От защитников – волынщикам

От защитников – волынщикам

14 сентября 2015 12:03 / Культура

Градозащитники представили пакет актуальных проблем на встрече в Смольном. Конструктивный подход вице-губернатора Игоря Албина обнадежил, позиция председателя КГИОП – обескуражила

Кому еще что оторвать?

Накануне Марша в защиту Петербурга вице-губернатор Игорь Албин провел очередную встречу с гражданскими активистами. Первая состоялась в июне, на ней было решено сделать такие совещания ежемесячными (с перерывом на период летних отпусков). Состав приглашенных меняется – в зависимости от предложенных актуальных тем. На этот раз в повестке значились Охтинский мыс, Конюшенное ведомство, Кондакопшинское болото, сквер на Савушкина, 112, парки "Малиновка" и "Александрино", Дом Мордвиновых (ул. Глинки, 4) и проект строительства моста через Малую Неву в районе острова Серный. К участию в обсуждении вице-губернатор привлек и профильных чиновников: председателя КГИОП Сергея Макарова, главу Комитета по развитию транспортной инфраструктуры Сергея Харлашкина и зампреда КГА Бориса Гордеева.

Представители инициативных групп сходятся в том, что Игорь Албин конструктивно ведет диалог – по каждому из острых вопросов даются конкретные поручения, тут же определяются ответственные за их исполнение и сроки. Что, похоже, далеко не всеми из его подчиненных воспринимается с энтузиазмом. Так, Наталья Баланюк (инициативная группа в защиту ландшафтного памятника – парка "Александрино") пожаловалась на пустые отписки, получаемые из аппарата вице-губернатора.

Принимая критику, Игорь Албин пояснил: "Готовится-то ответ не самим аппаратом, а профильными комитетами – значит, КГА, КГИОП так отписываются. Я вас прошу, Наталья, перешлите мне такие ответы – я хочу выяснить досконально, кто там и что писал". И тут же обратился к Гордееву и Макарову: "Оторвите седалищный нерв от кресла, съездите на место и посмотрите, проверьте, что там происходит!"

Приглашенной стороне, похоже, было что добавить к предложению оторвать нерадивым чиновникам еще что-нибудь. Павел Шапчиц (чье грамотное участие в судебных процессах позволило выиграть не одно дело в защиту объектов наследия) пожаловался на нежелание КГИОП провести сверку действующей документации по Охтинскому мысу с выявленными археологами объектами наследия: "Об этом мы договорились еще в июне, на первой такой нашей встрече. Я представил толстую пачку документов и материалов, однако со стороны комитета никаких действий не последовало, за три прошедших месяца ничего от них не получил". Сергей Макаров возразил на это: "Объекты археологии вне компетенции КГИОП, это вопросы Минкульта".

Павел Шапчиц поправил чиновника: "Да, в части включения в госреестр – это компетенция министерства. Но сейчас мы говорим о статусе выявленного объекта культурного наследия. В прежние годы комитет раз пять менял его границы, не опираясь вообще ни на какие экспертизы. Арбитражный суд указал, что у КГИОП тогда не было фактических оснований к вынесению таких решений – ни научной документации, ни результатов полноценных изысканий. Но с 2010 года такие основания появились – по результатам раскопок они есть в отчетах и Петра Сорокина, и Натальи Соловьевой. И ваша задача теперь внести в учетную документацию эти достоверные сведения, что относится к полномочиям комитета".

Депутат Борис Вишневский напомнил еще об одной неотложной проблеме: "Необходимо срочно провести консервацию найденных археологами объектов. Пять лет мы об этом говорим, но ничего так и не изменилось". "А что там не законсервировано? – изобразил искреннее удивление Сергей Макаров. – Я там был. Ну один ров не засыпанный. А зачем его засыпать? Ров он и есть ров". "Это археологический объект. По мнению специалистов, он и подлежит засыпке, то есть консервации", – попытался разъяснить азы Павел Шапчиц. "Еще четыре года назад Петр Сорокин принес в КГИОП схему с обозначением всего того, что необходимо законсервировать на Охтинском мысу", – сказал директор центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов.

Черту под дискуссией подвел хозяин кабинета. "Надо эту историю осознать и вынести наконец решение, – заявил Игорь Албин. – В ближайшие дни переговорю с министром Мединским, попрошу об участии специалистов Минкульта в специальном совещании, которое мы соберем по Охтинскому мысу. И Сорокина обязательно пригласим".

Не отфутболить историческое наследие

Не менее представительным обещает быть консилиум по другой обсуждавшейся проблеме – строительству моста через Малую Неву в районе острова Серный.

