Комарово в ожидании "защиты от дурака"

Комарово в ожидании "защиты от дурака"

21 мая 2015 15:35 / Общество

Только статус достопримечательного места поможет сберечь культурное пространство уникального дачного поселка

Полтора года чиновники тянут резину с решением о придании поселку Комарово надежного охранного статуса. Хотя необходимая на то экспертиза, стоившая городу 2,2 млн рублей, оплачена как добросовестно выполненная.

Патриоты в кавычках и без

Чего только нынче у нас не делается за ради патриотизма. Вот, например, в подмосковной Кубинке в авральном порядке Минобороны строит военно-патриотический парк культуры и отдыха "Патриот" – со стилизованными под блиндажи и землянки гостиницами, конгрессно-выставочным центром, парашютными вышками, стрелковыми центрами и прочими затеями для тоскующих по "Зарнице". Под эти игры патриотов уже вырубили 98 га леса, и только на первую очередь проекта не пожалели 12 млрд бюджетных рублей.

Тем временем подлинное национальное достояние– которое без всякой помпы, самим фактом своего существования и воспитывает любовь к отечеству – тихо уходит в небытие. Горстка энтузиастов, который год держащих оборону последнего рубежа заповедника русской дачной жизни в Комарово, ни на какую государственную поддержку особо и не рассчитывали. Пока КГИОП снимал с охраны одну старинную дачу за другой да констатировал очередные утраты – там сгорело, тут снесли, здесь перестроили до неузнаваемости, – они продолжали по крупицам собирать живые свидетельства истории, наводя мосты с потомками бывших владельцев келломякских дач, выискивая настоящие сокровища в российских и финских архивах, организовывали профессиональные обмеры и фотофиксацию пока еще уцелевшего и в одиночку бились с бюрократической машиной, пытаясь заставить ее шевельнуться в нужном направлении, дабы предотвратить очередные потери.

И, что не менее важно, поддерживали традиции дачной жизни – о которых рассказывали в своих книгах, выступлениях на радио и ТВ, которую представляли на выставках и конференциях, на ежегодных праздниках Комарово, устраиваемых при местной библиотеке ("Сохраняя традиции келломякских дачников, ждем гостей в шляпках, платьях и костюмах белого цвета", – читаешь в написанном от руки объявлении).

Заходишь на созданный и регулярно пополняемый усилиями краеведов сайт и получаешь отличное противоядие от серой мути потока новостей: разглядывая лица и дома ушедшей эпохи, следя за полемикой исследователей вокруг датировок тех или иных перестроек или идентификации изображенных на пожелтевшем снимке участников домашнего спектакля.

Вот один выложил заметку вековой давности: "В воскресенье в оборудованных под домашний театр и красиво убранных помещениях г. Забелина состоялся очередной спектакль; была поставлена комедия "Деревенская идиллия" Панюшина, в 3 действиях. Интересная комедия была прекрасно поставлена (насколько позволяют местные сценические средства) и дружно разыграна. […] Заслуженный успех исполнителей вызвал шумные одобрения всего зала. Даровитой режиссерше М. А. Бьеркелунд были поднесены цветы. А. Р."

А другой тотчас добавит в комментариях: "Автор заметки – А. Р. – это небезызвестный Август Карлович Рейхе, "директор-учредитель" санатории для заик в Келломяках. А г-н Забелин, предоставивший свой дом для театральной постановки, – это Михаил Арсеньевич Забелин, чью "Зеленую дачу" несколько лет назад снесли, а недавно сделали “еще-лучше-чем-было”…"

Здесь же в отдельной теме форума – обсуждение инициативы придания Комарово статуса "достопримечательное место" как уникальному природному и историко-культурному феномену. Письмо с таким предложением за подписями муниципальных депутатов, местных жителей и общественных защитников Келломяк – Комарово еще в марте 2012-го направили губернатору Георгию Полтавченко.

"Чтоб это была окончательная бумажка, настоящая, броня!.."

Инициаторы обращения выражали обеспокоенность тем, как стремительно происходит превращение этого уникального места в типичный коттеджный поселок, безликих собратьев которому и так несть числа на Карельском перешейке.

Распространенная на Комарово с 2008 г. система охранных зон не позволила защитить его от хаотичной застройки, сопровождавшейся сносом и поджогами старинных дач. Дошло до того, что под угрозой оказались и дачи литфонда, включая "будку" Ахматовой: на территорию претендовало московское руководство Союза писателей, возжелавшее застроить ее коттеджами. В целом же масштабы катастрофы были уже таковы, что наработанное десятилетиями единое культурное пространство Комарово оказалось на грани уничтожения.

