Люди-тапки неуловимы для полиции

Люди-тапки неуловимы для полиции

11 августа 2016 13:58 / Политика

Расследования атак на оппозиционных активистов превратились в глухари

Центр «Э» не реагирует на требования найти хулиганов, а «Новую газету» обвиняет в том, что мы не выполняем их работу и не делаем скриншотов угроз.

Весной «Новая» неоднократно писала об атаках на петербуржцев, критиковавших в социальных сетях Владимира Путина. Например, переводчице Юлии Чернобродовой и водителю Руслану Старостину сожгли автомобили, на администраторов оппозиционного паблика «Преступная власть» Александра Маркова и Егора Алексеева, а также волонтера «Наблюдателей Петербурга» Данилу Александрова напали и избили.

Преследователи создавали «ВКонтакте» фейковые аккаунты своих жертв, с которых угрожали им, а в подтверждение серьезности намерений сообщали домашние адреса и выкладывали фотографии оппозиционеров, сделанные во время слежки.

Примерно тогда же Чернобродова обнаружила себя на сайте http://whoiswhos.me, где неизвестные выкладывают сведения конфиденциального характера об оппозиционерах (паспортные данные, ИНН, номера банковских карточек, адреса мест проживания, фото, сделанные в ходе слежек, и т. д.).


Картотека «подлецов», «мрачных грязных физиономий» и «тараканов», которых следует «прибить тапком» (именно в таких формулировках) состоит примерно из 800 человек, критически относящихся к действующей власти.


Журналисты русской службы «Би-би-си» утверждают, что за созданием интернет-картотеки оппозиционеров – потенциальных и уже состоявшихся жертв травли, насилия и поджогов имущества – могут стоять люди, близкие к команде бизнесмена Евгения Пригожина, которого называют «личным поваром Путина». Ранее «Новая» сообщала, что именно Пригожин является хозяином «фабрики троллей», прославившейся платными комментариями в поддержку Путина и травлей его противников. Не исключено, что именно появление в этой истории фамилии Пригожина стало причиной нерасторопности правоохранительных органов. Свое бездействие в Центре «Э» объяснили тем, что «сетевой ресурс неактивен, и просмотр информационных материалов невозможен», а в статье «Новой», на которую ссылались обратившиеся в полицию депутаты ЗакСа, отсутствуют скриншоты картотеки.

В ответе депутатам Борису Вишневскому, Григорию Явлинскому и Александру Кобринскому представители ГУ МВД по Петербургу подчеркивают, что, когда граждане жалуются им на подобные сайты или когда полицейские их сами находят, они предпринимают «исчерпывающие меры по блокировке информационных ресурсов вне зависимости от гражданской позиции и рода деятельности лиц, о которых опубликованы сведения». Кроме того, в Центре «Э», от которого привыкли шарахаться оппозиционеры, заботливо разъясняют пункты 1 (каждому гарантируется свобода мысли и слова) и 5 (гарантируется свобода массовой информации; цензура запрещается) статьи 29 Конституции, которую, по мнению полицейских, «отдельные граждане трактуют некорректно». В связи с чем, пишут силовики, в интернете размещаются персональные данные граждан (фотографии, места регистрации и проживания и т. д.), что является нарушением законодательства РФ.

Непонятно, правда, если создатели картотеки как раз нарушают российское законодательство, почему их никто не ловит.


Поначалу (преимущественно из-за шумихи в СМИ и пулеметной очереди из депутатских запросов) полицейские суетились и даже пытались кого-то найти, но спустя несколько месяцев их активность сошла на нет.


Производство по делам Маркова, Александрова и Чернобродовой приостановлено. По делу Данилы Александрова – из-за «невозможности найти подозреваемого». Маркову, которому, как следует из документов, «31.03.2016 около 20 часов 20 минут неустановленные лица, находясь на лестничной площадке в Петроградском районе, умышленно, беспричинно, из хулиганских побуждений нанесли не менее двух ударов руками и ногами по лицу», дознаватель по телефону сообщила, что расследование «приостановлено до новой какой-нибудь информации».

«Мое дело не закрыто, а просто глухарем висит. Если что новое появится (например, куплю машину, а ее опять сожгут), то дело опять приоткроют на какой-то срок», – говорит Юлия Чернобродова. Ее дело об угрозах в соцсети и поджоге автомобиля объединили в одно производство.

Оппозиционеры, однако, не стали дожидаться новых нападений и обратились к прокурору города Сергею Литвиненко с просьбой объединить их дела в одно, поскольку «данные уголовные дела разрознены, расследование носит исключительную сложность ввиду неоднократности их совершения на территории Санкт-Петербурга, множества потерпевших, свидетелей, вызывающих, циничных и безнаказанных действий организованной группы лиц».

В заявлении также отмечается, что «все потерпевшие объединены участием в оппозиционно настроенной группе в соцсети «ВКонтакте», в которой обсуждают политическую жизнь страны и критически оценивают действия власти».

Правда, в результативность воззваний к силовикам собеседники «Новой» не верят. «Пусть ищут… Хотя особо не рассчитываю, что они кого-нибудь вообще найдут, – пожимает плечами Александр Марков. – Бороться надо, но зная, как работает наша полиция, прекрасно понимаю, что они могут найти разве что козла отпущения, например бомжа, а он нам не нужен».

Егор Алексеев, который уже два месяца носится по отделам полиции, пытаясь выяснить судьбу своего заявления (непонятно даже, возбуждено ли дело), смотрит в будущее также без особого оптимизма: «Тянут время. По срокам уже все вышло. Ощущение, что не делалось вообще ничего... Ответ на все вопросы: «Ждите, вам позвонят». И не звонят. Они якобы определяют степень вреда моему здоровью, и вроде бы как от этого будет зависеть статья. До сих пор определяют…»