На серый пояс примерили яркие цвета
Фото: Елена Лукьянова

На серый пояс примерили яркие цвета

3 октября 2016 09:24 / Общество

Дохлые питерские промзоны действительно можно воскресить

В пятницу подводились итоги конкурса на Концепцию преобразования так называемого серого пояса – ныне полузаброшенной промышленной территории, отделяющей центр города от его южной части. Все предложенные стратегии сходятся в одном: у депрессивного района есть все шансы стать новым центром притяжения, городом ХХI века.

Конкурс проводил Комитет по градостроительству и архитектуре в закрытом режиме – то есть участников отбирал сам КГА, но приглашены были в том числе и иностранные компании. Каждый из двадцати участников предлагал общую концепцию преобразования всего серого пояса – 4000 гектаров между Невой, Обводным каналом, портом и жилыми кварталами на юге города, – а также детальный план реконструкции одного из трех небольших участков – пилотных зон.

Как решило жюри, пилотную зону «Екатерингофка» вокруг одноименного парка лучше всего проработало голландское бюро MLA+. Реконструкция территории «Волковская» рядом со станцией метро особенно удалась московскому бюро «Рождественка». В пилотной зоне «Французский ковш» (территория рядом с соединением Невы и Обводного канала) победило объединение трех мастерских: «Евгений Герасимов и партнеры», SPeeCH и NPS Tchoban Voss (Петербург – Москва – Берлин).

Конкурс «Серый пояс. Преобразование» обсуждался на форуме «Экстремальный урбанизм», который недавно прошел в Петербурге. На площадке Малой сцены Александринского театра даже открылась выставка, где можно увидеть презентации лучших концепций, участвовавших в конкурсе.

Не серый, а разноцветный

Как рассказал на форуме Никита Явейн, руководитель архитектурного бюро «Студия 44», серый пояс имеет необычную структуру. В основе ее лежит «рокадная» железная дорога, так называемая Путиловская, связывающая порт и все основные железнодорожные ветки. Раньше она была главной артерией для расположенных здесь производств.

От дороги в перпендикулярном направлении отходят «руки» – вдоль находившихся тут раньше заводов. И сами заводы оказались вытянутыми вдоль этих отвилков.

Такая планировочная структура сохранилась в землеотводах, из-за чего развитие территории обычным порядком оказалось крайне трудным: даже если девелоперу удается сформировать земельный участок, он оказывается слишком вытянутым, что не позволяет поделить его на привычные квадратные кварталы. Но чаще всего до формирования участка дело не доходит из-за клубка неразрешенных проблем: существует слишком много собственников, каждый из которых по-своему видит дальнейшее будущее территории.

Именно поэтому реконструкцию серого пояса можно провести только под эгидой городской власти.

Голландский архитектор и урбанист Маркус Аппенцеллер отметил, что серый пояс неправильно называть серым: там можно увидеть множество разных цветов. Эту территорию надо воспринимать не как тяжелые вериги, от которых нужно любым способом побыстрее избавиться, а как уникальный ресурс: не только земельный, но и культурный, и инфраструктурный. Если использовать его правильно – то это золотое дно; и ни в коем случае нельзя идти по самому простому для девелоперов пути – все снести и понастроить одинаковых 10–25-этажных жилых коробок.

Главные вехи

Каждая концепция преобразования должна была показать, как интереснее и продуктивнее всего использовать огромную территорию серого пояса, сохранив соотношение «30:30:40»: 30% должны занимать рекреационные зоны, 30% – коммерческие и промышленные (но без вредных производств), а 40% – жилая застройка. Кроме того, нужно было продумать, как связать все участки системой дорог и общественного транспорта.

Все участники конкурса сошлись на том, что если уж переделывать серый пояс, то переделывать всерьез, создавая в нем город ХХI века, новый центр притяжения для всего Петербурга – а иначе и возиться не стоит, переделывая что-то по кусочкам и не изменяя смысла всего в целом. Все они предлагали ревитализацию территории: очистку загрязненной земли, а также образование на ней больших зеленых массивов.

Парки, скверы и бульвары многие участники конкурса связывают друг с другом в единую сеть: например, были предложения создать зеленый пояс или зеленую тропу, которые проходили бы через весь серый пояс от Невы до Екатерингофки. Они оказываются не только рекреационными зонами, но и велопешеходными транспортными коридорами.


