Точка с запятой в деле по Дому Мордвиновых
Фото: Реализуемый проект "сохранения", по итогам которого Дом Мордвиновых превращается в 6-этажный ЖК Palace Opera

Точка с запятой в деле по Дому Мордвиновых

25 февраля 2016 16:15 / Культура

Разрешения КГИОП на демонтаж конструкций и надстройку памятника под видом его сохранения признаны незаконными. Проигравшая сторона будет обжаловать вынесенное постановление

Вердикт, вынесенный Куйбышевским районным судом, – это не только очередная победа петербургских градозащитников, но и важный для всей страны прецедент. От исхода этого дела будет зависеть, смогут ли чиновники впредь толковать статьи федерального закона в пользу интересов бизнеса или культурного наследия.

Игры с классиками

Прошедшее в Куйбышевском районном суде Санкт-Петербурга заседание внесло свой вклад в празднование юбилея Сергея Довлатова. Для ответчика (КГИОП) и выступающих с ним в одной упряжке заинтересованных лиц (застройщик ООО "Мегахаус" и генподрядчик ООО "Петербургский взгляд") этот процесс стал таким же могучим источником познания жизни, как свадьба товарища Полянского для Никиты Хрущева.

В поисках доказательств правоты действий Комитета чего только не было пущено в ход: от Правил орфографии и пунктуации русского языка до цитат из классиков и отсылов к "Женитьбе Фигаро". Номер не удался, но хоть багаж знаний изрядно пополнили. За что противной стороне следовало бы отдельно поблагодарить истцов – градозащитников Александра Кононова, Наталью Сивохину, Павла Шапчица и депутата Бориса Вишневского.

Как уже рассказывала "Новая" (см. № 82 от 9.11.2015), председатель КГИОП Сергей Макаров настаивает на собственном оригинальном прочтении ряда положений федерального закона (ФЗ-73). Пункт 1 статьи 5.1 гласит: "На территории памятника или ансамбля запрещаются строительство объектов капитального строительства и увеличение объемно-пространственных характеристик существующих на территории памятника или ансамбля объектов капитального строительства; проведение земляных, строительных, мелиоративных и иных работ за исключением работ по сохранению объекта культурного наследия или его отдельных элементов, сохранению историко-градостроительной или природной среды объекта культурного наследия".

Но юрист Макаров утверждает, что данный запрет, распространяясь на территорию памятника, самого памятника не касается. Можно было бы просто посмеяться над таким искрящим замыканием логической цепочки в отдельной чиновничьей голове, если бы оно не имело столь плачевных последствий для наших объектов наследия. По сокрушительной своей силе они сопоставимы разве что с последствиями другой установки главы комитета: о том, будто закон вовсе не обязывает сберегать весь объект культурного наследия (ОКН) целиком, а только его предмет охраны. Последний же заботливыми ручками КГИОП может быть урезан хоть до фрагмента лицевой стены.

Собственно вокруг этих ключевых установок Сергея Макарова и развернулась судебная битва. Коллективный разум ответчика и заинтересованных лиц создал впечатляющее абсурдистское полотно.

Выпитый чай с конями

КГИОП настаивал, что зафиксированный в статье 5.1 запрет на увеличение габаритов не распространяется на работы по сохранению памятника (а именно к ним относит ведомство Макарова снос львиной доли Дома Мордвиновых, полный демонтаж внутридворовой литеры Б с новым строительством на ее месте и превращение исторически двухэтажного лицевого корпуса в шестиэтажный апарт-отель).

Развивая эту мысль, представитель "Петербургского взгляда" вооружился "Правилами орфографии и пунктуации", пытаясь (со ссылкой на параграф 132) доказать: в предложении слова послеточки с запятой не могут рассматриваться в отрыве от слов, использованных донее. Значит, вторую часть предложения в п. 1 статьи 5.1 нельзя толковать в отрыве от первой. Отсюда вывод: выражение "за исключением работ по сохранению памятника" может относиться не только к "проведению земляных, строительных, мелиоративных и иных работ", но и к запрету на увеличение объемно-пространственных характеристик.

