Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Суды Линча нынче в тренде
Фото: Андрей Соболев, Ольга и их трехлетний сын

Суды Линча нынче в тренде

3 августа 2015 11:28 / Общество / Теги: абсурд, национальная идея

Самые дикие преступления постоянно объявляются забавными, глумление становится модным не только в соцсетях, но и в официальных репортажах, а жалость к потерпевшим стала старомодной

Не успело в Выборге закончиться следствие по делу пенсионерки Елизаветы Ганичевой, перерезавшей на 9-м этаже веревку промышленному альпинисту, как в Питере загремело дело "бабули-расчленительницы" Тамары Самсоновой. Но, как известно, общественное здоровье определяется не отсутствием преступлений (они есть даже в самом цивилизованном мире), а реакцией общества на трагедии. И тут нас ждет неприятное открытие: в то время как СК РФ удивлен кровожадностью питерских старушек, народные массы, напротив, находят все это не более чем забавным. И дружно подыскивают любые, самые дикие оправдания обвиняемым.

Подвиг эскулапов

"Врачи совершили чудеса, и я выжил, – рассказал "Новой" альпинист Андрей Соболев, долго пробывший в коме после падения с высоты восьмого этажа. – Металлом заменены кости в руке и обеих ногах, а главное – полпозвоночника. Несколько позвонков просто переломаны, а один превратился в кашу и его полностью удалили. Не подлежат восстановлению и голеностопы".

Андрей оказался неисправимым оптимистом, уверен в справедливости нашего правосудия и спокойно говорит о том, что намеренно изувечившая его на всю жизнь соседка получит лишь небольшой условный срок.

Уголовное дело по ст. 30 и 105 УК РФ (покушение на убийство) было возбуждено после того, как "27.02.2015 Е. М. Ганичева, испытывая личную неприязнь к жильцу соседнего подъезда Соболеву, увидев перед своим окном 9-го этажа нагруженный трос, перерезала его". Строки протоколов КУСП сухо сообщают: "Совершая указанные действия, Ганичева осознавала их последствия, имела намерение их совершить, предварительно словесно угрожала этими действиями, осознавая, что потерпевший находится в заведомо беспомощном по отношению к ней состоянии".

Смягчающих обстоятельств следствие не нашло, так как женщина, по ее словам, ни в каком криминале никого не подозревала, ей просто надоела эта парочка влюбленных. Она и не отрицает, что видела: окно под ней уже открывают, еще минута, и Ромео окажется в квартире молодой соседки – парень уже как-то раз использовал свою специальность "по личным обстоятельствам".

Вот и в этот вечер он спустился на веревке с крыши к окну, за которым проживают его трехлетний сын (кстати, у ребенка был день рождения) и гражданская жена Ольга. "Молю тебя, ради сына, живи…" – писала она, когда ее возлюбленный лежал на операционном столе, и выборгские врачи героически боролись за его жизнь (не каждый хирург справится с разрывами кишечника и легких при таком обилии других травм!). "Опять влюбилась… Опять в мужа! Опять в своего! Он – самый лучший!" – так сообщила она друзьям о его выходе из комы. Вы уже догадываетесь, к чему я привожу эти подробности: мало кто из СМИ упустил в эти дни случай поглумиться над ее трагедией.

Праздник для новостников

Дружно встав на защиту права убивать всех надоевших соседей, репортеры газет и телеканалов поливали грязью не только умирающего Андрея ("История похожа на комедию, тем более что скорая забирала Соболева из-под окон в альпинистском снаряжении", – 47 news), но и саму девушку, которая уж, кажется, ничем законов не нарушила. Когда Ольга в отчаянии каялась в своей невольной ошибке ("За семью зажгу свечу. Тихо Бога попрошу: береги их, я молю. За себя я не прошу да и просить не смею…"), СМИ резвились над "покушением в стиле расправы из "Ну, погоди!", иллюстрируя "курьез" картинкой, где милейший зайка с презабавнейшей улыбкой обрезает веревку надоевшему волку.

Кстати, смакующим ситуацию репортерам полагалось бы различать законную самозащиту после многократных угроз жизни (что имело место в сюжетах с зайцем) и полное отсутствие таковых в данной истории.

"Чем стремительнее альпинист терял высоту, тем быстрее поднималось давление у пожилой женщины, – остроумничал Николай Растворцев, "ТВ "Санкт-Петербург", – и вот он шлепнулся! А был ли любовник в квартире на 8-м, так и осталось загадкой". Вот, оказывается, что важно…

Пенсионеры – неподсудны?