Вообще, по мнению конкурсантов, из-за плотности застройки Петербург никогда не насытить автомобильными дорогами – сколько их ни строй, все будет мало. Поэтому и не нужно делать ставку на автомобильный транспорт, лучше развивать в первую очередь метро и легкорельсовый трамвай, используя в том числе существующие железнодорожные ветки.


Еще один ключевой момент, на который обратили внимание многие участники конкурса, – большое число объектов культурного наследия в сером поясе. В основном речь идет о памятниках промышленной архитектуры, которые при смене функции могут стать якорными объектами, очень запоминающимися из-за своей необычной формы: элеваторы, надземные галереи и т. п. «Здесь уже сложилась уникальная городская ткань, формирующая узнаваемый облик промышленного города, который может стать визитной карточкой для серого пояса, как разводные мосты для центра города», – говорится в концепции архитектурного бюро «Рождественка».

Как отметил один из экспертов конкурса Николай Пашков, при реконструкции территории необходимо учитывать и то, что после гибели заводов-гигантов в сером поясе обосновалось множество производств мелкого и среднего бизнеса, выживающих за счет низких арендных ставок – они дают существенное наполнение городского бюджета и рабочие места. Если обойтись с ними необдуманно – например, просто выгнать их из старых заводских корпусов и построить новые технопарки с дорогой арендой – многие предприятия или исчезнут вовсе, или вынуждены будут перебираться в места подешевле, например в Ленобласть. А новые дорогие технопарки в таком случае будут пустовать. Поэтому проектировать новые промзоны надо гибко, учитывая скромные возможности арендаторов.

Преодолеть прошлое

В обсуждении участвовал председатель КГА Владимир Григорьев, который пояснил, что идеи победителей конкурса будут использованы при формировании планов по реновации серого пояса. Более того, он пообещал, что появится специальный сайт для общественного обсуждения концепций. Кроме того, Григорьев заострил внимание на необходимости при любой реконструкции соблюдать ранее определенный баланс территорий 30/30/40 – производство/рекреация/жилье.

Такая уверенность в правильности раз и навсегда установленного баланса вызвала удивление у голландского урбаниста Маркуса Аппенцеллера. По его словам, реконструкция такой огромной территории, если взглянуть на опыт других городов, займет минимум лет 15–20. И зацикливаться на процентах не надо – надо смотреть, как будет лучше получаться, и если окажется, что лучше сместить баланс в ту или иную сторону, то и бог с ним! На это Владимир Григорьев ответил, что нам нужно использовать консервативный подход, и на балансе территорий продолжал настаивать.

Будем надеяться, что консерватизм не поставит крест на современных идеях, без которых серый пояс никогда не станет тем, о чем мечтали конкурсанты. Современный подход предполагает возможность того, чтобы в одном здании могли находиться и жилые квартиры, и офисы, и общественные пространства, и даже безвредные производства, а крыша его и окрестности могут превратиться в парк – особенно если речь идет о гигантском бывшем заводском корпусе. Именно такое смешение позволяет вдохнуть жизнь в скучные старые кварталы. Но к какой статье в пресловутом балансе отнести данный подход?

Само по себе проведение подобного конкурса – гигантский скачок вперед для городских властей. Однако на пути живых градостроительных идей всегда стоят два чудовища: Харибдой чиновничьей ригидности (которая всегда норовит сказать: «Нет, так не положено, переделывайте»); и Сциллой девелоперской жадности (которая стремится как можно быстрее построить и продать всё возможное жилье, а про остальные радости вроде парков, трамваев и ревитализаций забыть). Будь осторожен, КГА-Одиссей!

1 комментарий:

Когда же рассекретят Генеральные планы Санкт-Петербурга, Петрограда, Ленинграда и опять Санкт-Петербурга. А то привыкли переименовывать, давайте
переименуем в Инновационный демократический город с нанопромышленностью и завтра будем жить счастливо. Приехали! Промышленность и наука тщательно
засекречены и поэтому халтуры там много, а экология нулевая и даже в минусе.
Это видно на наших буржуях - строят себе коттеджные поселки на Карельском перешейке, окруженные заборами, на базе сверхдоходов, которые тоже секретны.
Тогда никакого улучшения жизни не будет, только хуже для господ петербуржцев и миллионов господ гастарбайтеров, которые рабы, и тянут лямку экономики города.
Но это опять секретно!

Предложение. "Допустить Беловранина к секретному Генплану города!" Это шутка!

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.