Сбивший выпускниц водитель не смог засудить прессу

Сбивший выпускниц водитель не смог засудить прессу

17 августа 2016 09:11 / Судебная хроника

Владислав Кондратьев, дважды оправданный судом по ДТП со смертельным исходом, хотел наказать все СМИ, освещавшие его уголовное дело. Но суд подтвердил право прессы, не дожидаясь приговора, сообщать гражданам, кого и за что судят.

В июне 2012 года две школьницы, направлявшиеся на выпускной бал, были сбиты Кондратьевым, одна погибла, другая попала в реанимацию. На глазах у одноклассников тела девочек летели выше светофора. Удар был таков, что номерной знак нашли в тридцати метрах от сильно измятой Audi А6. За рулем находился учредитель (и одновременно зам гендиректора) фирмы «Гранд-Технолоджи» Владислав Кондратьев – сначала обвиняемый в ДТП, а после и истец по статье «Защита чести и достоинства».

Две пары бальных босоножек на 12-сантиметровых шпильках так и остались лежать прямо на зебре. Впервые в жизни надев такие каблуки, Катя Соболева и Вика Соколовская шли на них с трудом и отстали от одноклассников, уже перешедших на островок безопасности перекрестка наб. Лейтенанта Шмидта и 17-й линии. Они ступили на переход как раз в тот миг, когда Владислав Кондратьев с ревущим двигателем вылетел на зебру – остальные машины с обеих сторон в этот момент остановились на свой красный.

Катя Соболева (слева) и Вика Соколовская

ДТП, полное чести и достоинства

Прокуратура требовала для Кондратьева два года реального лишения свободы по ч. 3 ст. 264 «Нарушение ПДД, повлекшее смерть». По версии же подсудимого, он ехал на скорости 60 км/ч и ни малейшей вины за собой не чувствует. На следствии выяснилось, что он уже не раз штрафовался за нарушения ПДД, в том числе и за непропуск пешеходов на зебре, и за превышение скорости. Несмотря на это, суд дважды поверил только ему, а не многочисленным свидетелям, которые уверяли, что виновник ДТП стартанул, чтобы проскочить перекресток на желтый свет, а потом сбил школьниц на скорости 80–90 км/ч.


После повторного оправдания Кондратьев решил наказать СМИ, излагавшие нежелательные ему факты и версии. По его мнению, сам факт публикаций о суде над такими, как он, персонами уже является покушением на их честь и деловую репутацию.


А репутация у гендиректора ООО «Гранд-Технолоджи» просматривается серьезная: «Лицензия Управления ФСБ № 0038255 от 21.03.2011 на осуществление работ с использованием сведений, составляющих государственную тайну». Товары, изготавливаемые фирмой Кондратьева по лицензии ФСБ, тоже немаловажны в народном хозяйстве: колючая проволока, системы наблюдения и контроля и т. п.

Директором фирмы является Кондратьев-папа, тот самый, после прибытия которого в полицию вопрос с задержанием сына был снят; вместо отобранных прав были удивительным образом выданы временные, а обследование на алкоголь чисто случайно задержалось… на восемь часов.

Преюдиция, храни гендиректора

Первый иск на миллион рублей был подан Кондратьевым против «Новой газеты в Петербурге», но за ним должны были веерно последовать другие. По словам представителя истца, все, что публиковалось до оправдательного приговора, не имело права на существование. «Вот у нас тут подшивка криминальных новостей, все до единой заверены нами в нотариальной форме, – пояснил на суде адвокат истца Александр Розанов. – Таким образом, факт распространения информации прессой – доказан!»

Нет, конечно, Кондратьев не собирался запретить городским репортерам распространять какую-либо информацию вообще. Просто писать о нем можно либо хорошо, либо ничего. По словам адвоката, есть люди, еще сильней огорчившие его клиента, и это судебные эксперты. За четыре процесса их сменилось человек восемь, но результаты экспертиз недальновидно гласили: «Мог избежать наезда». То есть работали против неизбежного оправдательного приговора (который, судя по комментариям в интернете, некоторые водители восприняли как подтверждение права применять смертную казнь ко всем детям, чей переход дороги покажется им не совсем правильным). Таким образом, эксперты также могли получить повестки и познакомиться с честью и достоинством господина Кондратьева, а достоинство это достаточно велико, чтобы преподать урок всем авторам экспертиз, статей и репортажей. Господин Кондратьев не скрывает, что любит преподавать уроки: и тем, с кем он не согласен на дороге, и тем, с кем он не согласен в суде.