Опасения, что даме грозит "несправедливый условный срок", не давали покоя прессе. "Полиции не позавидуешь – задачка не из простых. Пенсионерка ничего не отрицает, но возраст и сын-инвалид… Что с ней делать?" – переживал автор "Комсомолки", и не думая возмущаться отсутствием ее раскаяния при наступивших тяжелейших последствиях.

"Черный выборгский юмор" непонятно в чем разглядел Евгений Вышенков ("Фонтанка.ру"), уверяя, что дело вообще не стоит возбуждать: "На СК давит здравый смысл. Формально у Елизаветы Михайловны – покушение на убийство. Но на убийцу она не тянет". Спешим разочаровать коллег: всеобщая уверенность, что пенсионный возраст так же избавляет от тюрьмы, как и детский, ошибочна.

И кстати, с чего мы взяли, что у душегубов бывает "выход на пенсию"? Скорее наоборот, говорят криминалисты: тот, кому одно преступление сошло с рук, в роли "божьего одуванчика" станет лишь убежденным в своей безнаказанности.

Что и доказало гремящее сейчас еще более скандальное "дело Самсоновой". Даже узнав, что "бабуля-маньяк с 12-летним стажем" с ловкостью сисадмина отключала камеры в подъезде перед ночным выносом расчлененных тел, СМИ упорно акцентируют внимание… на ее пенсионном возрасте. Очевидно, что если бы одну камеру не успели починить вовремя, то шквал сочувствия "безобидной бабушке" был обеспечен. И опять – где слова жалости к ее жертвам в прессе, комментариях?..

Заметим, что, как и Самсонова, 66-летняя "старушка" Ганичева абсолютно не сожалеет о содеянном. За все полгода она ни разу не выразила соболезнований Ольге, не говоря уж об элементарном предложении помочь ей с оплатой многотысячных операций.

"Бабке респект!"

Что уж говорить о простых читателях этих горе-журналистов. Уже не первый раз в комментариях к самым отвратительным убийствам лидирует поддержка убийц. Так было и тут – с десятками смайликов и постоянными отсылками к "Ну, погоди!": "A-a-a-a-a!!! Давно так не смеялся!!! – задал тон некий "Джин Аль-Атдинов". – Она же четко предупредила: "Отрежу". Козел ответил: "Да режь!" – получил обещанное! теперь пусть на костылях ковыляет".

Особенно злобствует некий знакомый Ганичевой Дмитрий Залевский: "Ребята! Этому козлу так и надо!!! Поддержим несчастную Лилю!", "А бабули-то в наше время сообразительные пошли! Берем пример!", "Бабуля рулит – молодец!"

Вот еще парочка: "Она не "старушка", а вполне крепкая пожилая дама! Неуч получил по заслугам. Нечего лазить туда-сюда бесцельно!", "Если правда, то повеселило. Горжусь страной, а то все какие-то поганые чубайсы с немцовыми…"

Предположительно это та самая обрезанная веревка, снятая из квартиры Ганичевой. Не правда ли, "забавно" и очень похоже на кадр из "Ну, погоди!"?

"С каждым может случиться"

Моду комментировать страшные трагедии в стиле "а чё такого" или "она утонула" – ввел не народ. Вседозволенность отрезать головы "понаехавшим" тоже не наступила бы, если бы не лившийся годами с экранов цинизм. И вот результат, бьющий уже по "своим". Среди фигурантов упомянутых дел нет гастарбайтеров, "иностранных агентов" или "пятых колонн". Убивают и калечат друг друга самые что ни на есть "наши", а их соотечественники почему-то дружно глумятся над горем потерпевших.

В адрес же убийц все чаще слышно: "С каждым может случиться", "Мало ли чем она его довела", и апофеоз тупости: "Пожалейте ее, ей теперь с этим жить". И тщетно объяснять, что времена диккенсовских стыдливых палачей, каявшихся, заламывая руки, перед честным миром, давно прошли, и нынешние палачи не только прекрасно живут "с этим", но и в суд из-за решетки подают на матерей своих жертв – как смели на суде неуважительно о них отзываться? И какую бы чернуху ни донесли нам новости, опять и опять: гнал на сто двадцать и убил детей? – "С каждым может случиться". Неужели с каждым? Я знаю многих, с кем не может. Перерезала веревку соседу по парадной? – "Каждого можно до этого же довести". Извините, но мою бабушку – нельзя. Перерезала провода видеокамер, чтоб вынести в кастрюле голову подруги? "Мало ли чем та ее довела". В общем, все, что угодно, кроме нормальной реакции здорового общества: сочувствия к пострадавшим. Напротив: массовое сострадание к любого сорта отморозкам.

Неужели национальная идея найдена, и идея эта – "Кто сильнее, тот и прав, и горе слабому"?