Миллион за статью. Двадцать девятую
Фото: Петра Ковалева. ИНТЕРПРЕСС

Миллион за статью. Двадцать девятую

17 марта 2016 22:23 / Общество

В городе разгорается медийный скандал – сразу пять изданий получили по иску от Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов.

Вуз требует от СМИ компенсацию репутационного вреда на миллионы рублей, хотя такого понятия в Гражданском кодексе нет. Общее число исков, поданных от имени ГУПа и его ректора Александра Запесоцкого к петербургским медиа, давно перевалило за десяток. Но СМИ по-прежнему интересуются порядками, которые царят в этом учебном заведении.

Девочка с голубыми волосами, или 33 подзатыльника

Как и из любого вуза, из Университета профсоюзов отчисляют студентов. Но не всегда за скудоумие. В стремлении беречь казну ГУПа его ректор достигает невероятных моральных высот. Историю Игоря Веркина в городе помнят до сих пор, хотя случилась она полтора десятка лет назад.

17-летний Игорь Веркин был зачислен в ГУП 22 мая 2000 года. Его родители, люди не слишком состоятельные, решили не рисковать и заплатили 28,5 тысяч рублей (по тем временам 1000 долларов) сразу за год. 29 июля, задолго до начала учебного года, мальчик скоропостижно умер. Мать Игоря попросила вернуть деньги – ее сын не посетил ни одного занятия, а деньги были нужны на тяжело болевшего мужа, но университет проявил принципиальность и отказался это сделать.

Матери мальчика, Лидии Игоревне, выдали официальный отказ, добавив: единственный, кто может пересмотреть решение, – Александр Запесоцкий. Женщина просидела целый день у кабинета ректора, но на прием не попала.

Позднее в интервью "Известиям" Запесоцкий заявил: "Умирает, конечно, не каждый, но даже если три студента в год не смогут учиться по каким-то причинам, мне нужно будет три тысячи долларов выложить из своего кошелька".

Семья обратилась в суд, который решил: деньги вернуть, родителям выплатить моральный ущерб. Лидия Игоревна рассказала "Новой", как была потрясена, когда вуз пытался оспорить это решение. "Университет подал апелляцию в Городской суд, – говорит она. – Но там судья сказал: это уму непостижимо, у людей такое горе! Человек даже не приступал к учебе…"

Другой эпизод. В октябре 2013 года на форуме университета студентка удивилась ценам в студенческой столовой. Ректор отреагировал жестко: "Ценами не довольны около десятка убогих. […] Ваше нытьё стыдно читать. […] Уходите от нас с богом. Зачем Вы вообще живёте? Зачем такие немощи на свет появляются?!" (Орфографию ректора сохраняем.)

Позже ректор заявил, что его неправильно поняли: якобы пассаж был многослойным. "Вопрос задавала якобы первокурсница, юная и неопытная; якобы бедная; якобы из провинции, – пишет Запесоцкий. – С другой стороны отвечал ректор, якобы – эксцентричный, якобы – грубиян и самодур". На самом же деле, заверил Запесоцкий публику, все было иначе – он проводил в сети научный эксперимент – "исследовал психологию и поведение людей".

История с "экспериментом" попала в СМИ, но в ГУПе во всем обвинили журналистов, которые об этом написали. Это неудивительно. О представителях медиа Александр Запесоцкий не раз высказывался публично: "С моей точки зрения, типичный петербургский журналист нагл, необразован, ленив и продажен. […] В результате на десять журналистов сегодня, по-моему, в среднем приходится максимум один настоящий. Остальные подчас – просто отбросы общества".

В феврале 2009 года по инициативе петербургского Союза журналистов цитаты ректора изучала прокуратура города. Сотрудники СМИ интересовались – не являются ли высказывания ректора разжиганием социальной розни по профессиональному признаку? Нарушений не нашлось.

Выступая перед Общественной палатой РФ с докладом "СМИ как фактор трансформации российской культуры", ректор призвал вернуться к практике советской цензуры, но, не дожидаясь изменения Конституции, решил рублем наказать медиа, которые опубликовали цитату, где его самого подозревают в нарушении 29-й статьи Конституции – о свободе мысли и слова. Пункт 5 статьи гласит:цензура запрещается.