Эти планы адвокат истца Розанов обнародовал в первом же судебном заседании, заявив, что сначала, выплатив миллион, извинится «Новая газета». А аналогичные иски якобы будут выигрываться автоматически, пока вся пресса Петербурга не попросит прощения.

К счастью, все это оказалось лишь мечтами господина Кондратьева, не имеющими отношения к реальному российскому законодательству.

Статейка на миллион

Все судебные заседания стороной истца старательно превращались в фарс. Напрасно защитник ответчиков Натэла Пономарева цитировала законы, из которых было ясно, что юридически иск безоснователен: из всех пяти фраз, по которым истец требовал у газеты опровержений, имя Кондратьева упомянуто лишь в одной, и то не напрямую. Эта фраза звучит так: «На этапе судебного следствия была проведена повторная, комиссионная экспертиза, которая установила, что Кондратьев на своем Audi имел возможность избежать столкновения с девушками».

Пономарева продемонстрировала суду экспертизу: «Вы пишете в иске, что этот абзац не соответствует действительности. По-вашему, вот эта экспертиза не была проведена? Или газете нельзя было ее цитировать?» Вопрос остался без ответа, что вынудило судью Марину Хмелеву переспросить Розанова: «Так вы оспариваете, что была экспертиза?» «Не знаю!» – огорошил всех представитель истца.

Тогда защитница газеты процитировала из иска: «Ответчик причинил мне нравственные страдания», – и поинтересовалась, как должна была писать газета, чтоб не причинить Кондратьеву нравственных страданий. Неужели голословно, без ссылок на документы?

На другом заседании обсуждалась фраза: «Обвинить судью Ковина в получении взятки мы не можем, у нас нет пока доказательств, – говорил тогда отец убитой девочки Александр Соболев. – Но некомпетентность и тенденциозный подход к делу налицо. Судья Ковин допустил в приговоре многочисленные искажения показаний свидетелей и других материалов дела, а затем выстроил целую систему ложных доказательств. У него получилось, что все свидетели ничего не видели, и осталась только одна якобы неопровержимая версия – самого подсудимого Кондратьева».

«Ну а тут где покушение на честь вашего клиента?» – опять недопоняла судья. «Так как Кондратьев представлял свои доказательства, – привычно ударился в психологию адвокат Розанов, – то из этой фразы читатель решит, что Кондратьев представлял ложные доказательства. Сами видите, тут налицо недобросовестность Кондратьева».

Эти философские выкладки заставили улыбаться даже судью. «Я бы поняла, если бы вы сказали, что тут описывается недобросовестность судьи Ковина!» – с сарказмом парировала адвокат газеты. «Но ведь ваша газета этими словами дает понять, – горячился Розанов, – что мой клиент с целью ухода от наказания сообщал ложные сведения, которые потом и легли в основу оправдательного приговора!»

Также Кондратьев требовал извиниться за слова: «И вот в середине декабря судья Гершевский вышел во двор Василеостровского суда и попросил Веронику Соколовскую – вторую девушку, сбитую Кондратьевым, которая, к счастью, осталась жива, – пробежаться. А сам стал замерять скорость с секундомером (потому что эксперт участвовать в этом фарсе отказался). С таким же успехом судья мог бы замерять скорость полета птиц или растворения кофейной гущи. Несмотря на категорические возражения обвинения и вызванного в суд эксперта, эксперимент на коленке был проведен».

«Но это оскорбляет честь и достоинство Кондратьева, он тут как бы вступил в некий заговор с правосудием, добившись несправедливого оправдательного приговора! – адвокат Розанов был патетичен. – Это ли не сведения, порочащие честь и достоинство истца?!»

