Ковер-самолет и сад чудес для заброшенного производства
Фото: Выставочный зал под стеклянным «ковром-самолетом», который служит фильтром, обеспечивающим экспонатам нужное освещение

Ковер-самолет и сад чудес для заброшенного производства

16 декабря 2016 14:11 / Общество

Не только всемирно известные соборы и палаццо, но и старые заводы способны привлечь туристов и инвестиции в регионы, доказывает опыт Италии

«Новая» продолжает знакомить своих читателей с европейским опытом приспособления индустриальных памятников. (Часть 1, Часть 2).

Дело чести

Дискуссия о том, каким путем идти Петербургу, актуализировалась лет десять назад, когда с приходом «больших денег» зачистка исторического центра и агрессивное новое строительство создали реальную угрозу идентичности и подлинности нашего объекта всемирного наследия. Сравнивая модели разных городов, эксперты относили к наиболее опасным московскую и лондонскую, в парижской находили отдельные поводы для подражания (например, формирование современного делового кластера – Дефанса – за пределами старого центра), идеальным же для Петербурга признавали именно римский путь развития через сохранение. Следование которому, как доказывает пример Вечного города, не только благородное, но и выгодное дело.

Федерика Росси, известная своим исследованием об архитекторе Николае Львове и фундаментальным трудом «Италия – Россия: тысяча лет архитектуры» (в соавторстве с Дмитрием Швидковским и Андреем Баталовым), приглашенный профессор МАрхИ и научный сотрудник немецкого Института искусств во Флоренции, охотно делится итальянским опытом.

Федерика Росси // Фото: expert.ru

По мнению госпожи Росси, столь впечатляющему сохранению наследия в ее стране способствует прежде всего чувство личной сопричастности: «У нас есть такое понятие, которое трудно даже адекватно перевести на русский: сampanilismo, от слова сampana – колокол. Свой колокол был в каждом городке, и сampanilismo подразумевает личную внутреннюю привязанность к своему, родному».


Именно в Италии появилось первое в мире законодательство о защите культурного наследия. Еще в 1162 году был издан муниципальный акт, согласно которому предписывалось «ради сохранения чести города Рима и до скончания мира» сохранять колонну Траяна, а причинение ей ущерба каралось смертной казнью.


Такие удивительные для современной юриспруденции понятия, как честь, красота и счастье, можно видеть и в законе города Сиены 1309 года: городскому правителю предписывалось действовать так, чтобы в первую очередь, во имя чести города, заботиться о его красоте и украшении – ибо это приносит радость и гостям, и самим жителям, делая их счастливыми и обеспечивая благополучие.

Приспособление как искусство

Конституция современной Италии отдельной статьей закрепляет обязанность государства обеспечивать консервацию, научное исследование и валоризацию памятников. Во многом именно строгость охранного законодательства позволила сохранить до наших дней такое колоссальное культурное наследие, соглашается госпожа Росси. Но не только. Другое не менее важное обстоятельство – неизменность изначальной функции. Болонский университет и по сей день находится там, где начал свою деятельность в XIII веке. В Риме вы можете зайти в аптеку или кондитерскую, которые существовали тут не один век.

«Нередко бывает, что какой-то дом или замок принадлежит той же семье, что их создавала. И молодые люди, воспринимающие их как наследие своей семьи, а не только как наследие мировое, относятся к нему очень трепетно. Для всякого жилого дома лучше всего таковым и оставаться, а храму оставаться храмом. Но если они долгое время заброшены, то пусть лучше в церкви разместится банк, чем останутся одни руины».


«Приспособление – вынужденная мера, сродни операции, которую проводят человеку по жизненно важным показаниям. И когда мы идем на это в отношении произведений искусства, то особое искусство требуется и для проведения такой операции», – убеждена Федерика Росси.


