От забора до экстремизма

От забора до экстремизма

25 ноября 2016 09:59 / Общество

Директор детского лагеря под Тихвином требует через суд у газеты, обвинившей его в захвате берега, 500 тысяч рублей. Публикацию в газете «Трудовая слава» он назвал «подрывом государственных устоев» и сравнил ее с действиями «зарубежных врагов России»

Статью «Озеро не для всех», опубликованную в № 41 за 2016 год «Трудовой славы», Елена Белякова написала, получив ответы из прокуратуры. Из них следовало, что забор лагеря «Огонек», ограничивающий проход по берегу Царицына озера, нарушает статью 6 Водного кодекса РФ, что директор лагеря Александр Михайлов привлечен к административной ответственности, и наконец – что все нарушения устранены. Придя на берег, Белякова обнаружила, что забор никуда не делся, а охрана послала немолодую женщину в довольно резкой форме.

После того как Елена написала статью, что Михайлов игнорирует предписания прокуратуры, в редакцию пришел герой материала и назвал изложенные в ней факты ложными. Главный редактор Николай Ливанский публиковать опровержение отказался, но предложил сделать интервью с Михайловым. От этого, в свою очередь, отказался директор «Огонька». Вскоре редакция получила иск о возмещении морального вреда на 500 тысяч рублей. Кроме того, Михайлов написал заявление в полицию, где попросил проверить действия газеты и журналиста на предмет ст. 280 УК (публичные призывы к экстремистской деятельности). Главному редактору «Трудовой славы» и Елене Беляковой уже пришлось давать объяснения дознавателю.

По информации Беляковой, забор по урез воды появился на берегу Царицына озера под Тихвином в 2013–2014 годах.


Перекрытие доступа на берег директор Александр Михайлов объясняет заботой о безопасности детей, что, возможно, и разумно, но, увы, нарушает статью 6 Водного кодекса, которая утверждает общедоступность береговых полос и не делает никаких исключений для детских учреждений.


Огораживать берег, согласно законодательству, вправе лишь объекты обороны и безопасности, а также порты. Вероятно, в случае с детским лагерем формальностями можно было бы пренебречь, только при условии, что вокруг есть другие озера с открытыми пляжами. Но Тихвинский район не Карельский перешеек, и озер тут мало, и пляж Царицына озера в четырех километрах от города – основное место отдыха пятидесяти тысяч тихвинцев, которым теперь осталась только узкая полоска между дорогой и лесом.

Происки Запада

В иске Александр Михайлов перечислил все свои награды и заслуги перед обществом: «Формирование у молодежи чувств гражданственности и патриотизма… потребности в освоении национальной культуры… воспитания любви к Родине… приобщения молодежи к активному участию в работе по оказанию помощи ветеранам ВОВ…», а газету «Трудовая слава» сравнил с «западными СМИ и их агентами в РФ». Причем не за статью, а за приписку, где редакция предлагает «ответы на вопросы и комментарии к ним ответственных лиц разместить на странице газеты». Михайлов считает, что «редакция таким предложением осуществляет провокационную деятельность, сталкивая и призывая граждан к конфликту». Такими приемами, по его мнению, пользуются агенты западных СМИ, «разрушая и подрывая государственные устои» (копия иска имеется в редакции).

Проход отчасти есть, отчасти нет

Что до самого забора, то, по мнению директора, он стоит на берегу еще с советских времен. Фотографии Беляковой до 2014 года, где забора нет, он назвал фотомонтажом. По его словам, установить ограждение по всему периметру участка лагеря ему предписано администрацией Тихвинского района, а также «Паспортом антитеррористической защищенности» ДОУ «Огонек», утвержденным ОВД, УФСБ и администрацией. Но самое примечательное – Александр Валерьевич отрицает факт получения информации из прокуратуры о нарушении им закона и привлечении к административной ответственности.

Ответы на все вкусы

Как же так? Ведь прокуратура дважды (!) сообщала Беляковой, что нарушения директора лагеря ведомством зафиксированы. Как вышло, что ни об одной из этих прокурорских резолюций сам объект проверки ничего не знал? «Теоретически можно предположить, что это городская администрация ввела в заблуждение прокуратуру, – говорит главред Ливанский, который сам трижды избирался в муниципальные депутаты и неплохо знает административную кухню. – Возможно, прокуратура для проведения проверки переслала обращение в тихвинскую администрацию. А та, недолго думая, отрапортовала прокуратуре, что якобы все нарушения устранены. Прокуратура, не проверив, сообщила эти сведения Беляковой».

Судя по всему, ровно то же самое произошло и с комитетом госэконадзора, которому прокуратура передала для рассмотрения административное дело Михайлова в 2015 году. Передала – и забыла. Между тем комитет рассмотрел дело и решил, что в необеспечении доступа на береговую полосу (ст. 8.12.1 КоАП) он невиновен. Основанием для данного решения послужила фраза, впоследствии дословно воспроизведенная в исковом заявлении Михайлова, что калитка в заборе якобы открыта. Неизвестно, оповещали ли о результатах прокуратуру, но сама она явно никаких запросов не делала. Потому что, когда на следующий год в Тихвин пришел очередной запрос, ее сотрудники не стали ничего выяснять и сообщили в максимально туманных формулировках, что все, мол, хорошо.

Перспективы

Рискнем предположить, что иск Михайлова – проигрышный (при условии, конечно, беспристрастности Тихвинского суда). Во-первых, основанием для статьи послужили официальные ответы прокуратуры, которым не было оснований не верить. Во-вторых, моральный ущерб еще нужно доказывать (между тем истец нигде не пишет, что из-за статьи ему стало плохо, поднялось кровяное давление и т. д.). Как нам показалось из беседы с Михайловым, он склонен переводить разговор о конкретных нарушениях в общеэтическую плоскость.


Получит Михайлов с редакции полмиллиона или нет, это все равно не решит вопрос с доступом на берег озера.


В разговоре с «Новой» он дал понять, что обеспечивать проход не намерен. К слову, согласно информации Роспотребнадзора, пляжи Царицына озера не относятся к числу тех, что определены этим ведомством как пригодные для купания, а раз купаться детям все равно нельзя, то какой смысл в том, чтобы непременно огораживать лагерь вместе с береговой полосой? Почему бы не огородить территорию, оставив положенные по закону двадцать метров?



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close