Пламенные патриоты

Пламенные патриоты

28 ноября 2016 10:08 / Общество

Роману Ходусу сожгли дом и шлют эсэмэсски с угрозами, а полиция беспомощно разводит руками.

Суббота, 12 ноября, началась для Романа Ходуса, врача из Всеволожска, с телефонного звонка в 3:30 ночи: звонила соседка по даче в поселке Войбокало. Ее разбудили всполохи огня, охватившего соседний дом. Одноэтажный дом Ходуса горел так, что было светло, как днем. Роман, приехав в поселок, обнаружил вместо дома пепелище. Сначала пожарные предположили, что виновата электропроводка, но Роман зимой здесь не живет и за десять дней до пожара обесточил весь дом. В МЧС погорельца предупредили, что расследование может занять несколько месяцев. Однако уже сейчас все, что произошло в дальнейшем, убеждает хозяина дома в том, что это был поджог.

Роман сам строил этот дом уже год, оставалось сделать обшивку. Никаких козней в произошедшем пожаре поначалу он даже не подозревал. Но десять дней спустя, 21 ноября, получил сообщение на мобильник: «Со среды пойдет процент по долгу. Готовь пока свою ****». Долгов у Романа, по его словам, нет, поэтому ответил: «Кто это?» – и попытался было дозвониться, но отправитель отключил телефон. На следующий день поступила очередная угроза: «Ну все, с.ка, покупай вазелин и жди гостей», после чего аноним вновь отключил телефон.


Затем пришла СМС следующего содержания: «Пожертвование детям Донбасса на киви-кошелек (этот номер). и Родина простит твои долги. у всех есть последний шанс. даже у тебя».


Роман убежден, что ни долгов, ни грехов за ним не водится. Он никогда серьезно не занимался политикой, чем мог бы привести в бешенство фанатов Донбасса, не общался с критически настроенными к власти петербуржцами, которых преследуют анонимы: ни с Данилой Александровым, которого избили в феврале этого года после долгих угроз, ни с Егором Алексеевым из сетевой группы «Преступная власть», на которого напали в июле, ни с Юлией Чернобродовой, за которой следили и угрожали, а потом сожгли машину ее мужа. Об этих случаях Роман слышал краем уха, как он сам рассказал «Новой», но никак не думал, что сам может попасть под удар. Правда, Роман состоял в нескольких группах «ВКонтакте», где высказывался против присоединения Крыма и называл войну на Донбассе российским вторжением на Украину. Поэтому, когда соседка в разговоре с Ходусом рассказала, что видела молодых мужчину и женщину не из местных, которые за пару дней до пожара внимательно разглядывали дом врача, он связал это со странными эсэмэсками и пошел в полицию.

Роман понимал, что в отличие от случаев с нашумевшими нападениями у него нет доказательной базы: его не выслеживали на улице, не создавали фейковые аккаунты в соцсетях, не выкладывали персональные данные в так называемой энциклопедии блогеров на сайте whoiswhos.me. Угрожали ему не в соцсетях, а по телефону. Можно предположить, что после того, как злополучный сайт отключили от хостинга, отправлять анонимки с компьютера злоумышленники не рискуют. В августе «Фонтанка» выяснила, что сайт whoiswhos.me и страницы агрессивных патриотов управлялись с одного IP-адреса, который находится в диапазоне, арендуемом ООО «Главсеть» – небезызвестной фабрикой троллей.

В полиции от Романа фактически отмахнулись. Конечно, старший лейтенант О. В. Брель из 128-го отдела полиции Всеволожска провел серьезное следствие – он набрал номер анонима и, убедившись, что там никто не отвечает, состряпал отчет: «В рамках отработки материала был осуществлен звонок по номеру, в ходе которого на звонки на данный номер никто не ответил, вследствие чего подтвердить довод заявителя не представилось возможным. Данных, указывающих на реальность осуществления высказываемых угроз в адрес заявителя, не получено ввиду того, что высказывание угроз осуществлялось путем СМС-сообщений».

Корреспондент «Новой» также позвонил на номер, с которого приходили угрозы: участковый не соврал, действительно автомат сообщал, что в данный момент абонент не может ответить на звонок. Однако в отличие от журналиста и пострадавшего у полицейского есть право и обязанность сделать запрос сотовому оператору с требованием сообщить данные о владельце номера. Не зря ведь сим-карту можно купить только при предъявлении паспорта. Представитель сотового оператора подтвердил, что данные о владельце номера выдаются по запросу сотрудника полиции или по решению суда, но никакого официального запроса по конкретной ситуации они не получали. Безусловно, злоумышленники могли купить симку с рук, но в полиции не потрудились проверить даже это.

Впрочем, ничего нового в поведении полиции в данном случае нет: ранее в этом месяце старший лейтенант Д. Ж. Мирзоев в ответ на запрос петербургского омбудсмена написал, что «отсутствует реальность угроз» в сообщениях Даниле Александрову, которому сломали нос именно после подобных анонимок. Похожие дела до сих пор не объединили в одно. ъ


«Если вас убьют, мы обязательно выедем, труп опишем», – заявила на днях орловская участковая просившей о помощи жертве домашнего насилия, которая погибла вскоре после того, как услышала эту фразу.


«Новая» надеется, что полиция в Петербурге и во Всеволожске живет по другим принципам.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close