Согласованная всеми инстанциями проектная документация предполагает демонтаж дома № 3 по Ремесленной улице. КГИОП, удовлетворившись данными кадастрового паспорта (датирующими объект 1920-м годом), признал здание не историческим и возражать против его сноса не стал. Однако активист ВООПИиК Дмитрий Баранов выявил, что в технико-экономическом паспорте значилась дата постройки "1916 год", и обнаружил в архивах фотографии, подтверждающие наличие здания к этому же году, а также свидетельствующие о работах по замене кровли документы 1911 года.

По мнению независимых экспертов, которое было представлено на встрече в Смольном представителями "Красивого Петербурга", проект грешит и другими изъянами. В рассматриваемой точке мост и окружающая его улично-дорожная сеть зажаты в плотной исторической застройке и не соответствуют широкой шестиполосной проезжей части моста. Его параметры, превышающие пропускную способность подходов к мосту, могут стать причиной заторов. А кривизна трассы, связанная с обходом уже отданного под застройку жильем судоремонтного завода, далека от соблюдения строительных норм для улиц городского значения, что негативным образом скажется на безопасности движения. Активисты полагают, что изменение трассировки и сужение ширины моста могли бы улучшить ситуацию. Но КРТИ не считает возможным что-то менять из-за сжатых сроков подготовки к чемпионату мира по футболу – 2018. Градозащитники полагают крайне опасным создание прецедента, когда – по сути, ради разового спортивного события – администрация идет на уничтожение исторической застройки, опираясь на заведомо недостоверные сведения и не желая приводить давно устаревший и неэффективный проект транспортного сооружения в соответствие с современной ситуацией.

Игорь Албин признал, что и у него есть опасения, "не породим ли мы транспортный коллапс с этим мостом и пробивкой набережной Макарова". В то же время он напомнил о многоуровневой системе принятия решений по созданию инфраструктуры к международному чемпионату и о невозможности принципиальных корректировок без согласования с ФИФА. Вице-губернатор предложил вынести поднятую гражданскими активистами проблему на специальное совещание – куда пообещал пригласить не только представителей профильных комитетов Смольного и градозащитников, но и ФИФА, международных экспертов.

Юрист нарезал дичь

Говоря о дальнейшей судьбе Конюшенного ведомства, Албин сообщил: "Решение должно быть юридически оформлено до конца сентября – такую задачу поставил губернатор. Принципиальная позиция руководства города остается в части использования этого памятника только как общественное пространство. Сейчас продолжаются консультации с инвестором по вариантам "отступных". Параллельно мы разрабатываем комплекс первоочередных мер по консервации и реставрации – на эти работы в 2016-м мы готовы выделить до миллиарда рублей из городского бюджета".

После чего глава охранного ведомства (еще недавно публично выступавший за компромисс с инвестором и поддерживавший предложение Зингаревичей по устройству в одной из стасовских галерей бассейна со SPA-комплексом) вновь озадачил присутствующих своей позицией. Касаясь проекта "приспособления" Дома Мордвиновых, в ходе которых уже снесли значительную часть памятника и собираются в несколько раз увеличить его объем, господин Макаров заявил: все законно, ибо в неизменном виде остаются предметы охраны. А к ним, согласно утвержденной КГИОП экспертизе, отнесено несколько огрызков здания, кованая ограда, фонтан да "архитектурно-художественное решение фасада" (подробнее о проблеме см. "Новую" от 24.08.2015).

Председателя КГИОП попросили разъяснить логику комитета, который, с одной стороны, полагает правильным согласовать демонтаж надстроенного в советское время третьего этажа – потому что исторически объект был двухэтажным, но в то же время разрешает возвести три дополнительных новых этажа, которых здесь отродясь не бывало. Подводя все это под работы по сохранению памятника. "Странная логика", – удивился и Игорь Албин. Но господин Макаров, похоже, ничего удивительного в этом не видит – и даже разъяснять такую позицию посчитал, должно быть, излишним. Гордо отмолчался.

Вопрос о том, ради чего потребовался демонтаж вполне крепких конструкций и как это сообразуется с направленными на сохранение памятника работами (а именно к ним закон относит приспособление для современного использования), также не удостоился ответа. Сергей Макаров лишь настаивал на том, что необходимо и достаточно сохранять только то, что отнесено к предмету охраны.

