Обойдемся без адвокатов
Фото: Виктор Богорад, cartoonbank.ru

Обойдемся без адвокатов

5 октября 2015 00:00 / Политика

Адвокаты все чаще становятся жертвами судейского произвола. Что делать?

Не реже раза в месяц становится известно о новом скандале из-за удаления судьей из процесса того или иного адвоката. Это уже не прецеденты, не единичные случаи, это тенденция. Новая мода в российском правовом поле – рассмотрение дел без участия защитников. Судье адвокат не нужен. Мало того, он ему неудобен. Мешает: "порочит доказательства обвинения", представляет собственные, задает подзащитному нужные, а свидетелям – неудобные вопросы, заявляет ходатайства, не позволяет судье, не заморачиваясь, копировать в приговор текст обвинительного заключения и прочее. Однако судьи именно такое активное поведение называют "нарушением закона" и выводят защитников за двери и за рамки процесса.

В Городском суде Петербурга коллегия присяжных сейчас рассматривает дело об убийстве бизнесмена, сына главы МО "Полюстрово" Алексея Герцыка. По версии следствия, злодеяние совершили в январе 2013 года четыре сообщника: депутат МО "Полюстрово" Владимир Варакса, предприниматель Максим Нестеренко, оперативник УМВД РФ по Кировскому району города Иван Князевич и курсант Петербургского университета ГПС МЧС РФ Леонид Чебушев.

Как считают в региональном ГСУ СК РФ, организовали убийство Варакса и Нестеренко, а непосредственными исполнителями выступили Князевич и Чебушев. Расправились с потерпевшим якобы затем, чтобы завладеть принадлежащими ему двумя автостоянками в Красногвардейском районе. Мотив преступления не слишком убедителен: злоумышленники, кроме наказания, ничего не получили – стоянки никому из них не достались, теперь ими заправляет семья пропавшего без вести. Факт смерти Герцыка тоже под вопросом. В материалах дела сказано, что жертву задушили, а труп сожгли в мусорном баке, на угле для шашлыка, да так, как даже в крематории не сжечь. Правда, ни место сожжения ("где-то в лесу") не установлено, ни тело, ни его фрагменты до сих пор не найдены.

О нестыковках в результатах расследования и сомнительности доказательств как раз и говорила в суде адвокат одного из обвиняемых, Максима Нестеренко, Натэла Пономарева. Судью Наталью Графову, рассматривающую дело, с самого начала не устраивала линия защиты. Графова, недвусмысленно поддерживая обвинение, по словам Пономаревой, ежеминутно прерывала защитников во время допроса свидетелей, необоснованно снимала важные вопросы об обстоятельствах и мотивах преступления, отпускала комментарии в адрес адвокатов, тон и содержание которых могли вызвать предубеждение присяжных в отношении обвиняемых и их защиты. При этом, отмечают участники процесса, грубые незаконные действия государственных обвинителей, которых было гораздо больше, сходили им с рук.

Не выдержав такого подхода, адвокат подсудимого Нестеренко подала возражения на действия вершительницы правосудия. В ответ Графова отправила жалобу на Пономареву в Адвокатскую палату Петербурга (АПП). Судья написала: защитник "умышленно пыталась дискредитировать доказательства стороны обвинения", "неоднократно проявляла грубое неподчинение распоряжениям председательствующего", "не соблюдала требования УПК к судебному процессу с участием присяжных" – словом, всячески нарушала закон для того, чтобы воздействовать на присяжных заседателей.

"С этим никто и не спорит: вопросы задаются для того, чтобы присяжные обратили внимание на сложные и неоднозначные моменты, задумались, сделали выводы, – объясняет Пономарева. – Суд – процесс состязательный. Графова же пошла самым примитивным и незаконным путем – устранение неугодного адвоката".

