Потерянные миллионы
Фото: Вилла Рено после пожара. Один из объектов наследия, утраченных с момента согласования экспертизы по приданию поселку Комарово статуса достопримечательного места. zelenogorsk.spb.ru

Потерянные миллионы

17 марта 2016 16:25 / Общество / Теги: кгиоп, ленобласть, наследие

Экспертизу, призванную обеспечить поселку Комарово надежный статус защиты и стоившую бюджету 2,2 миллиона, замотали.

Ответственный за исполнение экспертизы чиновник уволен, информирует Георгий Полтавченко. Оставляя без ответа вопросы как о судьбе объекта культурного наследия, так и о выкинутых на ветер средствах.

Нет интереса, нету и работы

Реакция петербургского КГИОП на грянувший "Росохрангейт" оказалась на удивление спорой. Пока ленты новостей пополнялись сводками новых задержаний и обысков, связанных с чиновниками Министерства культуры и крупными реставрационными фирмами, наш комитет издал приказ, обязывающий сотрудников ведомства сообщать его председателю о возникновении личной заинтересованности при исполнении служебных обязанностей.

Градозащитники эту новость восприняли с изрядной долей иронии, предложив еще одним приказом обязать сотрудников ведомства проявлять заинтересованность к порученному им делу. Адресуемые КГИОП упреки в бездеятельности давно достигли критической массы.

Красноречивым подтверждением справедливости таких претензий стал и ответ губернатора Петербурга от 15 марта на обращение депутата Алексея Ковалева по поселку Комарово. Парламентарий просил Георгия Полтавченко разобраться с ситуацией, в результате которой оказались фактически выброшенными на ветер свыше 2,2 млн бюджетных рублей – оплаченных за экспертизу (ГИКЭ), обосновывающую придание легендарному поселку статуса "достопримечательное место" (подробнее см. Новую от 21.05.2015).

Выигравшая тендер Архитектурная мастерская Н. Ф. Никитина представила в КГИОП акт ГИКЭ еще в октябре 2013 года. Комитет его согласовал (что подтвердил "Новой" и руководитель мастерской Николай Никитин). Согласно данным сайта госзакупок, контракт по этой работе был закрыт в ноябре 2013-го и профинансирован в полном объеме (платежное поручение № 723 от 15.11.2013). После этого комитету надлежало рассмотреть акт на Совете по сохранению культурного наследия и при его положительной оценке издать распоряжение о включении достопримечательного места "Поселок Комарово" в Единый государственный реестр объектов культурного наследия. Однако лишь осенью 2014-го экспертиза была вынесена на рабочую группу совета. Которая, в целом высоко оценив проделанную экспертами работу и согласившись с выводами акта, высказала ряд несущественных замечаний и предложила внести соответствующие корректировки для их устранения. В августе прошлого года мастерская Никитина вновь представила в комитет доработанный вариант ГИКЭ. Но охранное ведомство и его возвратило, выразив несогласие с теми выводами, которые ранее были одобрены и им самим, и членами совета.

При этом возражения КГИОП представляются весьма сомнительными. Сводились они к тому, что исполненная в 2013 году экспертиза должна была учитывать поправки в Федеральный закон № 73, вступившие в действие двумя годами позже. То есть, по логике юристов комитета, закон должен иметь обратную силу. Кроме того, поправки эти предлагалось учесть в части особенностей владения объектами в границах достопримечательного места – что в принципе не является задачей историко-культурной экспертизы и не может быть исполнено экспертами, аттестованными Минкультом на выполнение работ, далеких от вопросов имущественного права.

Депутат Ковалев в своем обращении к губернатору ставил вопрос о необоснованности отказа комитета, усматривал в действиях его сотрудников признаки откровенного саботажа и спрашивал – кто ответит за напрасно потраченные бюджетные миллионы и что будет все-таки сделано для придания поселку Комарово статуса достопримечательного места в целях обеспечения его надежной защиты.

