Когда не чувствуют вины

Когда не чувствуют вины

4 февраля 2016 12:16 / Общество

Приговор троим молодым людям, забившим до смерти пенсионера, должен быть вынесен в ближайшее время.

16 марта 2014 года пенсионер Владимир Белокуров из Боровичей (Новгородская область) сделал замечание пьяной компании, которая всю ночь куролесила в его подъезде. В ответ, по версии обвинения, те набросились на старика и забили его до смерти. Корреспондент "Новой" побывал в Боровичском районном суде, где прошли прения сторон.

Обвинения по ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) предъявлены Дмитрию Михайлову, Алексею Мурашеву и Алене Поповой. Прокуратура считает обвинения доказанными и запросила для Михайлова 13 лет и 1 месяц строгого режима, с последующим ограничением свободы на два года, для Мурашева – 12 лет 7 месяцев строгого режима, также с последующим двухлетним ограничением, для Поповой – 10 лет общего режима. Все трое находятся под подпиской о невыезде.

Широкий резонанс дело получило потому, что долгое время его толком никто не расследовал. Только героическая настойчивость вдовы убитого Веры Васильевны Белокуровой заставила органы все-таки отреагировать. Предположительно после ее обращения напрямую к Бастрыкину следствие сдвинулось с мертвой точки: хулиганство переквалифицировали в более тяжелую статью, и предъявили ее уже не одному Михайлову, а сразу троим фигурантам.

К тому же наступили последствия для тех, кто затягивал расследование. В Следственном комитете Новгородской области произошел ряд кадровых изменений; против следователя Дынькова, который первоначально вел дело Белокурова, возбуждено дело по фальсификации, скоро оно должно быть передано в суд.

Также возбуждено уголовное дело по статье "Халатность" в связи с тем, что сотрудники полиции в течение часа не реагировали на звонки соседей Белокурова в то время, пока пьяная гоп-компания избивала мужчину.

Наконец, должно быть принято решение и по сотруднику полиции Русакову – родственнику Мурашева. Русаков, выступая в суде, сам честно признался, что Мурашев звонил ему в день избиения. А кому, мол, он еще должен был звонить в такой ситуации? По мнению Веры Белокуровой, наличие заступника-полицейского сыграло роль в том, что расследование застопорилось с самого начала.

Жене погибшего постоянно поступали угрозы, так что в итоге ей и адвокату даже была предоставлена госзащита.

Смертельно опасные "котлеты"

Подсудимые продолжают настаивать на своей невиновности и требуют оправдания. В прениях защитник Михайлова Александр Соловьев зачем-то травил байки из своей адвокатской деятельности. Например, чтобы поставить под сомнение экспертизу, проведенную в Военно-медицинской академии "какими-то кандидатами и докторами медицинских наук", он рассказал историю о личной встрече с доктором юридических наук, который не умел написать искового заявления в суд. Что было бесспорно занимательно и дает общее представление об уровне защиты.

Экспертизы, проведенные на поздних этапах следствия, когда в СК уже не пыталисьзамотать дело, действительно противоречат первоначальному заключению, сделанному после вскрытия. Патологоанатом написал, что смерть наступила от разрыва мальформации в мозгу Белокурова, что может быть вообще не связано с избиением.

Однако последующие экспертизы выявили явное противоречие этой версии фактам. Мальформация находилась не в той части мозга, где произошло кровоизлияние, ставшее причиной смерти. А по гистологическим материалам выяснили, что мозг погибшего носит характерные следы травматического повреждения.

Как показали в суде доктора, пытавшиеся спасти жизнь Белокурову, и фельдшер скорой помощи, доставивший его в больницу, голова мужчины была деформирована от страшных ударов, которые, бесспорно, были нанесены с помощью твердыхпредметов, и представляла собой одну сплошную гематому.

По версии защиты, Белокуров чуть ли не сам напал на дебоширов – позвонил в дверь и обрушился на них с оскорблениями, угрожал убийством, а они вынуждены были защищаться и, по выражению адвоката Соловьева, "летали по подъезду как отбивные котлеты" – так что в итоге им чудом удалось справиться с могучим 67-летним стариком. Причем действительно чудом: Михайлов и Белокуров якобы сцепились на площадке второго этажа и скатились по лестнице, в результате чего Белокуров и получил все свои многочисленные травмы.

Эта версия противоречит многочисленным фактам и показаниям свидетелей. Во-первых, на третьем этаже многие видели чайные пакетики, выпавшие из разорванной сумки Александра Белокурова – значит, он успел уже подняться с первого этажа, где снимал квартиру Михайлов, до третьего, после чего его догнали и стащили вниз, до первого, где его нашла скорая. А значит, за ним гнались. Кроме того, многочисленные свидетели – соседи по подъезду – слышали угрозы и в свой адрес как раз от разбушевавшейся троицы, а не от мирного старика.

Наконец, у подсудимых не зафиксировано вообще никаких травм.

Никому нельзя верить

В первую очередь защита пыталась поставить под сомнение показания свидетеля Егорова, который видел, как Мурашев и Михайлов били палками, похожими на биты, куда-то в верхнюю часть тела лежащего на полу человека, а Попова, подбадривая их выкриками "Дайте ему, дайте!", била сапогами; после ударов раздавались стоны. Егоров не видел лица избиваемого, так как смотрел через перила, что, однако, не меняет картины: других избитых мужчин в это утро в подъезде не находили.

Для того, чтобы разбить показания Егорова, адвокаты пускались в психофизиологические наблюдения: мол, по его позе и общему поведению понятно, что он что-то недоговаривает. Защита пытается противостоять и показаниям врачей, которые слышали, как ненадолго пришедший в себя Белокуров перед тем, как впасть в кому, сказал, что его избил сосед. В частности, адвокат Соловьев считает, что умирающий человек должен был конкретизировать, какой именно сосед, чем, как и куда бил.

Вообще ничего плохого не сделали?

Как бы то ни было, подсудимые сами признают, что конфликт был. Что в подъезде в то утро не было никого, кроме них троих, кто мог бы нанести Белокурову несовместимые с жизнью травмы. Признают даже, что зачем-то стаскивали его вниз по лестнице, к площадке перед входом в подъезд. Но при этом считают себя абсолютно невиновными и требуют полного оправдания. О чем еще раз говорили в своих последних словах Михайлов и Попова.

"Мне кажется, что эти люди неисправимы, – рассказывает Вера Белокурова, жена погибшего Владимира Александровича. – Они просто не понимают, что стали причиной гибели человека и что это плохо. В деле есть материалы, свидетельствующие, что Михайлов и раньше дрался с соседями, бил человека ведром по голове. И сейчас – я поговорила с нынешними его соседями, где он живет – ведет себя так же, агрессивно, громко включает музыку".

Вера Васильевна требует с каждого из подсудимых по 1 млн рублей компенсации морального вреда.

Осталось выступить с последним словом Мурашеву (что произойдет 29 февраля), и судья Вячеслав Ратнер удалится для вынесения приговора.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close