сих пор сохранились на некоторых зданиях, хотя многие, к сожалению, безвозвратно утрачены. Если дверной проем имеет необычную форму, то выступающие части (как правило, сверху) сохраняют исторический фрагмент дверной конструкции, а под ними налепляют металлическую дверь.

– Закон до сих пор не определил, к чему относятся эти элементы: к архитектурному облику, предметам охраны или к благоустройству? – ставит вопрос эксперт ЭКОМ Александр Карпов. – Пока нет четкого разграничения этих функций на объектах культурного наследия, невозможно и сохранить исчезающую красоту.

Когда активисты отправили КГИОП результаты своей инвентаризации, полученный ответ в общем-то подтвердил их выводы. «Задача сохранения культурного наследия должна решаться не только органами охраны памятников», – пишут чиновники. Действительно, проблемы сохранения памятников не сильно волнуют Комитет по управлению городским имуществом или управляющие компании, которые занимаются благоустройством. Взаимодействие между этими структурами налажено до сих пор очень слабо, актуализация информации происходит спорадически. В итоге реальная защита памятников от вандализма собственников – это проблема, которая еще далека от своего решения.

Промышленный тупик

Несмотря на то что Петроградская сторона – это самый центр культурной столицы, здесь то и дело можно наткнуться на натуральные руины. Всего активисты обнаружили тут около сорока заброшенных домов.

На общем фоне особенно выделяется флигель по адресу Большая Разночинная, 6 (вход в него с Малой Разночинной). Это здание выгорело уже много лет назад, причем пожар привел к гибели людей. Принципиальное отличие этой руины от других в том, что только через арку этого заброшенного дома можно попасть в жилой двор. Таким образом, живущие здесь люди каждый день рискуют получить расшатанным кирпичом по голове. Время от времени разрушающиеся конструкции пытаются укреплять, например, подвешивая сетки, однако выглядит все это очень небезопасно.

Чаще всего руинированного состояния достигают бывшие производственные здания. Брошенные заводы и фабрики подчас выглядят чудовищно, застарелая проблема функционального использования объектов промышленной архитектуры остается не решенной.

Между тем среди таких зданий немало настоящих шедевров. Например, активисты обращают внимание на кузнечную мастерскую Шульца, 1907 года постройки (Малая Разночинная ул., 22). Именно с этого здания начался художественно-кузнечно-слесарный и механический завод, позже – Ленинградский завод станков-автоматов. Ныне заброшенный. С точки зрения представителя ВООПИиК Людмилы Семыкиной, это здание – с уникальными металлическими декоративными щипцами и привлекательными необычными окошками-люкарнами – имеет полное право быть включенным в число ОКН. Однако до сих пор оно не имеет охранного статуса.

Кузнечная мастерская Шульца

Еще один пример промышленной архитектуры – комплекс построек чулочно-трикотажной фабрики А. С. Керстена (ул. Красного Курсанта, 25). Часть здания была отреставрирована новым собственником (правда, при этом опять же сильно пострадала оригинальная расстекловка). А часть до сих пор находится в руинированном состоянии – настолько, что в КГИОП уже начинают задумываться об изъятии этой части памятника у нынешнего пользователя.

Особенную жалость у специалистов вызывают корпуса фабрики «Красное знамя», и в первую очередь здание ее ТЭЦ (Пионерская ул., 57, Корпусная ул., 13; 1925–1926, архитектор Эрик Мендельсон).

Этот памятник архитектуры является признанной точкой притяжения для фанатов конструктивизма. В свое время у собственника были наполеоновские планы по его приспособлению к современному использованию – но ничего так и не состоялось. К сожалению, бизнес в современных условиях не видит возможности реально использовать эти гигантские площади. Конечно, нарезать бывшие цеха на квартирки-студии было бы выгодно – но сделать этого КГИОП не позволит. А использовать их как-то иначе получается невыгодно. Вот и стоят памятники начала ХХ века – вроде бы интересные и привлекательные, но неокупаемые.

У семи нянек

Еще одна проблема, выявленная инвентаризацией, – содержание объектов культурного наследия, собственниками которых является государство. Например, комплекс зданий, где располагается Академия имени Можайского (ул.Красного Курсанта 16, 17, 18), является собственностью Минобороны и при этом ОКН федерального значения.

У собственника-государства никогда не бывает достаточно денег для содержания своих фондов в нормальном состоянии, и Академия Можайского прекрасный этому пример.

