Точка невозврата
Фото: Пресс-служба СУ СК РФ по Псковской области

Точка невозврата

25 ноября 2016 09:14 / Общество

В смерти псковских школьников проще обвинить систему или общество, чем конкретных людей

Через неделю после трагических событий в поселке Струги Красные в соцсетях начали распространять слитые хакерами запись последнего разговора подростков и фотографии их мертвых тел. Короткий аудиофайл с большой долей вероятности позволяет утверждать: Катя Власова и Денис Муравьев сами наложили на себя руки. Понятно и другое: до самой последней минуты в их диалоге мелькает надежда на «мирный» финал.

– Быстрей решай, зая, там рядом спецназ с автоматом, – звучит на записи голос Дениса.

– Это будет больно... – сомневается Катя.

– Ты сразу сдохнешь... – «подбадривает» девушку парень.

– Может, ты нажмешь? Боюсь, что сил не хватит...

– Или сдаться?

– А смысл?

– Не знаю...


Всем, кто видел гуляющие по интернету страшные фотографии, становится понятно, почему Дениса и Катю хоронили в закрытых гробах.


Снимки от анонимного пользователя прислали и родителям погибших детей. Скорость распространения «шок-контента» – одна из особенностей цифровой эпохи, с которой ничего нельзя сделать. Но откуда взялась эта явно не оперативная съемка, сделанная сразу после штурма?

«У массового распространения таких материалов две задачи: реабилитация правоохранительных органов и предотвращение волны самоубийств, которая может последовать, – высказал предположение в разговоре с «Новой» Депутат псковского областного Собрания Лев Шлосберг. – Но кто бы этим ни занимался, это очень превратное понимание интересов госорганов. Единственная задача, которая должна их сегодня волновать, – установление истины».

23 ноября Шлосберг направил два запроса в Следственный комитет России и Генпрокуратуру с требованием проверить законность действий Нацгвардии при штурме дома.


«Нам потребовалось время, чтобы минимально разобраться в потоке событий и выработать позицию: это было последовательное самоубийство, – пояснил Шлосберг. – Совершенно очевидно, что еще утром 14 ноября подростки не собирались покончить с собой».


По мнению Шлосберга, точкой невозврата стал вызов полиции родителями Кати Власовой с формулировкой «захват заложников». Что и предвосхитило последовавшие за этим действия Нацгвардии. Но все это не объясняет, почему операция проводилась с таким количеством формальных нарушений. Прокурор Псковской области Сергей Белов, находясь в Стругах Красных, не привлек к переговорам психологов и учителей Кати и Дениса, не возражал против ультиматумов и угроз, которые выставляла полиция и которые привели к трагическому финалу, говорится в депутатском запросе.

Отдельного разбирательства требует ситуация с хранением оружия в доме. Формально соблюдая правила (оружие было заперто на замок в тонком ящике), отчим девочки бывший спецназовец Алексей Власов оставил два охотничьих ружья и травматический пистолет безо всякого присмотра. «Фактически оружие находилось в легком доступе, в доме, где никто не живет», – отмечает Шлосберг.

По факту событий в Стругах Красных пока что заведено только одно уголовное дело – в отношении самих погибших подростков, создававших угрозу жизни полицейским. Позиция, звучащая на центральных каналах, тоже выглядит максимально отстраненной – нужно тщательнее готовить детей к взрослой жизни. Однако чем дальше отступает первый шок от произошедшего, тем яснее становится: псковская трагедия – это частная ответственность конкретных людей.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close