Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Почему им страшно, когда вспоминают 90-е

Почему им страшно, когда вспоминают 90-е

27 сентября 2015 21:58 / Мнения

Оказывается, в массовой публикации фотографий 90-х годов российские патриоты-охранители увидели политический проект, за которым стоят силы, вынашивающие коварный план.

"Нам хотят рассказать, что в 90-х было светло и красочно, что не надо мазать черной краской, что это было время свободы и возможностей, и те, кто не смог адаптироваться, сами виноваты", – разъясняет некто Баранов с сирийским флагом на своей обложке в фейсбуке, которого цитирует Политонлайн.ру.

Действительно, очень коварный план.

Я, признаться, эту акцию и воспринимал как ностальгический флэшмоб, совершенно невинный и, извините, довольно бессмысленный. С самого начала он не вызывал у меня ничего, кроме легкого раздражения – нет, не от девяностых, конечно, а от качества самих фотографий – сюжетного качества. За редким исключением это были бесконечные выпивающие компании или просто статические милые лица без всякого смысла или только с одним: вот каким я был романтическим волосатым панком с гитарой (а сейчас – с машиной, квартирой, брюхом, лысиной и одышкой) или вот какая я была стройная и свежая (а сейчас, после нескольких родов и хорошей еды 2000-х, – такая, какой мы все знаем).

Ни в одной из просмотренных за эту неделю многочисленных фоточек не угадывалось посыла – какие классные были девяностые. И наоборот, во всех было только одно: какими классными мы были в девяностые.

В общем, никакой политики. Но охранители ее разглядели и здесь.

Интересно, откуда все же у них такая ненависть к позапрошлому десятилетию? Власть и пропаганда неустанно продолжают поливать недавнее прошлое последними словами. "Лихие девяностые" в противопоставлении к "стабильным двухтысячным" и "радостным советским" – это большая и важная часть 15-летней кампании по промыванию мозгов.

Но ненависть эта кажется необъяснимой только на первый взгляд. Как раз те, кто сегодня у власти, ничего в те годы не теряли, а наоборот, только приобретали.

Они боятся вспоминать то время, которым они воспользовались сполна. Это было время "дикого капитализма", сколачивания Путиным, кооперативом "Озеро", бывшими комсомольскими и кагэбэшными начальниками своих первых капиталов (у Путина, вспомним, – на продовольствии в обмен на металлы, так и не поступившем в полуголодный Петербург в 1992–1993 годах). Это было время их кровавых провокаций и развязывания войн во имя расправы с демократией и удержания власти.

Они боятся вспоминать то время, потому что в то время они совершили свои первые преступления.

Поэтому их так колбасит от вида невинных частных фоточек чужих людей. Они боятся, что если мы будем вспоминать, какими в 90-е были мы, то вспомним и то, какими тогда были они.

И постить-то нам лучше сейчас фоточки не себя любимых, а тех, кто действительно был в те годы счастлив. Тех, кто накопил свои первые миллионы в девяностые и изо всех сил старается сохранить их в двухтысячные. Найти этих людей очень просто: именно они продолжают громче всех кричать о том, как плохо нам жилось в то время.