"Новая" попросила прокомментировать такую позицию одного из разработчиков федерального закона об охране наследия депутата Алексея Ковалева. "Ограничения, допускающие производство исключительно ремонтно-реставрационных работ на объекте культурного наследия, распространяются на весь памятник целиком, а не только на его предметы охраны, – убежден законотворец. – Кроме того, к предмету охраны Дома Мордвиновых отнесено архитектурно-художественное решение фасада. А как себе КГИОП представляет его сохранение в неизменном виде, если вырастают дополнительные три этажа? Это же дичь какая-то! Все равно что дописать полотно Рафаэля, дорастив его до масштабов пять на пять метров. Абсолютная дурь!"

На встрече в Смольном председателю охранного ведомства напомнили и о том, что с января этого года федеральный закон запрещает изменять габариты объектов культурного наследия. "Этот запрет распространяется только на территорию объекта культурного наследия, а не на сам такой объект", – настаивал Сергей Макаров.

Павел Шапчиц вынужден был зачитать вслух текст соответствующей статьи 5.1, п. 1 (введена 22.10.2014) закона РФ № 73-ФЗ):

"В границах территории объекта культурного наследия на территории памятника или ансамбля запрещаются строительство объектов капитального строительства и увеличение объемно-пространственных характеристик существующих на территории памятника или ансамбля объектов капитального строительства; проведение земляных, строительных, мелиоративных и иных работ, за исключением работ по сохранению объекта культурного наследия или его отдельных элементов, сохранению историко-градостроительной или природной среды объекта культурного наследия".

Вероятно, председатель КГИОП исходит из тех же позиций, на которых так любят настаивать девелоперы: мол, памятники не относятся к объектам капитального строительства, допускает депутат Алексей Ковалев. Однако пункт 10 статьи 1 Градостроительного кодекса РФ относит к объектам капитального строительства то, что является "зданием", "сооружением", а также "объекты, строительство которых не завершено, за исключением временных построек, киосков, навесов и других подобных построек". Может, для главы охранного ведомства между Домом Мордвиновых и киоском и нет никакой разницы, но как-то боязно становится за лицо культурной столицы: господин Макаров готовится выступить с докладом на Международном съезде реставраторов (16 сентября, Казань), в рамках которого анонсируется презентация нашей практики сохранения наследия.

Представляя Сергея Макарова в качестве нового председателя КГИОП, публике разъясняли: он хоть не реставратор вовсе (как, например, первый зампред Александр Леонтьев, которого одно время прочили на должность главы комитета), зато юрист отменный. Что чем дальше, тем больше вызывает сомнения.

Делясь впечатлениями о прошедшей встрече в Смольном, ее участники выразили недоумение тем, как передергивает этот "юрист" положения законодательства – причем нисколько не стесняясь присутствием своего непосредственного начальника. Как будто и не сомневаясь в том, что ему не составит труда представить Игорю Албину черное за белое. Очевидно, в надежде на то, что шеф разбирается в тонкостях охранного законодательства еще меньше. Однако выказанный вице-губернатором подход оставляет все меньше шансов на успех подобного предприятия. Во всяком случае, хроника его выездов на проблемные адреса показывает, насколько серьезно чиновник погружается в тему, прежде чем приступить к разбору полетов. И насколько четко и по-деловому реагирует на поднимаемые вопросы, пресекая попытки тихого саботажа со стороны подчиненных.

КГИОПу велели выйти из тени

Так, во время встречи в Смольном зашла речь и о недостаточной открытости охранного ведомства. Например, новая версия ФЗ-73 требует публиковать в интернете акты государственных историко-культурных экспертиз. Поступающие на согласование в Минкульт экспертизы давно можно видеть на сайте министерства, там же вдобавок ведется сбор и анализ поступающих по ним замечаний и предложений. Однако данное требование закона до сих пор не исполняется петербургским КГИОП.

"Если бы в ситуации с тем же Домом Мордвиновых оперативно была обнародована информация по согласованным комитетом экспертизам и выданным разрешениям, можно было бы предотвратить те необратимые для памятника последствия, что мы видим теперь", – отметил депутат Борис Вишневский.

"А у нас нет сайта!" – нашелся что ответить Сергей Макаров.

Игоря Албина такая отмазка явно не удовлетворила. И вице-губернатор распорядился (пока идет работа над созданием сайта) представлять позицию КГИОП по тем или иным положениям законодательства на своей интернет-странице, а о каждом выданном по объектам культурного наследия разрешении оперативно информировать через пресс-релизы.

"Я таких документов сотни в неделю подписываю!" – попытался отбиться Сергей Макаров. "Ничего, нас это не пугает", – осадил подчиненного Игорь Албин.

В заключение вице-губернатор предложил представителям инициативных групп подготовить и представить ему свои предложения по открытию связанной с деятельностью КГИОП информации.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close