Вокруг 29-й статьи

Инфоповод для последнего скандала сотворил сам ГУП http://www.gup.ru/events/news/detail.php?ID=171145, сообщив об отчислении 150 студентов в марте-апреле 2014 года. На официальном сайте Университета профсоюзов Запесоцкий назвал происходящее "мягкой формой избавления от балласта". Жертвами должны были стать "не соблюдающие дисциплину и неспособные к поведению на уровне университетских стандартов". "Неспособных" руководство обещало определять по "вызывающему внешнему виду, использованию ненормативной лексики и т. п.". Венчала список приписка: "Внимание будет уделено поведению студентов в социальных сетях".

Позже на сайте ГУПа появилось уточнение. "Активность в социальных сетях – это дополнительный штрих к социальному портрету студента, – заявил Запесоцкий. – […]. В принципе, для нас нежелательна почти любая активность студента в социальных сетях".

Молодежное движение "Весна" увидело в действиях ректора нарушение 29-й статьи Конституции, гарантирующей право на свободу слова. Их пресс-релиз, разосланный в городские СМИ, активно цитировали журналисты.

Через полтора года после публикации ГУП обратился в суд. Иски от Университета профсоюзов получили пять городских редакций. В мае 2015 года иск на миллион рублей был подан к "Эху Москвы в Петербурге", в августе столько же ГУП потребовал от портала "ЗАКС.Ру" и интернет-газеты "Бумага", в декабре 2015 года – от The Village. Последний, пятый иск – на три миллиона – в январе 2016 года прилетел порталу Лениздат.ру. Суд рассмотрит его в апреле, оставшиеся два – уже в начале марта.

Профсоюз имени ректора

Активно судиться с городскими медиа университет начал в 2008 году, когда потребовал 2,4 млн рублей от "Фонтанки.ру" за рассказ об отчислении второкурсницы, нелестно отозвавшейся об альма-матер в ЖЖ. Иск был проигран. С журнала "Ваш тайный советник", который упомянул об отчислении 300 студентов, прогулявших День знаний, университет хотел получить 10 миллионов – и вновь остался ни с чем.

 Семь лет ГУП судился с редакциями, написавшими о незаконных намывных работах, которые велись в Лисьем Носу неподалеку от особняка, которым распоряжался университет. Публикацию в "Новой" "Ректор Гуманитарного университета профсоюзов основал личную погранзаставу?" ГУП оценил в 10 миллионов, параллельно иск был подан к "Эху Петербурга", опубликовавшему анонс материала. По аналогичному поводу – из-за публикации "Кто крадет озера" – в августе 2014 года ГУП судился с редакцией "МК в Питере". Эти три иска были проиграны.

Новый счет – новые иски

2016 год стал для университета и его ректора более удачным. Суд первой инстанции удовлетворил иски к "Эху Москвы в Петербурге" и ЗАКС.Ру. В первом случае частично – с редакции вместо миллиона взыскали 40 тысяч.

В случае с ЗАКС.Ру Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти признал, что материал порочит деловую репутацию вуза, однако миллионную компенсацию истца удовлетворять не стал, ограничившись уплатой госпошлины и опубликованием опровержения. Но 26 ноября Тринадцатый арбитражный апелляционный суд постановил взыскать с редакции компенсацию в полном объеме.

Суд не принял довод защиты, что сведения – лишь цитата пресс-релиза "Весны", сославшись на пункт 5 Пленума Верховного суда РФ от 24.02.2005 года, согласно которому ответчиками могут выступать не только авторы высказываний, но и те, кто эти сведения распространил.

Что касается вопроса о том, соответствуют ли сведения действительности и нарушал ли Запесоцкий 29-ю статью Конституции, то суд удовлетворился представленным ГУПом ответом прокуратуры от 30 июля 2014 года: их проверка не выявила нарушений законодательства. Как проверка учреждения могла определить, нарушил ли Запесоцкий ЛИЧНО 29-ю статью Конституции, ясно не до конца.