Состязание судье оказалось не нужно. 9 сентября она удалила Натэлу Пономареву из зала и из процесса, тем самым нарушив права обвиняемого Максима Нестеренко и лишив его защиты. Жалоба по этому поводу подана в вышестоящую инстанцию. Отстранение Графова аргументировала так: "Пономарева сообщила, что намерена и впредь осуществлять защиту подсудимого в строгом соответствии с нормами УПК и всеми способами, не запрещенными законом. А это значит, что она и впредь намерена нарушать закон"…

"Графова достигла сразу двух целей, – продолжает защитник Нестеренко, – меня там нет, и все остальные адвокаты сидят тихо, как мыши. Это акция устрашения. Настоящий террор. А самое главное – обоснованность решения судьи в таких случаях оценить невозможно, и это приобретает характер произвола".

Адвокатская палата Петербурга, рассмотрев жалобу Графовой, резюмировала: "адвокат Пономарева надлежаще осуществляла защиту обвиняемого, не выходила за пределы УПК и кодекса профессиональной этики, и нет никаких оснований для удаления ее из процесса". К такому же заключению пришла комиссия по защите профессиональных прав адвокатов, куда обратилась Пономарева. 1 октября комиссия решила потребовать мер реагирования от Совета Адвокатской палаты Петербурга.

Каких мер и что делать?

Одни юристы настаивают: виноват закон, а точнее – дыры в законе. Если бы было четко прописано: каким образом и по каким основаниям адвокат может быть удален из процесса, то на практике это было бы не так легко.

Другие убеждены: ничего менять не нужно, закон уже существует, его нужно просто соблюдать, а судьи нарушают.

Судейский произвол – сегодня тема серьезных дискуссий в адвокатском сообществе. Но проблема куда актуальнее и выходит за рамки профессионального круга. Народная мудрость советует не зарекаться ни от сумы, ни от тюрьмы. Теоретически ситуация, когда отнимается последнее право – на защиту, – может коснуться каждого. Особенно если обвиняемому повезет с защитой, следящей не за мухами, а за прокурором и судьей.

9 сентября в Ростове-на-Дону, в Северо-Кавказском окружном военном суде, где проходят слушания по делу бизнесмена и экс-депутата Сергея Зиринова и пятерых его предполагаемых подельников, адвоката одного из подсудимых Анну Ставицкую вывели из процесса.

"По мнению судьи, я нарушала закон тем, что активно защищала невиновного человека, – прокомментировала "Новой" Ставицкая. – Судья, незаконно используя свои распорядительные полномочия в процессе, запрещал защите обращать внимание присяжных на любые изъяны в доказательственной базе. Это у них называется "порочить доказательства". А зачем тогда защита, если не для того, чтобы ставить доказательства обвинения под обоснованные и разумные сомнения? Совет по развитию гражданского общества и правам человека минувшей весной специально обсуждал тему ущемления прав адвокатов, однако это никак не сказалось на практике. Мне на процессе судья сначала затыкал рот, а потом вынес постановление об удалении из зала. Но меня хотя бы за руки, за ноги не тащили…"

9 июля в Московском областном суде, где слушалось дело журналиста и правозащитника Евгения Куракина, его адвоката Дмитрия Сотникова из зала вынесли прямо со стулом.

А в декабре прошлого года в Маловишерском городском суде (Новгородская область) между председательствующим Александром Щуром и адвокатом обвиняемого в мошенничестве Денисом Вяткиным вспыхнули противоречия. Закончились они тем, что судебные приставы за руки и за ноги выволокли юриста из зала, причинив ему телесные повреждения. Позднее, разобравшись в ситуации, Совет Адвокатской палаты Петербурга единогласно признал, что судья был не прав и грубо нарушил регламент. Но процесс к тому сроку уже завершился. Адвокат в него возвратиться не успел…

"Выкинуть адвоката из дела – нарушение, последствия которого устранить невозможно даже возвращением защитника в процесс, – говорит Натэла Пономарева. – Поскольку время идет, суд продолжается, никто заседаний не отменяет, допрашиваются свидетели, изучаются доказательства. Даже если потом адвокат оспорит отстранение и вернется в дело – потерянное время уже не вернешь…"