Ведь что составляет его уникальность, что создает особую магию genius loci? Не отдельные дома, но вся совокупность сосуществующих в гармонии элементов этого особого мира: извлеки хоть один – все обрушится. Это и потрясающий литориновый уступ с его перепадами высот, и открывающийся с террасы вид на взморье, аллея вековых елей, сохранившаяся планировка улиц и старинные их названия, некрополь выдающихся деятелей отечественной науки и культуры, а также память о сотнях менее известных, но не менее заслуживающих уважения людей.

"Имена владельцев здешних дач – это же "Большая советская энциклопедия"! У всех этих людей потрясающие судьбы. Будь то купцы, музыканты, писатели или фабриканты – все они внесли ощутимый вклад в развитие нашей страны. И они заслужили, чтобы мы знали их поименно. Да, рядовые граждане – но они, как и рядовая застройка, составляют тот костяк, который держит на себе все", – убеждена исследователь Елена Травина.

Статус "достопримечательное место" предоставляет возможность защитить как раз целостность единого культурного пространства. Не случайно именно такой статус был рекомендован сессией Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО и для исторического центра Петербурга – ибо лишь он в системе действующего российского законодательства позволяет охранять не только отдельные памятники или ансамбли, но и рядовую застройку, панорамы и прочее – все то, из чего и складывается неповторимый облик объекта наследия. И предусматривает гораздо более серьезную – не только административную, но и уголовную – ответственность за причиненный ему вред.

Комарово вполне соответствует и международному толкованию статуса достопримечательного места, и тем критериям, каким оно должно отвечать по федеральному закону РФ № 73. Есть здесь заслуживающий особого попечения природный ландшафт: терраса 30-метровой высоты (берег бывшего Литоринового моря), особо охраняемые территории заказников "Комаровский берег" и "Озеро Щучье". Уцелела историческая градостроительная планировка. И по сей день можно проследить, как разбивались по единому плану участки, с какой изобретательностью при их застройке обыгрывался природный рельеф: на тех, например, что включали в себя литориновый обрыв, дома ориентированы были на залив с видом на Кронштадт и форты; использовался перепад высот и для устройства смотровых площадок, беседок, каскадной системы прудов, фонтанов и лестниц. Традиционным оставалось сохранение на участках высокоствольного соснового леса, дачи ставились в глубине обширных зеленых участков, чьи границы обозначались живыми изгородями.

Еще один критерий достопримечательного места – "связь с историей формирования народов и иных этнических общностей". Поселок Комарово уникален и в этом: будучи территорией Великого княжества Финляндского, входившего в Российскую империю, он демонстрировал взаимную выгоду существования на границе двух культур, русской и финской. И грамотное обхождение с пограничьем природным – здесь сходились зоны морского курорта (пляжи побережья Финского залива) и зоны лесов и озер Карельского перешейка.

Здешними дачниками десятилетиями создавался особый уклад жизни, включавший соблюдение русских культурных традиций с элементами традиционного финского бытования. На мысу Щучьего озера сохранился финский хутор конца XIX века – с жилым домом, коровником, сараем и прочая (с 1946-го здесь жила семья основоположника отечественной онкологии Николая Петрова, имя которого носит НИИ в Песочном).

Неоспоримо и соответствие Келломяк – Комарово таким критериям, как "жизнь выдающихся исторических личностей", "исторические события", "памятные места". Есть чем ответить и по части "мест совершения религиозных обрядов": в 1906-м на пожертвования дачников по проекту архитектора Н. Н. Никонова была построена 13-главая церковь во имя Святого Духа. Территория, где находился храм, зарезервирована для его восстановления – есть для этого достаточно фотоизображений церкви и чертежей.

На сегодняшний день в Комарово только девять деревянных дач признаны памятниками, в "листе ожидания" – еще с два десятка выявленных. Даже легендарный некрополь не имеет полноценной защиты: под охраной лишь тринадцать могил да признанное памятным местом братское захоронение советских воинов.

Культурный ландшафт в предлагаемых обстоятельствах

Прежний глава КГИОП Александр Макаров, впечатленный устроенной для него экскурсией по исчезающим комаровским красотам, оказал поддержку инициативе по приданию поселку статуса достопримечательного места.

Проведение необходимой для этого госэкспертизы включено в адресную программу КГИОП и профинансировано комитетом.