После такого вмешательства «пациент» уже не будет прежним, и ему предстоит жить новой жизнью. Какой – это отдельный вопрос, особенно актуальный для такого особого пласта наследия, как индустриальная, промышленная архитектура. Он чрезвычайно обострился к концу прошлого столетия – когда бурное развитие новых технологий, формирование нового отношения к экологическим задачам, экономические и прочие причины привели к массовому закрытию признанных устаревшими заводов и фабрик, выводу производств на периферию.

Простота, спасающая красоту

Опыт преображения Турина, начатого почти тридцать лет назад, сегодня признается одним из лучших примеров редевелопмента промышленных территорий. На протяжении десятилетий его градоформирующим предприятием оставался концерн «Фиат» – завод «Линготто», созданный с нуля в одноименном районе города, к 1923 году считался самым крупным в мире. Проект инженера Джакомо Мате Трукко был авангардным как в части организации производства (выстроенного по вертикали – каждый этап сборки проходил на отдельном этаже, готовый автомобиль отправлялся по спиралевидному пандусу на крышу здания, где находился испытательный трек протяженностью более километра), так и в части архитектурного решения. Ле Карбюзье считал этот комплекс «одним из самых впечатляющих индустриальных строений» и «ориентиром для городского планирования».

В 1982-м завод прекратил свою работу, дальнейшая судьба здания решалась через общественные дебаты и два конкурса.

Антонио Белведере // Фото: rpbw.com

«Сначала был конкурс идей, на котором рассматривались предложения по новому использованию, – рассказывает Антонио Белведере, партнер Renzo Piano Building Workshop. – На втором определялся сам проект. Концепция Ренцо Пьяно победила, я думаю, потому, что оказалась наименее экстравагантной – самой простой, рациональной и уважительной к достоинствам того объекта, с которым предстояло работать».

Вид сверху на некогда градообразующее предприятие – завод «Фиат», преображенный в современный многофункциональный комплекс

Современная вертолетная площадка

Проект реализовывался поэтапно, шаг за шагом, на протяжении двадцати лет. Заводское здание было обременено охранным статусом – но, по словам господина Белведере, диалог с надзорными органами проходил «очень конструктивно». В результате удалось, например, по одному из помещений получить разрешение на демонтаж колонны и части перекрытий – что позволило создать зал на 150 мест для нужд Политехнического университета (его инженерный факультет использует восточную часть исторического здания – где, впрочем, образовательная функция присутствовала изначально, еще со времен «Фиата»). Чтобы открыть вид на главное здание и обеспечить ему главенствующее положение, избавились от примыкавшей рядовой застройки, не причисленной к памятникам.

Реконструированный заводской комплекс с сохраненным на крыше испытательным треком

Венчающая комплекс стеклянная сфера служит дирекции залом для совещаний

Сегодня «Линготто» – многофункциональный комплекс, содержащий притягательные для самых разных групп объекты: конференц-центр и концертный зал на 2000 мест с отличной акустикой, кинотеатр-мультиплекс, выставочные пространства, торговая галерея и рестораны, апартаменты и четырехзвездочный отель с общедоступным «садом чудес» в пространстве перекрытого двора. В огромном зале бывшего прессовочного цеха регулярно проводятся чрезвычайно популярные ярмарки и фестивали, а в Пинакотеке представлена богатая семейная коллекция владельца «Фиата» доктора Аньелли, переданная в дар Фонду Турина. Венчающая комплекс стеклянная сфера служит дирекции залом для совещаний, а знаменитый трек – зоной для пеших прогулок, где время от времени все-таки можно слышать рев моторов: когда разрешается проводить особые мероприятия и соревнования гонщиков, вроде красочного состязания на скутерах прославленных марок Vespa и Lambretta. Из новаций – современная вертолетная площадка и выставочный зал с «ковром-самолетом» из стекла, который служит своеобразным фильтром, обеспечивая нужное экспонатам освещение.

По словам господина Белведере, к финансированию работ удалось привлечь несколько компаний, сам концерн «Фиат» участвовал в реализации проекта на всех его стадиях, а когда все было уже практически готово, передал свою часть городу – «чтобы вдохнуть в «Линготто» новую жизнь».

Продолжение следует.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close