В прокуратуре "Новой" подтвердили: в 2014 году они проверяли сведения об отчислении студентов ГУПа с 1.01.2013 по 10.06.2014 и нарушений не выявили. Заключение они предоставили 30.07.2014 проректору университета, а тот, соответственно, принес его в суд. Удивляет только тот факт, что на вопрос "Новой", по чьему требованию проводилась проверка в университете, нам ответили: самого университета. Сведений о других проверках в прокуратуре нет.

"Вбросом" в своем пресс-релизе назвал Запесоцкий и информацию о том, что в октябре 2014-го Рособрнадзор лишил ГУП аккредитации по шести образовательным программам. Ректор потребовал от руководителя Рособрнадзора прокомментировать ситуацию, но в ведомстве на истерику ГУПа отреагировали сдержанно, заявив, что не дают оценок пресс-релизам образовательных организаций и их не комментируют. "Новой" в Рособрнадзоре подтвердили, что два года назад в работе ГУПа действительно были выявлены нарушения.

"В 2014 году проводились проверки шести филиалов университета, по результатам которых были выявлены нарушения лицензионных требований, законодательства в сфере образования, несоответствий содержания и качества подготовки обучающихся требованиям федеральных государственных образовательных стандартов, – сообщило ведомство.– Предписания Рособрнадзора были исполнены и сняты с контроля".

Основанием для проверок послужили "результаты мониторинга эффективности образовательных организаций высшего образования 2013 года, проводимого Министерством образования РФ".

Ущерб, которого нет

По мнению юриста Центра защиты прав СМИ Светланы Кузевановой, суд должным образом не исследовал право истца на подачу иска: "Спорные сведения сообщают о действиях Запесоцкого или администрации, а защищает свою репутацию университет. В этом есть правовая коллизия".

Но самое главное, что понятия "репутационный ущерб", которого редакциям насчитали на миллионы, нет в Гражданском кодексе. В судебных решениях оно появилось благодаря п. 7 ГК "Защита чести, достоинства и деловой репутации", где было указано, что правила статьи "соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица". "Соответственно" судьи трактовали каждый на свой лад. А поскольку физическим лицам можно нанести моральный ущерб, то вскоре в решениях появился своеобразный аналог для лиц юридических – "репутационный вред".

Как отмечает директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова, изначально суды лишь требовали от СМИ дать опровержение или оплатить убытки. Судебную практику сломало дело по иску "Альфа-Банка" к газете "Коммерсант", подчеркивает она. Руководство банка убедило суд, что материал "Банковский кризис вышел на улицу" привел к тому, что банк заполонили паникующие вкладчики. В октябре 2004 года арбитражный суд Москвы взыскал с газеты 20,5 млн рублей убытков и 300 млн рублей репутационного вреда. Вторая инстанция снизила размер компенсации до 30 млн рублей, сумма осталась рекордной для российских СМИ. "Понятие репутационного вреда ввели по конкретному делу и теперь применяют по искам", – резюмирует Арапова.

В иске ГУПа истецобосновывает свою позицию определением КС РФ от 4 декабря 2003 г., где отмечается, что отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права требовать компенсации вреда, причиненного умалением деловой репутации. Свой тезис ГУП подкрепляет судебными решениями.

По мнению управляющего партнера Коллегии юристов СМИ Федора Кравченко, в последние годы суды шли по пути отказа взыскания репутационного вреда."Новая волна решений по этому вопросу вызывает настороженность, – подчеркнул он. – Может сработать эффект снежного кома – чем больше будет выноситься решений, тем больше истцов будут заявлять о репутационном вреде со стороны СМИ".

Но проблема еще и в том, что способа калькуляции такого вреда не существует. Суды руководствуются Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2010 года, там обозначено, что компенсация морального вреда "должна быть разумной и справедливой и не вести к нарушению свободы массовой информации".

Но как показывает решение по ЗАКС.Ру, этот тезис суды понимают по-разному. В Тринадцатом арбитражном апелляционном суде, например, заоблачную цифру обосновали так: да, компенсация должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свобод. Но "с учетом конкретных обстоятельств дела", а также потому, что сведения распространялись в сети Интернет, справедливо взыскать с редакции миллион.

