Перелом ноги «перепутали» с Альцгеймером
Фото: Елена Лукьянова

Перелом ноги «перепутали» с Альцгеймером

29 июня 2016 12:30 / Общество

Специалисты, которые в глаза не видели пожилую женщину, написали в медкарте, что она в маразме, но травм у нее нет.

Летом 2015 года Любовь Дмитриевна Лаптева сломала ногу. Перелом очень нехороший, особенно для пожилого человека, а ей на тот момент было 90 лет. Блокадница, с марта 1943 года воевавшая на фронте зенитчицей, попала в больницу. Там подлечили, отправили домой. Сын перевез ее к себе, чтобы удобней было ухаживать. Так Любовь Дмитриевна переехала с «Дыбенко» на «Пионерскую». Пришлось прикрепляться к новой поликлинике, заводить новую карточку.

Как добиться внимания

Лаптевой нужно было оформить первую группу инвалидности (вторая у нее была с середины 90-х), чтобы получить необходимые средства реабилитации: кровать, противопролежневый матрас, кресло-каталку, оплату сиделки.

«В августе 2015-го к нам приходили терапевт и хирург, – рассказывает Владимир Константинович, сын Любови Дмитриевны. – Мы думали, что вот-вот оформят 1-ю группу. Хлопотать по этому делу в поликлинику ходила соцработник. Но никто ничего оформлять не торопился. Еще зимой приходил психиатр. Когда настала весна, мы поняли, что так тянуть можно бесконечно!»

В апреле 2016-го внучка Любови Дмитриевны позвонила на горячую линию горздрава с жалобой. Оттуда ее послали в райздрав. После этого в поликлинике началось какое-то движение.

В начале мая осмотреть Лаптеву пришли гинеколог и терапевт. «Терапевт все спрашивал: «А что вы хотите? Подгузники что ли хотите?» – говорит Владимир Константинович. – Я ему несколько раз пытался объяснить, что мы хотим то, что полагается по закону: первую группу и индивидуальную программу реабилитации. А не одни подгузники».

Больше ни один врач Любовь Дмитриевну не посетил: соцработница обходила их в поликлинике, те что-то писали в карточку.

16 мая замглавврача поликлиники № 102 Акулова позвонила Владимиру и сообщила, что документы бабушки отправлены на медико-социальную экспертизу (МСЭ). Соцработник зашла к Акуловой, взяла у нее медкарту, с которой нужно было идти на МСЭ. Начав ее листать, родственники не узнали свою бабушку!

Портрет незнакомки

Начать с того, что в карточке были справки от невропатолога, окулиста, уролога, лора, которые к Лаптевой не приходили и осматривать ее не могли. Дальше еще интереснее: основной диагноз – «болезнь Альцгеймера с 2002 года», которой у Любови Дмитриевны ни в 2002 году, ни вообще никогда и никто не диагностировал.

Ну а самое поразительное то, что про перелом ноги в карточке не было ни слова. Зато была справка от хирурга Эренценовой: «Жалобы не предъявляет, пациентка не контактна ввиду выраженных когнитивных нарушений на фоне Б. Альцгеймера. В анамнезе: операции, травмы – неизвестно. Данных за хирургическую патологию нет».

Родственники изумились, проверили фамилию на карточке, адрес, год рождения – вроде Лаптева, та самая родная бабушка. А по документам – какой-то чужой человек… И что интересно, с таким букетом заболеваний, что из средств реабилитации, кроме подгузников, действительно ничего не положено.

Посовещавшись, решили с такой картой на МСЭ не ездить. В конце мая отправили жалобы в Минздрав, прокуратуру Приморского района и администрацию губернатора.

После этого события начали развиваться стремительно. Во-первых, родственникам стала названивать замглавврача Акулова: все просила принести в поликлинику оригинал карточки. Но Лаптевы решили вещественное доказательство никому, кроме компетентных органов, не отдавать.

Во-вторых, позвонили из МСЭ, и внезапно оказалось, что ехать никуда не надо – они сами приедут.

Действительно, 9 июня Любовь Дмитриевну посетила комиссия МСЭ, в тот же день ей присвоили первую группу инвалидности и прописали все, что полагается, в индивидуальной программе реабилитации.

«При этом нам сказали, что в изначальном направлении из поликлиники ни слова не было о первой группе, только те самые несчастные подгузники, – говорит Владимир Константинович. – Хоть для нас все вроде бы и закончилось хорошо, но мы не хотим, чтобы это дело спустили на тормозах. Нам кажется, что в случае заочной постановки диагнозов и фальсификации документов должно быть возбуждено уголовное дело».

Не врачам же это выгодно

Отдел здравоохранения Приморского района провел проверку по заявлению Лаптевых, которое туда переслали из прокуратуры, – поддельную медкарту все-таки сочли нарушением.

За ненадлежащее исполнение должностных обязанностей главврач поликлиники № 102 вынесла дисциплинарные взыскания двум своим замам, Сапроновой и Акуловой, участковому терапевту Лагутенко, офтальмологу Вартановой, хирургу Эренценовой, лору Герасимову, неврологу Кушниренко. Более того, зам Акулова 14.06.2016 уволена. По какому основанию, в райздраве не пояснили.

Главврач поликлиники № 102 Новикова Татьяна Николаевна, как следует из этого ответа, никакого взыскания не понесла, хотя, если главврач о таких художествах своих подчиненных не догадывался, вряд ли это хорошо говорит о главвраче. А если знал, то… еще хуже.


В истории с поддельной медкартой интересно то, зачем это все делалось. Неужели врачам было сложно прогуляться, заглянуть к бабушке, осмотреть ее и поставить правильный диагноз?


Или дикая подделка – не цепь безумных случайностей и имела какую-то цель? Может, врачи мечтали сократить расходы бюджета: ведь Лаптевой по закону полагается первая группа и дорогостоящие средства реабилитации; а по фальшивой медкарте – лишь грошовые подгузники. Но и врачам, и Акуловой от того, сколько денег государство потратит на Лаптеву, ни жарко ни холодно – не из своего же кармана платить.

В поисках ответа на этот странный вопрос «Новая» пыталась взять комментарий у Татьяны Новиковой, главврача поликлиники № 102, но к телефону ее так и не позвали: каждый раз находился повод. Комитет по здравоохранению перевел все стрелки на районный отдел здравоохранения. Мы направили запрос в район – но ответа в установленный законом срок не получили. Теперь одна надежда – на органы дознания.