Мнение экспертов

Юрий НОВОЛОДСКИЙ, адвокат, вице-президент Адвокатской палаты Петербурга, председатель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов:

– Это совершенно незаконная практика, когда суды себя ставят над законом. Это не может быть терпимо в цивилизованном правовом государстве. Но я знаю эту практику и сам в числе пострадавших от нее. У меня было два случая. Один из них – дело Тюрина, в горсуде рассматривалось. Меня удалили. Нужно было разбираться. Разобрались, и я был возвращен в процесс, участвовал в окончании, в судебных прениях и даже добился оправдательного приговора в суде присяжных.

Но это очень опасная тенденция. Судья не волен принимать решение вопреки существующему законодательству. Если судьи начнут принимать решения вне рамок закона – это самое страшное, что может совершить судебная власть. Тогда нужно ее моментально демонтировать.

Я приведу пример, когда судья – то ли из ума выжила, то ли что – публично заявляла: "Закон – это я". Когда судья заявляет, что закон – это она, это означает, что ей нужно обратиться к психиатру. Как может судья не понимать, что закон – это не она, а закон – это нечто внешнее, обязательное для нее?

Никакой закон менять не надо. Судьи нарушают присягу, не соблюдают законы. Нужно отправлять в отставку таких судей. У суда есть набор полномочий. Такого полномочия, как удалить защитника из процесса, у суда нет. У суда нет права удалить адвоката. В законе прописана другая процедура. В том случае, если адвокат не подчиняется распоряжениям суда и это должным образом зафиксировано в протоколе, суд объявляет перерыв и сообщает о нарушениях в Адвокатскую палату. Та разбирается в ситуации. И только по окончании перерыва суд принимает решение в зависимости от того, как признает палата: нарушил что-то адвокат или нет.

Ни в коем случае адвокатура не зависима от государства. Не может участие адвоката в процессе зависеть от усмотрения суда. Это абсурд! Какой же это состязательный процесс? Если адвокат хороший, активный, его можно выгнать? Нельзя! Такого закона нет.

Рушан ЧИНОКАЕВ, адвокат, вице-президент Адвокатской палаты Петербурга:

– Если судья хочет по каким-то веским причинам удалить адвоката из процесса, он должен сообщить об этом в Адвокатскую палату, и только потом, после разбирательства на профессиональном адвокатском уровне, принимать решение. Но случай с Натэлой Пономаревой, случай с Анной Ставицкой в Ростове и другие подобные показывают, что идет процесс деградации правосудия. Почему? Здесь очень много привходящих, традиционных, исторически сложившихся обстоятельств. Адвокаты в России работают в крайне неблагоприятной общественно-политической атмосфере. Государство совершенно однозначно и недвусмысленно отдает приоритет силовым структурам, в каком бы виде они ни выступали, а адвокаты как инородное тело, которое мешает нашему, так сказать, правосудию. Адвокаты – пятая колонна в судебном процессе.

Это, конечно, неправильно. Это глубоко порочный подход. Но он пока существует. Несомненно, со временем будет устранен. Не может существовать государство при таком раскладе. Но сколько для этого еще времени понадобится – не знаю…

Конечно, было бы очень хорошо, если бы ВС РФ дал более однозначное толкование нормам УПК РФ. Либо было бы внесено законодательное предложение о ревизии этих норм. Но это настолько сложная, длительная и зачастую неподъемная процедура. Неподъемная, потому что сегодня любые непонятности и неконкретности в законе толкуются в пользу стороны обвинения, и наши процессуальные противники настаивают на том, чтобы все оставалось в таком первозданном порочном виде.

Удаленный адвокат сегодня может только жаловаться выше. Если вышестоящий суд окажется более мудрым, профессиональным и проявит большее гражданское мужество, то решение суда нижестоящей инстанции будет отменено. Но надежд на то, что вышестоящий суд именно так поступит, у нас нет.