Юристы, опрошенные "Новой", ни разумности, ни справедливости в таком решении суда не усмотрели. "Для любой региональной редакции миллион – это очень много, – отмечает Галина Арапова. – Эта сумма разорительна, она фактически граничит с наказанием, предусмотренным статьей "Клевета". А в гражданском процессе компенсация не может быть аналогичной уголовному наказанию.

"Компенсация не должна приводить к тому, что СМИ прекратит свою деятельность, – подчеркнул председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов. – К примеру, во Франции компенсация обычно не превышает две-три тысячи евро. Делается это с пониманием того, что свобода СМИ – одна из фундаментальных основ демократического общества".

2 декабря ГУП опубликовал у себя на форуме решение арбитража, снабдив его радостной припиской: "должны быть разорены".

К слову, учредителем ГУПа выступает Федерация независимых профсоюзов России. На вопрос "Новой", как ФНПР относится к тому, что университет направо и налево предъявляет СМИ миллионные иски, глава федерации Михаил Шмаков лично отвечать отказался, крикнув в трубку, чтобы мы шли в департамент общественных связей.


P. S. Загадочным образом мысли ректора оказались созвучны отечественным законодателям. 18 февраля в Госдуме прошли слушания о "О состоянии и перспективах развития высшего образования в РФ". По его итогам думский комитет по образованию представил проект рекомендаций для исполнительной власти. Пункт 5-й которого звучит так: "Обязать региональные СМИ отражать высокую миссию, профессионализм и трудовые достижения преподавателей вузов и исключить информацию о негативных проявлениях в высшей школе без достаточных на то оснований в виде решений суда или принятых мер по наказанию виновных". В пресс-службе комиссии по образованию корреспондента "Новой" успокоили – "пункт, безусловно, подвергнется серьезной переработке, исключающей противоречия с Законом о печати".

Предлагаем свою правку – исключать надо негативные проявления в высшей школе, а не информацию о них.

2 комментария:

Россия вновь впереди нового бизнеса - заработки на репутационном и моральном ущербе. Ниша обширная. Ценовая шкала 1...2 млн ( пока рублей, как и стоимость жизни). А репутационный вред деньгами не оценишь. У  разных социумов (воры, проститутки, шоумены политики (впрочем, я повторяюсь), креативщики, пролетарии и др.) разная, специфическая мораль а  муки-то одинаковые! Степень этих мук и страданий может быть ужасной. Непередаваемой словами. Причем каждая тварь Божья имеет индивидуальные особенности. Говоря по простому - есть толстокожие и есть с тонкой душевной организацией. Поэтому было бы разумно в каждом рассмотрения иска подвергать истцов комплексной психо- моральной-физиологической экспертизе - иначе неизбежны  судебные ошибки в назначении денежной компенсации, аппеляции и прочая мутотень. Один из существеннейших
вопросов отражен в американской шутке: солдат приходит в лазарет с жалобой,
дескать у него комплекс неполноценности. Врач сообщает ему:- т.к. рядовой суть
существо в целом неполноценное, то у него не может быть комплекса
неполноценности. Этот подход-  исключение из правил и мы даже не будем его
детализировать (в исках Запесоцкого).
Ещё типичная ситуация.  Чем больше украл, тем выше у тебя авторитет среди воров. А если еще обул моралиста другой конфессии (лоха) на бабки, использовав в суде его же шкалу моральных ценностей - ты всероссийский авторитет.





Возник также аспект страховки от морального ущерба. Ракеты страхуют. А почему не застраховано профессиональное доверенное лицо Запесоцкий? И он вынужден лично бегать по судам за какими то жалкими двумя миллионами, (в данном обсуждении вид валюты не имеет значения) хотя в развитых странах это обязанность страховых компаний. Много, очень много проблем, которые надо разрешить. Но мы с этим справимся. А как же. С ЕГАИСом справились, коррупция на подходе, потом протекционизм, потом кумовство. И,

Может по теме, а может - и нет. В зоопарке экскурсовод: Перед вами орёл-стервятник. Питается исключительно стервами. Осторожнее, девочки!
"Даже самые репутационные достоинства морально ущерблённых не могут искупить социального греха: участия в потреблении без участия в производстве.
Суверенная Россия наполняется бездельниками, которые хотят иметь деньги, не работая, и придурками, которые готовы работать, не богатея."

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.