Конюшенное ведомство: перемена участи
Фото: Павел Никонов

Конюшенное ведомство: перемена участи

25 июня 2015 12:49 / Общество

Власти заявили о намерении вернуть городу уникальный памятник

О том, что соответствующее решение принято губернатором Георгием Полтавченко, объявил вице-губернатор Игорь Албин на последнем заседании Совета по сохранению культурного наследия. Однако юридически оно еще никак не оформлено, механизм его реализации остается неясным.

Эффектный дебют

Заседание Совета по сохранению культурного наследия впервые проходило под председательством нового куратора строительного блока. Игорь Албин сумел уже в первые минуты сорвать аплодисменты экспертов, объявив о принятом губернатором решении вернуть Конюшенное ведомство в собственность города.

«Сегодня мы ведем переговоры с инвестором по поводу механизма передачи и возможной компенсации понесенных расходов. Комитету по охране памятников я дал поручение приступить к подготовке техзадания на проектирование и реставрацию этого здания. Считаю, что никакого перепрофилирования быть не может. Это позиция губернатора, такое решение принято Георгием Сергеевичем Полтавченко», – сказал чиновник.

Позже, отвечая на вопросы обступивших его журналистов, Игорь Николаевич пояснил: в течение недели предстоит оценить объем вложенных в реализацию проекта средств, подтвержденных финансовыми документами. При этом не станут сбрасывать со счетов и возможную упущенную городом выгоду: на другой чаше весов могут оказаться штрафные санкции за неисполнение условий договора, недополученная по нему арендная плата и пени.

Конкретики с новым функциональным назначением данного федерального памятника пока нет. Но, как заверил господин Албин, несомненно одно: Конюшенное ведомство послужит исключительно общественно значимым целям (рассматриваются варианты создания здесь выставочных, музейных пространств). Работы по сохранению и реставрации планируется провести за счет бюджетных средств. По предварительным оценкам вице-губернатора, на проектирование потребуется 150–200 млн рублей, на производство необходимых работ – до 2 миллиардов.

Виртуальное решение против виртуального миллиарда

Озвученные суммы в разы меньше тех, которыми оперирует инвестор, определяя размеры возможного отступного. По словам представителей ЗАО «Оранж Девелопмент» (структура Plaza Lotus Group братьев Зингаревичей), компания уже потратила почти миллиард: половина означенной суммы якобы ушла на разработку концепции, изыскательские и проектные работы, другая половина – на выполненные работы, среди которых называют устройство временной кровли выходящих на площадь корпусов и усиление фундамента входящего в состав комплекса храма Спаса Нерукотворного Образа. Весь объем инвестиций в проект приспособления Конюшенного ведомства под элитные апарты должен был составить 5 миллиардов рублей.

В самой компании утверждают, что озвученное во вторник решение стало для них полной неожиданностью – там настаивают, будто с момента последней проводимой в рамках совета рабочей встречи (23 апреля) никаких переговоров по Конюшенному ведомству с ними не было. Однако в беседе с журналистами по завершении заседания Игорь Албин сообщал, что «инвестор уведомлен и согласен с нашим решением».

В PLG комментировать решение отказываются – резонно полагая, что до появления официально оформленной позиции города такового попросту не существует. И предпочитают без всякого пиетета классифицировать озвученный вице-губернатором вердикт всего лишь «как диалог Бориса Лазаревича и Игоря Николаевича» (Албин объявил о решении по Конюшенному, отвечая на поставленный депутатом Вишневским вопрос о дальнейшей судьбе памятника. – Прим. ред.). Попутно представители компании напоминают, что совет – всего лишь совещательный орган, чьи решения носят исключительно рекомендательный характер. Что, впрочем, не помешало PLG ранее обратиться с иском к такому совету, как будто всерьез желая оспорить в суде вынесенное им в феврале решение о несоответствии проекта задачам сохранения памятника в части приспособления галерей и манежа. Иск принят арбитражем к рассмотрению, первое заседание по нему назначено на 7 июля.

Праздновать победу пока рано

Градозащитников Петербурга спешат поздравить с победой – соответствующие сообщения поступают из Москвы, других городов России и зарубежья. Известие о перемене участи Конюшенного ведомства оценивают как второе по значимости событие после отмены проекта строительства «Охта-центра». А столичное объединение «Хранители Наследия» в этой связи делает сравнение не в пользу правительства Москвы, которое «в совершенно аналогичной ситуации в декабре 2014 – январе 2015 г. между интересами инвестора и интересами сохранения исторического города безоговорочно выбрало первые, и прекрасный комплекс домов Приваловых работы архитектора Нирнзее был обращен в кирпичную пыль». И заключает: «Стоил ли пояснять, по какой причине в Москве до сей поры нет ничего похожего на городской совет по сохранению культурного наследия?»