Тендер на исполнение экспертизы выиграла "Мастерская Н. Ф. Никитина". Коллективом проделана огромная работа (весомым подспорьем стал впечатляющий массив архивных материалов и изысканий защитников Комарово – исследователей Ирины Снеговой, Елены Травиной, Елены Цветковой и других). Помимо детального представления архитектурных, природных, историко-культурных особенностей, разработчики обстоятельно прописали рекомендуемые режимы использования территории этого достопримечательного места.

Как рассказала сотрудник мастерской Светлана Левошко, для пяти основных зон предлагается установить следующие особые требования. Для регламентного участка Р1 (Нижняя терраса Морской стороны) – запрет строительства, влекущего изменение основных характеристик ландшафта, а также изменения габаритов существующих объектов при их реконструкции. Допускается восстановление утраченного (если таковое признает обоснованным историко-культурная экспертиза). Возможна установка павильонов, киосков или навесов – но площадью не более 50 кв. м и высотой до 5 м, с минимальными расстояниями между объектами 200 м.

Для территории Р2 (Верхняя терраса Морской стороны) площадь каждого участка должна быть не меньше 0,25 га, при этом застроено может быть не более десяти процентов, отступ от красной линии – не менее 10 м, площадь застройки – до 250 кв. м для жилых зданий и не более 700 для нежилых; высота жилых зданий – до 10 м (предел для архитектурных акцентов –13 м), нежилых – до 15 м (с акцентами не выше 18 м).

Аналогичные ограничения по отступам и высотам для жилых домов Академического поселка (Р3), здесь участки не могут быть мельче 0,2 га, а площадь застройки не должна превышать 150 кв м.

Для лесной стороны регламентом участка Р4 минимальная площадь участка определена в 0,12 га, прочие параметры для жилых объектов те же, а для нежилых – как по Р2. В отношении зоны некрополя (Р5) разрешено сооружение только относящихся к объектам обслуживания кладбища строений площадью не более 50 кв. м и высотой до 5 м.

На состоявшемся недавно обсуждении в Совете по архитектурному и историческому наследию Санкт-Петербургского союза архитекторов нарекания вызвало, пожалуй, лишь то, что вне предлагаемых границ достопримечательного места оказались участок садоводства "Дружное" (со своей более чем полувековой историей) и, что еще более удивительно, мыс на Щучьем озере с финским хутором. Разработчики рассудили, что последняя территория и так защищена – входит в границы природного заказника "Озеро Щучье", а зона "Дружного" не соответствует значительной части критериев достопримечательного места.

По словам главы совета Рафаэля Даянова, с таким подходом не согласен и районный архитектор, убежденный в необходимости сделать достопримечательным местом весь поселок Комарово в его нынешних административных границах.

Некоторые же из собственников комаровской недвижимости высказывают опасения: а не приведет ли присвоение этого статуса к тому, что "ничего нельзя будет сделать без получения кучи согласований, даже сарай передвинуть". Но, во-первых, и сейчас какие-либо работы – будь то прокладка коммуникаций  или новое капитальное строительство – требуют согласований. Во-вторых, предлагаемые более детально прописанные регламенты как раз снижают уровень пресловутой "коррупциогенности" при получении разрешений. Ныне действующие правила имеют куда больше лакун, допускающих разные толкования, что отдает решение спорных вопросов на откуп чиновникам и создает питательную почву для вымогательств.

Безусловно, обладание собственностью в таком уникальном месте предполагает определенные обременения. Ведь иначе эта самая уникальность сойдет на нет, и как следствие – цена недвижимости понизится до уровня типовых коттеджных поселков.

Не только поборники сохранения наследия, но и просто рассуждающие здраво владельцы комаровских дач осознают необходимость сбережения всего того, что образует неповторимость этого места. И принимают обстоятельно прописанный в экспертизе рекомендованный перечень предмета охраны (то есть всего того, что не может быть изменено). А включены в него экспертами и составляющие планировочной структуры с историческими улицами и дорожками, устоявшимися пешеходными направлениями, и исторические зеленые насаждения, и общедоступный характер использования парка Виллы Рено, панорамы и виды с основных путей обзора (утраченные рекомендованы к восстановлению, как и исчезнувшие архитектурные доминанты), элементы природного ландшафта и гидрологической системы, лесные массивы и скверы, сложившееся озеленение улиц и, разумеется, историческая застройка, а также мемориальные объекты (к которым – помимо некрополя – отнесены, в частности, Дом творчества писателей и территория участка госдач с дачей Ахматовой).