Далее Кондратьев потребовал опровержения за такие слова репортера: «Вернувшись в зал после «эксперимента» 12 декабря, судья потребовал у эксперта, чтобы тот произвел пересчет в связи с новыми данными. Эксперт долго сопротивлялся, справедливо указывая на то, что эти данные для определения истинного положения дел неприменимы. Но Гершевский настоял на своем. Пересчет был сделан. В результате выяснилось, что если бы девушки, надев кроссовки, словно безумные, действительно на полной своей скорости выбежали с тротуара прямо под колеса автомобиля Кондратьева, то Кондратьев был бы не виноват. Вот только они, по показаниям десятков свидетелей, плелись нога за ногу!

Однако судья предпочел этого не заметить и на основании «эксперимента» оправдал подсудимого».

– Предлагаю привлечь в качестве соистцов судей Ковина и Гершевского, – усмехнулась адвокат Натэла Пономарева. – Без них здесь обижаться больше некому. А вы вообще знаете статью 47 Закона о СМИ?

– Да! Здесь явный намек на то, что суд был необъективен! Следовательно, и оправдательный приговор необъективен! И у читателя складывается мнение, что Кондратьев воспользовался связями либо средствами, а на самом деле он виновен.

После этих незаурядных дедуктивных открытий сторона истца перешла к последнему, пятому «оскорблению»: «Итак, водитель Кондратьев, солнечным летним днем сбивший выпускниц на пешеходном переходе, уже второй раз оправдан. Его действия признаны верными и не создающими опасности на дороге. Заметим, что при этом ДПС не раз штрафовала Кондратьева за нарушение ПДД: не только за превышение скорости, но и за проезд на красный свет, и за то, что он не пропускал пешеходов на зебре.

И теперь этот бриллиант среди автолюбителей, не получивший за свои действия никакого наказания, вновь окажется на дорогах нашего богоспасаемого города. А легион его братьев-близнецов в очередной раз утвердится во мнении: делай что хочешь, и ничего тебе за это не будет. Если, конечно, есть достаточные средства и/или связи, чтобы в случае чего замять дело».


– Да тут у вас на воре и шапка горит, – не выдержала представительница газеты.

– За слова «на воре шапка горит» еще раз в суд пойдете! – обрадовался Розанов, выхватывая диктофон.


– Могу повторить под диктофон: идиомы и идиоматические выражения не подлежат суду, – проконсультировала его Натэла Пономарева. – Да и во всем иске у вас нет ничего, что соответствовало бы статье о чести, достоинстве и деловой репутации. Все приведенные вами фразы критикуют не Кондратьева, а приговор суда. Но в соответствии с п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 24.02.2005, следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

В итоге Кондратьев запросил у суда лингвистическую экспертизу. Экспертиза длилась несколько месяцев, и именно на ее основании газета выиграла этот суд.

380 тысяч подписей

Мы обратились за комментарием к семье погибшей Кати Соболевой и к их адвокату. Вот что рассказала ее мама: «Нападки Кондратьева на СМИ не случайны. Дело приобрело в Петербурге огромный резонанс. Это доказывается тем фактом, что под нашей петицией «Поддержите закон и справедливость в деле об убийстве Кати Соболевой!» на Change.org подписалось более чем 380 тысяч человек. Мы продолжаем биться за справедливость – сейчас оправдание отменено. Дело вступило на третий круг нашего ада. Эксперты и СМИ как раз добросовестно работали, защищая правду. Естественно, обвиняемый такой их работой недоволен – просто боится сесть в тюрьму».

Адвокат потерпевших Виктор Андреев: «Безнаказанность всегда окрыляет подобных подсудимых. Раньше он обвинял сбитых им девочек. Потом заявил, что перед ним провинились СМИ: ведь они, освещая открытый процесс, предавали гласности все детали, которые говорили о его виновности. А деталей таких уж очень много. Но самое главное – СМИ внедряли в мозг читателей мысль о том, что даже если пешеход что-то нарушает, водитель не имеет права приговаривать его за это к смертной казни. Он в любом случае должен стараться оставить в живых даже самого недисциплинированного пешехода. Но ведь для таких, как Кондратьев, эта логика абсолютно неприемлема. Оправдательный приговор он, вероятно, воспринял как подтверждение права убивать школьниц своей машиной. А от прессы хотел подтверждения этого права. К счастью, на данный момент президиум горсуда отменил оправдание, а в иске к газете этому господину вполне предсказуемо отказано».