Вспоминая будущее: август 91-го

Вспоминая будущее: август 91-го

18 августа 2016 12:57 / Политика

«Эхо Москвы в Петербурге» и «Новая газета в Петербурге» представляют проект, посвященный событиям 25-летней давности, о которых сегодняшние официальные лица предпочитают не вспоминать. Слушайте каждую неделю на 91,5 FM в программе «Вспоминая будущее», читайте на сайте «Новой в СПб»

Олег Басилашвили, народный артист СССР:

«Дважды в своей жизни я видел глаза людей такими, какими я их застал на следующий день после победы над ГКЧП. Это 9 мая 1945 года на Красной площади, я же москвич, и мальчишкой мы с моим другом Викой Альбацем схватили флаг, побежали на Красную площадь. Мы видели глаза этих людей, глаза людей, которые добились свободы. И 9 мая всем казалось, что жизнь изменилась, всё! И вот эти глаза я увидел, когда приехал в Москву во время этого путча гэкачепистского. Люди стояли, взявшись за руки, и в глазах у них было написано, они говорили, глаза сияли… И пусть по колено, по щиколотку в воде, шел нескончаемый дождь, и они стояли, взявшись за руки, отстаивая свою даже не свободу – достоинство. И на меня произвел гигантское впечатление рассказ о Ростроповиче, который в этот день прилетел из Америки, он стоял в этом гигантском пролете стеклянном Белого дома, ему дали автомат. Ему говорят: "Мстислав Леопольдович, что вы делаете? вас же убьют тут!" А он сказал: "Если они победят, я жить не хочу". Вот так. И вот эта мысль, мне кажется, обуяла всех стоящих вокруг Белого дома. И эта мысль дошла до руководства армией, бригады «Альфа», до командующих. И люди поняли, что против народа идти нельзя. Они победили на этот раз».

Слушать полную версию


Александр Невзоров, публицист:

«На тот момент вообще очень много всего происходило, все было непонятно, за исключением одного, скажем так, страшного открытия, которое мне удалось сделать — это понимание абсолютной бездарности руководства ГКЧП и их трусость, и их неспособность к каким бы то ни было решительным действиям. Потому что если уже какое-то событие свершается и если что-то произошло и некое решение принято, то вне зависимости от того, правильное оно или неправильное, по ходу дела менять его нельзя и надо идти последовательно и жестко к цели. Вот они идти последовательно и жестко к цели были совершенно не способны».

Слушать полную версию


Ольга Старовойтова, президент общественного фонда «Музей Галины Старовойтовой»:

«Я помню, что я ехала в метро, и было видно, кто едет на Дворцовую, а кто говорит, как вчера селедочку приготовил. Это был такой контраст заметный, это меня так резануло, что сидят какие-то тетки, с виду приличные, рассказывают, что она вчера селедочку вот так-то приготовила. Ну вообще, думаю, здорово. И надо сказать, что в те дни ни на площади у Мариинского дворца, ни на Дворцовой никто не видел пьяных. Это было действительно какое-то гражданское общество, о котором мы мечтали и мечтаем до сих пор».

Слушать полную версию


Сергей Цыпляев, декан юридического факультета СЗИУ РАНХиГС, в 91-м – народный депутат СССР, член Верховного Совета:

«Когда стало ясно, что надо сформировать новый Советский Союз, на новых условиях, на реальном равноправии – и тут выезжают на танках люди. которые поняли, что в новой конструкции им места нет, что придут новые люди. Они стали решать свои собственные личные вопросы таким способом, уверенные, что вот сейчас таки выйдут – привыкли все решать силой – и народ разбежится, и наступит тишина. А народ не разбежался. Народ повел себя как граждане: вышел, встал вокруг Белого дома. И после этого стало ясно, что достижение цели путча требует крови. Надо сказать, что, слава богу, путчисты были аппаратными работниками, уже не готовы были к серьезным действиям, им вождя недоставало, как обычно, и самое главное – военные отказались идти на штурм, и это спасло нас от невероятной пучины гражданской войны».

Слушать полную версию