Однако окончательно праздновать победу еще рано. Во-первых, действительно, озвученное решение пока никак юридически не оформлено. И мы, к сожалению, имеем примеры того, как подобные обещания не имели никаких реально значимых последствий. Достаточно напомнить о прозвучавших на совете же (февраль-2015) словах вице-губернатора Марата Оганесяна – о будто бы принятом руководством города решении по блокадной подстанции на Фонтанке «в нашу пользу». И где теперь Оганесян, и где юридически оформленное решение? Кстати, тогда же господин Оганесян поддержал решение совета о непригодности проекта по Конюшенному. И уже позже стало известно, что тем же днем было подписано постановление городского правительства о продлении инвестдоговора с «Оранж Девелопмент» (подпись за находившегося в кратком отпуске Георгия Полтавченко поставил и. о. губернатора Говорунов). То есть пока Марат Мелсович разглагольствовал перед экспертами о том, как юридически непросто теперь расхлебывать последствия решений прежней смольнинской команды, другая рука команды нынешней отсекала реальную возможность расторгнуть изначально заключенный инвестдоговор – каковая была, поскольку «Орандж Девелопмент» не исполнил его требования (в частности, сорвал установленные сроки проектирования).

Во-вторых, непонятен сам механизм возвращения городу Конюшенного ведомства. Наблюдатели допускают, что он может лежать не в плоскости закона, но в диком поле «договоренностей»: понятно, что у компании Зингаревичей есть в Петербурге и другие проекты, по которым в случае несговорчивости они могут огрести немало проблем.

При обсуждении на Совете другого вопроса повестки (реконструкции занимаемого Европейским университетом Малого Мраморного дворца – проект студии французского архитектора Жана-Мишеля Вильмотта) Никита Явейн, воздав должное разработчикам за «самый корректный иностранный проект на нашей земле за последние десять лет», не преминул пройтись по планам Зингаревичей в отношении приспособления Павловских казарм, проект которого «оставил тяжелейшее впечатление». И сдается, это напоминание не случайно сорвалось с уст Никиты Игоревича. Если и в самом деле подразумевается подобный размен – когда власти закрывают глаза на, мягко говоря, несоответствие задачам сохранения памятника проекта по Павловским казармам взамен на спокойный развод по Конюшенному – едва ли градозащитное сообщество может и должно принимать такой подход, спасая один памятник ценой уродования другого.

В-третьих, настораживает та поспешность, с которой уже дано поручение КГИОПу разработать техзадание на проектирование и реставрацию. Опять мы запрягаем лошадь позади телеги – как можно сочинять ТЗ, пока не определена цель, под какую функцию будет приспосабливаться памятник? Между тем, как неоднократно подчеркивали эксперты, все нынешние беды с Конюшенным ведомством были заложены тогда, когда Смольный вздумал отдать объект под несвойственное ему наполнение, каковое априори было невозможно без причинения ему ущерба.

Зампредседателя совета Михаил Мильчик убежден, что вариант адекватного применения этого уникального памятника необходимо проработать и просчитать самым тщательным образом. По словам эксперта, у властей есть понимание необходимости объявить конкурс на использование Конюшенного ведомства. По мнению Михаила Исаевича, наилучшим стало бы размещение в галереях выставочных залов – где, например, могли бы экспонироваться старинные кареты и прочие крупногабаритные экспонаты из собраний Эрмитажа. Как менее желательный, хотя и более коммерчески привлекательный рассматривает эксперт вариант использования галерей для выставок-продаж антикварных автомобилей. Также господин Мильчик полагает целесообразным проработать возможность размещения здесь Музея обороны Ленинграда в годы Великой Отечественной войны (для которого ранее предполагалось построить новое здание вне исторического центра).

Переоценка ценностей

Думается, что попутно выработке взвешенного публично обсуждаемого вопроса о новой функции Конюшенного ведомства необходимо инициировать проведение непредвзятой историко-культурной экспертизы. Которая бы определила очень жестко прописанные ограничения по дальнейшим работам на этом чрезвычайно ответственном объекте. Необходима беспристрастная ревизия его предмета охраны – прежде дважды подвергавшаяся необоснованным сокращениям в интересах инвестора.