Есть в перечне предмета охраны даже такая позиция, как "элементы ассоциативного культурного ландшафта". К ним, например, причислены ахматовский "заветнейший", "заповедный" кедр на участке Дома творчества писателей и примечательная сосна у Академического пляжа.

Тихий саботаж

Несмотря на то что в России статус достопримечательного места уже присвоен ряду не менее масштабных, чем Комарово, объектов (как Бородинское поле, исторический центр Ярославля, Соловецкий архипелаг), для Петербурга данный проект пилотный. И похоже, нынешнее руководство КГИОП не торопится ввязываться в этот эксперимент – к чему ему лишнее беспокойство? С уходом генерала Макарова процесс застопорился и все больше смахивает на тихий саботаж.

Руководитель мастерской Н. Ф. Никитин подписал акт экспертизы 25 октября 2013 г. Комитет работу принял, не усмотрев в ней никаких серьезных изъянов. То, что она была оценена как исполненная добросовестно, доказано хотя бы тем, что, согласно Приложению к конкурсной документации, оплата данной экспертизы могла быть осуществлена "только после устранения недостатков", а контракт по ней был закрыт еще в ноябре 2013-го и профинансирован в полном объеме (платежное поручение № 723 от 15.11.2013 на сумму 2 млн 200 тыс. рублей). После чего комитету надлежало рассмотреть акт на Совете по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга и при положительной оценке издать распоряжение о включении достопримечательного места "Поселок Комарово" в Единый государственный реестр объектов культурного наследия.

Однако целый год материалы экспертизы лежали без движения. Только осенью 2014-го она была вынесена на рабочую группу совета, согласившуюся с выводами экспертов и особо отметившую проделанную ими колоссальную работу. При этом был высказан ряд локальных замечаний – для внесения соответствующих корректив экспертизу вернули на доработку. Она была осуществлена с учетом этих замечаний и вновь подана в КГИОП. Дальше – сказка про белого бычка. То не могут найти, у кого в данный момент экспертиза находится. А когда (по прошествии нескольких месяцев!) ее все-таки удается обнаружить, чиновники комитета сочиняют очередную порцию замечаний и вновь отправляют экспертизу на доработку, и так по кругу.

Защита от дурака

Когда эта история только начиналась, защитники Комарово хоть и понимали, что впереди будет немало трудностей (ведь проект-то пилотный), вдохновлялись в кои-то веки выказанной КГИОП готовностью пройти этот непростой путь, объединив усилия с неравнодушной общественностью. И, вспоминает Елена Травина, была надежда достичь результата: "Когда мы сможем сказать, что вместе сделали для Комарово все, что смогли, отплатив за проведенные здесь счастливые дни".

Нынешнее руководство комитета, похоже, нацелено на совсем иной финал. Возможно, что-то изменится с переподчинением ведомства новому вице-губернатору Игорю Албину – если тот решится положить конец этой преступной волоките. За те полтора года, что она длится, Комарово утратило еще несколько исторических дач. Новые хозяева жизни продолжают скупать здесь участки и строить устрашающего вида коттеджи за глухими высокими заборами, попутно избавляясь от ненужной им "рухляди".

Только защитники-одиночки, эти тихие настоящие патриоты, и бьются по-прежнему за сохраняющиеся здесь островки русской дачной культуры.

"Если мы опустим руки, то от Комарово останется только название, – убеждена Елена Травина. – Передача памяти будущим поколениям – это наша задача. Это мы должны рассказать о том месте, где люди покупают дачи. Это мы должны рассказать о том, как здесь жили раньше. Дома начала века, улицы, которым в конце концов вернут старые названия, академический поселок, дачи литфонда, некрополь – если мы наполним все эти места смыслом, то, может, в головах у новых владельцев коттеджей что-то замкнется… А пока идет процесс "замыкания", у поселка будет охранный статус от вандализма – может, словосочетание "достопримечательное место" станет таким первым своеобразным foolproof – защитой от дурака", – не теряет надежды Елена Михайловна.

Тем временем депутат Алексей Ковалев направил вице-губернатору Игорю Албину обращение с просьбой принять меры к разрешению создавшейся ситуации, при которой оказываются выброшенными на ветер потраченные на экспертизу 2,2 миллиона бюджетных рублей, а уникальный объект наследия остается без адекватной защиты. "Новая" будет следить за развитием ситуации.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close