Георгий Полтавченко сообщил на это, что "должностное лицо КГИОП, ответственное за рассмотрение указанной экспертизы, и. о. начальника управления экспертиз и реставрационных программ КГИОП Платонов П. В. с 07.12.2015 уволен с государственной гражданской службы Санкт-Петербурга".

Платонов, собственно, просто ушел на пенсию (и очень вовремя, судя по набирающей обороты тотальной проверке реставрационных дел и связанных с ними тендеров).

Танцы вокруг губернаторского забора

Между тем, согласно Приложению к конкурсной документации-2013, оплата данной экспертизы могла быть осуществлена "только после устранения недостатков". Иначе говоря, комитет уже на момент закрытия контракта признал акт ГИКЭ и его выводы соответствующими требованиям законодательства и принял их. После чего слать письма с требованиями устранить какие-то недостатки и ссылаться на то, что доработанная с учетом очередных замечаний версия ГИКЭ к ним пока так и не поступила, бессмысленно.

"Новая" связалась с руководителем мастерской Николаем Никитиным, чтобы поинтересоваться: намерены ли они еще что-то дорабатывать, и если да – в какие сроки планируют подать в комитет очередную корректировку.

– Исправлять дальше нет смысла, нечего там дорабатывать, – считает Николай Федорович. – Мы свою работу сделали, она получила высокую оценку на рабочей группе совета, акт ГИКЭ комитет согласовал. Дальше должна была последовать подготовка правового акта. Насколько я понимаю, возникли споры между юристами КГИОП и юридическим комитетом Смольного. И похоже, никто не знает, каким образом выпускать правовой акт по достопримечательному месту, кто именно и как должен это делать. Минкульт никаких разъяснений не прислал. Следующим шагом после согласования нашего акта должна была бы быть совместная работа КГИОП и КГА по градостроительной документации – в части режимов и регламентов для территории достопримечательного места. КГА следовало дополнить документацию своими предложениями, как дальше развиваться этой территории, согласовать их с охранным ведомством. При Дементьевой (Вера Дементьева – председатель КГИОП в 2003–2011 гг. – Прим. ред.) действовала совместная рабочая группа из сотрудников этих двух комитетов. А сейчас между ними никакого взаимодействия нет. Проблема еще и в том, что ни в КГИОП, ни в КГА нет специалиста, который хоть сколько-нибудь понимает в градостроительстве. Новый главный архитектор Владимир Григорьев у нас не градостроитель, Сергей Макаров – тем более. Да у нас в городе вообще отсутствуют профессионалы в градостроительстве. Вот так и получается. А без проработанных регламентов и режимов документ о придании статуса "достопримечательное место" будет бессмысленной пустой бумажкой.

– Но ведь в вашей экспертизе есть режимы и регламенты! – пришлось напомнить корреспонденту "Новой" (документация представлялась на обсуждение в Союзе архитекторов Петербурга весной прошлого года). – Там предложены особые требования для пяти основных зон, прописано все очень обстоятельно, от ограничений по высоте до сложившейся системы озеленения улиц и допустимых видов ограждения участков.

– А вы помните, что у нас в Комарово дача губернатора? – ответил вопросом на вопрос Николай Никитин. – Так вот, по предложенному нашей экспертизой регламенту там, например, существующий глухой забор надо убрать. Ну и сами знаете, у кого там еще и какие дачи. Так что нам будут писать что угодно, изобретая очередные замечания и выдвигая новые требования…


Такая вот сказка про белого бычка. Только больно дорого обходится это чиновничье творчество городскому бюджету и национальному наследию. За то время, что охранное ведомство играло в бумажный пинг-понг, Комарово потеряло еще несколько старинных дач, продолжаются вырубки вековых деревьев и ведется активное новое строительство. Уникальное единое культурное пространство – которое статус достопримечательного места и призван защитить – вот-вот рассыплется, превратившись в пригоршню осколков.

Есть, правда, робкая надежда на то, что в нынешних тревожных для профильных чиновников обстоятельствах у них сработает хотя бы инстинкт самосохранения. Который подтолкнет их к правильному выбору между показаниями о непонятно как освоенных миллионах и законным завершением эпопеи присвоения Комарову статуса достопримечательного места.