Именно его непомерными аппетитами, кстати, и объясняются прежде всего те корректировки концепции, по которым он теперь накручивает цену за выполненные проектные работы и их переделки. Изначально, подписанным еще Матвиенко постановлением, предписывалось приспособить памятник под гостиницу «без изменения предметов охраны». А к таковым на тот период относились в числе прочего и два корпуса во дворе – после необоснованного их исключения инвестор один снес до основания, от второго оставил менее трети. Кроме того, согласно условиям договора, «Оранж Девелопмент» обязан был обеспечить надлежащее содержание памятника. Неисполнение этого пункта способно послужить законным основанием для возвращения объекта в казну Петербурга.

Так, все пять лет, что на объекте хозяйничала структура Зингаревичей, в сводчатых подвалах XVIIIвека (также предмет охраны) продолжала стоять вода, подернутая пленкой нефтепродуктов: наследие существовавшей здесь в советские годы автомастерской. По мнению профессора Рашида Мангушева, откачать эту разъедающую конструкции смесь и обеспечить нормальную гидроизоляцию можно было, не дожидаясь старта всего комплекса ремонтно-реставрационных работ. Но ничего так и не сделали. А теперь гендиректор «Оранж Девелопмент» Сергей Русаков еще винит градозащитников и совет – мол, «если бы никто не мешал, мы за этот год как минимум могли бы укрепить фундамент». Да кто же выступал против таких работ? Опять передергивают. Цитируем по протоколу решения рабочей группы совета от 21 июля 2014 года: «Рекомендовать инвестору до разработки и утверждения новой концепции использования ограничиться работами по укреплению фундаментов здания Конюшенного ведомства».

Кстати, еще летом прошлого года господин Русаков всячески выказывал уважение профессионализму экспертов совета, благодарил группу за «усердную совместную работу» и обещал «следовать ее рекомендациям». Теперь же в интервью СМИ представляет совет как собрание «представителей рынка научно-исследовательских услуг», понуждающих инвесторов заказывать эти самые услуги – стоящие «баснословных денег, за которые девелоперы фактически вынуждены покупать душевное спокойствие». Отменная характеристика для действующего при городском правительстве совета под председательством губернатора. Интересно, предполагал ли господин Русаков, что Георгий Полтавченко способен воспринять подобное заявление как личное оскорбление? Ведь получается, как ни крути: либо губернатор «в доле», либо не в состоянии контролировать деятельность возглавляемого им совета.

Не по понятиям, но по закону

В общем, фон для предстоящих переговоров по возвращению Конюшенного ведомства в собственность Петербурга представляется не шибко благоприятным для компании Зингаревичей. Говоря же о возможных юридических обоснованиях отказного решения, наряду с очевидным неисполнением условия о надлежащем содержании памятника стоит упомянуть: сам факт наличия пакета согласований далеко не всегда означает, что выданы они законным образом и не могут быть оспорены (отозваны).

Из практики последнего времени можно привести такие примеры, как по суду признанные незаконными разрешение на строительство и согласования КГА, КГИОП, выданные компании «Реформа» (желавшей построить жилой комплекс на участке между Кавалергардской и Ставропольской улицами), градплан и разрешение на строительство офисной многоэтажки в Деминском саду, разрешение на строительство и распоряжения КГА об утверждении двух градпланов, выданных ООО «Воин-В» по участку на границе с федеральным памятником «Александрино», буквально на днях суд второй инстанции подтвердил и незаконность согласования КГИОП экспертизы по дому Абазы.

В случае с Конюшенным могут быть оспорены как принятые в отсутствие должных обоснований решения Минкульта по сокращению предмета охраны, так и согласования КГИОП – «проглядевшего» несоответствие проекта задачам сохранения объекта культурного наследия.

Так или иначе, хотелось бы, чтобы при восстановлении справедливости в отношении Конюшенного ведомства власти использовали имеющиеся законные рычаги, не поступаясь – в порядке «компенсации» – интересами целостности и подлинности других переданных структурам Зингаревичей петербургских объектов. А решению о дальнейшем использовании памятника должна предшествовать публичная дискуссия и серьезная проработка наиболее востребованных городом вариантов; параллельным курсом необходимо инициировать непредвзятое историко-культурное исследование и корректировку прежних решений Минкульта по предмету охраны.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.