Пилят по больному
Фото: после рубки в декабре 2015

Пилят по больному

30 марта 2016 15:22 / Общество

Чиновники не способны точно определить ни место, ни основания уже проведенных рубок.

"Для меня эти деревья – как два родных человека. Их сажал мой папа, назвал их "сестры" – в 1964 году, когда мы с сестрой родились. Прекрасные, здоровые березы, которые спасали нашу солнечную сторону от летней жары. Как можно было их убить?" – рассказывает Ирина Кузнецова. Все больше петербуржцев сталкиваются с тем, что деревья рядом с их домами рубят без объяснения причин.

4 декабря 2015 года во дворе дома 37 по ул. Матроса Железняка спилили две полувековые березы, что вызвало возмущение жителей.

"Это были здоровые, крупные, не аварийные деревья, которые росли на радость всем жильцам и были частью нашей жизни", – написано в акте, под которым подписались 23 человека. В акте утверждается, что МО "Черная речка" не поставило информационных щитов о вырубке, что нарушает закон "О зеленых насаждения в Петербурге", и не отметило приговоренные деревья – никакой возможности узнать о рубке заранее и помешать ей не было.

Ирина Кузнецова из дома 37 начала жаловаться во все возможные инстанции.

Но через месяц, 14 января 2016 года, та же "Черная речка" срубила дерево у дома 20, корп. 1, по Ланскому шоссе. "У нас росла ветла: весной и летом ощущение было как на даче – полноценное зеленое дерево", – рассказывает житель указанного дома Ирина Письмиченко.

Обе женщины обратились к депутату Александру Кобринскому, который послал запрос в прокуратуру Приморского района.

Ответ про березы и ветлу пришел аж от вице-губернатора Петербурга Николая Бондаренко. Про ветлу на Ланском шоссе вице-губернатор сообщил, что после обследования 13 деревьев оценили как "старовозрастные с частичным усыханием кроны". Хотя, по словам Письмиченко, дерево было здоровым и крепким. Правда, доказать это постфактум практически невозможно.

Однако вице-губернатор пишет о протоколе, составленном по адресу Ланское шоссе, дом 20, корп. 2, хотя речь в запросе идет о корпусе 1. Кобринский готовит повторный запрос, чтобы уточнить, о каких деревьях идет речь.

Нарубили на свою голову

Жалобы по березам, спиленным у дома 37 по Матроса Железняка, привлекли внимание прокуратуры, которая обнаружила нарушения в оформлении закупки и условиях контракта, составленного МО "Черная речка". Прокуратура предписала МО "Черная речка" устранить нарушения. Но если бы не жалобы жителей, на эти недоработки никто бы и внимания не обратил.

Контракт на работы по благоустройству, в том числе на санитарные рубки, в 2015 году выиграло ООО "АМС-Строй", которое, как пояснила в прокуратуре замглавы местной администрации Екатерина Курьян, часть работ не выполнило. В связи с чем МО готовит судебный иск и требует наложить на подрядчика штраф за неисполнение контракта. Правда, касается это только ремонта ограждений. Зато работы по санитарным рубкам выполнены – почти на 5,5 млн руб. Безусловно, рубка деревьев – дело не дешевое: в зависимости от диаметра ствола это может стоить от 10 до 20 тысяч рублей. Но это значит, что только в одном МО "Черная речка" за год избавились от более чем трехсот деревьев! Если, конечно, деньги не ушли налево. Это позволяет представить масштабы внутриквартальных рубок в Петербурге.

Так почему все-таки?

Прокуратура установила: разные органы госвласти называют разные причины вырубки берез. В полицейском протоколе сказано о правомерном "сносе зеленых насаждений, утративших жизнеспособность". Эта формулировка, скорее всего, взята из порубочного билета. "Больными и аварийными" называет деревья Вячеслав Егоров, начальник юротдела МО "Черная речка", дававший объяснение в Природоохранной прокуратуре. Ему вторит и замглавы МО "Черная речка" Черкасов.

А вот вице-губернатор Николай Бондаренко считает: "Согласно протоколу обследования, в рубку определены березы, так как они произрастают на расстоянии менее пяти метров от фасада здания". Что якобы противоречит СанПиНу "Градостроительство".

"Да, березы стояли в 4,5 метра от дома, – подтверждает Ирина Кузнецова. – Но ведь тогда надо снести половину всех внутриквартальных деревьев в Петербурге!"

На самом деле по закону "О техническом регулировании" вместо СанПиНов в России должны действовать технические регламенты. Пока они не приняты, СанПиНы действуют только для защиты жизни, здоровья и имущества граждан. Согласитесь, крайне расплывчатое определение: все санитарные нормы принимаются именно ради того, чтобы защищать жизнь и здоровье граждан. По факту какое дерево, растущее ближе пяти метров от здания, подлежит рубке, а какое нет, если возник спор, может решить только суд.

Помеченная крестом береза

Истинные причины

По мнению Кобринского, этот СанПиН не должен применяться, если дерево здоровое. Нельзя рубить здоровые деревья на основании того, что они на 50 сантиметров ближе к зданию, чем "положено"!

"Если бы пункт про пять метров соблюдался неукоснительно – вырубались бы тысячи деревьев, – комментирует Александр Кобринский. – Дерево должно быть обследовано, и если оно здоровое и все равно определяется в рубку – то это делается либо для использования земли под ним, либо для зарабатывания на заказах. Понятно, что на такие неправомерные рубки люди очень болезненно реагируют".

Понятно, что сложность в применении санитарных норм известна тем, кто занимается рубкой. Возможно, поэтому в одних документах чиновники апеллируют к пресловутым "пяти метрам", а в других – к "нежизнеспособности", что позволяет запутать ситуацию.

"У нас во дворе отметили красным крестом еще одну березу, она тоже была намечена в рубку в прошлом году, но после наших жалоб от таких планов вроде бы отказались, – говорит Ирина Кузнецова. – Это такое же здоровое дерево, как и те, что были уже уничтожены. Я надеюсь, что какая-нибудь независимая комиссия обследует данное живое доказательство того, как неправомерно назначаются в рубку наши деревья".

Есть ли какой-либо способ изменить ситуацию в целом? На самом деле это не так сложно: ужесточить наказание за то, что муниципалы не выставляют информационные щиты о планируемых рубках. Если бы жители заранее знали, что их любимые деревья собираются уничтожить, могли бы доказать свою правоту и предотвратить неправомерные рубки.