Во многих местах от зданий отваливается лепнина, так что под ними даже опасно ходить. Активисты написали в ГАТИ об опасности падения элементов, специалисты инспекции выехали на место и натянули предупреждающую ленточку, которая исчезла через несколько дней, на этом все и прекратилось.

Лепнина на здании, принадлежащем Академии Можайского

По идее, противоаварийные работы должен проводить собственник, при этом законом предусмотрена возможность возмещения расходов со стороны города. Механизм такой вроде как существует, однако, как показывает практика, работает плохо и в данном случае, к сожалению, вовсе неприменим, потому что и памятник федерального значения, и принадлежит федеральному министерству – город просто не имеет права тратить здесь свои деньги.

В реальности, пока не случится трагедия и кто-нибудь не получит серьезную травму или пока здание не поставят на капитальный ремонт – оно будет продолжать разрушаться, и опасность сохранится.

Бессмертная палочка

Еще одна проблема, неожиданно всплывшая в процессе инвентаризации, – приспособление к современному использованию бывших медучреждений.

Взять хоть здание богадельни и школы Ф. М. Садовникова и С. Г. Герасимова (Каменноостровский пр., 66; 1881–1883, архитекторы Ф. С. Харламов, В. И. Токарев). В советское время здесь располагался противотуберкулезный диспансер. Здание передали прокуратуре еще в 2011 году, однако никто туда так и не въехал, поскольку, по словам представителей КГИОП, здание «заражено палочкой Коха». Которая якобы живет 100 лет, и ее не вытравить из стен и полов никакой химией и никаким ремонтом.

Однако, как рассказала Людмила Семыкина, по информации, полученной от начальника отдела строительства Петроградского района, здание на самом деле не представляет никакой опасности, и заражение палочкой Коха – не более чем слухи. К сожалению, слухов оказывается достаточно, чтобы памятник годами оставался без пользователя, постепенно разрушаясь.

По мнению экспертов, решение может быть очень простым: бывшие медучреждения нужно отдавать опять же под нужды медицины. Тогда, даже если палочка Коха или какая иная зараза там сохранилась, то регулярные процедуры по обеззараживанию, которые легко организовать в медучреждении, сведут опасность к минимуму.

Безжалостный длинный рубль

Наверное, самая большая опасность для культурной среды на Петроградской стороне – это вторжение новостроек. Любые руины можно рано или поздно восстановить, пока на их месте не появились новые дома – современные, удобные… и абсолютно чуждые исторической застройке.

По оценкам активистов, проводивших инвентаризацию, с 1992 года на Петроградской стороне появилось не меньше ста новостроек. Одна из самых ярких жертв этого бума – особняк Глуховского (федеральный памятник 1810 года постройки; Резная ул., 10/18). Сам по себе особняк долгое время разрушался, однако недавно был сдан в аренду под организацию ресторана. Это, конечно, поможет сохранить памятник как таковой, однако активисты уже называют его приспособление к современному использованию варварским из-за уничтожения оригинальной расстекловки.

Особняк Глуховского

Но это еще полбеды, тем более что теоретически нанесенный зданию урон можно нивелировать в будущем. А беда в том, что прямо за спиной вальяжного двухэтажного барина выросла стеклянная новостройка. Которая вполне симпатично смотрелась бы где-нибудь в спальном районе, но здесь ее появление – настоящий вандализм. Особняк Глуховского скукожился, незаметный на ее фоне, и вместо прежнего восхищения вызывает лишь жалость.

Наконец, самая большая проблема городских памятников – это ненасытные денежные мешки и их серые схемы. В качестве примера организаторы экскурсии показали дом по адресу Каменноостровский, 62, – «восстановленную» дачу Воронихина. Когда-то это была деревянная дача с разбитым перед ней сквером. Сама дача погибла в 80-е, сквер же был уничтожен уже в 2000-х под предлогом «восстановления» дачи.

Людмила Семыкина у так называемой восстановленной дачи Воронихина

Работами занималась Группа ЛСР. Она перенесла дачу Воронихина, «восстановив» ее в камне гораздо ближе к Каменноостровскому проспекту, на месте бывшего сквера. При этом на месте, которое раньше занимала сама дача и комплекс сопровождавших ее зданий, выстроен огромный элитный жилой комплекс. Исторический вид безвозвратно утрачен, как и часть оригинальной городской среды, но ведь главное – прибыль?

Активисты «Пространства Петербурга» продолжают работу по инвентаризации городских памятников. И надеются, что обнаруженные ими проблемы получат политическое решение на уровне города, тем более что эту инициативу поддерживают многие чиновники и депутаты Законодательного собрания.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.