Поддержать эту шаткую позицию призваны были цитаты из классиков:

Пушкин и Гоголь, Герцен и Писарев, Горький, Лев Толстой, Тургенев и Чехов, Лермонтов… Ввиду естественной невозможности вызвать этих свидетелей для разъяснений смысла их высказываний попытку вступиться за здравый рассудок классиков предпринял Александр Кононов:

"Вот вы приводите в качестве примера из Лермонтова: "Между тем чай был выпит; давно запряженные кони продрогли на снегу; месяц блестел на западе и готов был уже погрузиться в черные слои тучи, висящие на дальних вершинах как клочки разодранного занавеса". Если следовать вашей логике – "висящие на дальних вершинах" и "готов был погрузиться в черные слои тучи" относятся не только к месяцу, но и к выпитому чаю и запряженным коням".

"Петербургский взгляд" фокусировался плохо, картинка оставалась мутной.

Свои разъяснения представил филолог Павел Шапчиц. По его мнению, в параграфе 132 Правил представлен лишь общий случай употребления точки с запятой. Тогда как параграф 135 гласит: "Точка с запятой ставится в конце рубрик перечисления, если рубрики эти не являются самостоятельными предложениями, но достаточно распространены, и особенно если внутри их уже есть какие-либо знаки препинания". "Содержание спорного фрагмента статьи 5.1 ФЗ – не что иное, как перечисление, а два распространенных члена предложения – это рубрики данного перечисления, – говорит Шапчиц. – Общим по отношению к однородным членам выступает не обособленное дополнение "за исключением работ по сохранению…", а группа сказуемого "на территории памятника и ансамбля запрещаются".

Точка с запятой маркирует конец соответствующей рубрики. С учетом того, что две рубрики уже подчинены группе сказуемого, которая их объединяет по смыслу и связывает в единое предложение, и эти рубрики отделены друг от друга точкой с запятой, становится очевидно, что обособленное дополнение "за исключением работ по…" не может относиться к членам предложения за пределами точки с запятой. Иное означало бы, что рубрики параллельно объединены по какому-то иному признаку. Кроме того, это означало бы, что рубрики неоднородны и вторая рубрика имеет приоритет по отношению к первой, как-то подчиняя ее. А это невозможно в силу употребленной точки с запятой в описанном параграфами 132 и 135 случае". "Следовательно, – заключает Шапчиц, – запрет на увеличение объемно-пространственных характеристик или новое строительство распространяется на всю территорию объекта культурного наследия – вне зависимости от того, проводится ли это в рамках работ по сохранению ОКН или нет".

Перейдя к системному и телеологическому толкованию положений статьи 5.1, истец пришел к выводу: "Законодатель разнес "строительство объектов капитального строительства и увеличение объемно-пространственных характеристик объектов капитального строительства" и "проведение земляных, строительных и мелиоративных работ" по двум разным рубрикам, поскольку в отношении этих видов работ действуют разные ограничения. Первый на территории ОКН запрещен полностью и безусловно, а второй вид работ – разрешен условно (если это работы по сохранению ОКН, его среды и т. д.)".

Три плюс один будет шесть

Поскольку по закону на памятнике могут проводиться только работы по его сохранению, истец попросил разъяснить: почему для сохранения Дома Мордвиновых необходимо надстроить его новыми этажами?

– Потому что использовать объект под другие цели в том виде, в каком он есть, никто уже больше никогда не будет, – заявила заинтересованная сторона.

– И как это связано с изменением конфигурации, габаритов? Нельзя без этого использовать объект под тот же отель? – задала уточняющий вопрос судья Ирина Воробьева.

В ответ прозвучало:

– Надо же экономику проекта просчитывать.

Развивая эту мысль, представитель инвестора подтвердил, что возведение дополнительных этажей продиктовано соображениями окупаемости, большей выгоды. Доподлинно неизвестно, перечитывался ли в рамках подготовки к процессу еще и "Простодушный" Вольтера, но такое вполне откровенное признание позволило установить, что наращивание дополнительных этажей нельзя расценивать как работы по сохранению Дома Мордвиновых.

Когда станет доступна мотивировочная часть решения суда, "Новая" продолжит знакомить читателей с материалами и выводами этого увлекательного процесса.