Покойники пишут жалобы в ФАС

Покойники пишут жалобы в ФАС

13 декабря 2016 20:26 / Общество

Около 25% жалоб на закупки для муниципальных образований, школ, больниц и других учреждений подаются под чужими именами. И главное, неизвестно зачем

22 ноября заканчивалась подача заявок на скандальный конкурс от местной администрации МО «Екатерингофский»: муниципалы собирались купить новенькую Toyota Camry люксовой сборки за 1,9 млн рублей. Возмутившиеся жители округа остановить закупку не смогли. Зато Игорю Щербинину, предпринимателю, как это ни странно – из Владимира, это удалось. Он пожаловался на закупку в ФАС, прицепившись к мелочам. Например, муниципалы незаконно требовали от исполнителя контракта подтверждения, что тот не является офшорной компанией, а на одной из страниц был указан неправильный год. Эти замечания справедливы, но решающего значения не имеют: на основании таких нарушений отменять заказ не станут, хотя и приостановят на время рассмотрения жалобы.


«Новой» стало интересно, зачем Игорь Щербинин из Владимира жаловался на петербургское МО «Екатерингофский».


По данным из жалобы корреспондент нашел владимирского бизнесмена в базе индивидуальных предпринимателей и связался с ним. Щербинин удивился: по долгу службы он занимается геодезическими работами и о жалобах от своего имени, а тем более на какую-то тойоту в Петербурге, он слышит впервые. Перечитывая обращение якобы Щербинина, мы обнаружили, что номер телефона из документа отличается от того, что указан в базе данных о бизнесменах, а несколько других баз телефонных номеров показали, что номер зарегистрирован в Республике Татарстан. Позвонив туда, мы выяснили, что владелец номера действительно живет и работает в Казани, но не бизнесменом, а наемным служащим. И зовут собеседника никак не Игорь Щербинин, а до Петербурга ему и дела нет.

За несколько дней до этого похожие проблемы создал муниципалам из МО «Московская застава» бизнесмен из Армавира Павел Морозов. Как и коллеги из «Екатерингофского», они хотели кататься непременно на тойоте за 1,6 млн рублей. Помешать таким растратам бюджетных денег – дело благородное, вот только Павлу Морозову это вряд ли это было под силу. Система СБИС сообщила о нем: «Физическое лицо прекратило деятельность в качестве индивидуального предпринимателя в связи со смертью данного лица». Можно предположить, что покойному Морозову глубоко фиолетово, на чем ездят питерские муниципалы.

Подогреваемый любопытством журналист «Новой» приехал в назначенное время на 4-ю линию Васильевского острова, где ФАС должна была рассмотреть жалобу на екатерингофский аукцион.

Здание петербургского УФАС // Фото: an812.ru

Перед дверью антимонопольного «суда» топтались мужчина и женщина, каждый уткнувшись в свою папку с бумагами. Знакомы между собой они не были. Когда корреспондент «Новой» начал говорить сотруднику ФАС, что жалоба от Щербинина липовая, они встрепенулись и подключились к беседе. Дама, оказавшаяся замглавы администрации МО № 21 Александрой Попиль, рассказала, что геодезист Щербинин из Владимира обжаловал не только «Тойоту Камри», но и зачем-то конкурс на уборку ее округа. К слову, покойник Морозов тоже недоволен этим конкурсом: письмо за подписью почившего в бозе также пришло в ФАС. Услышав знакомые фамилии, оживился и представитель «Екатерингофского». Забегая вперед, скажем, что теперь эти муниципалитеты решили сообща выявлять мертвых душ.

На заседании ФАС представитель «Екатерингофского» сообщил комиссии о фальсификации. «Да знаем мы, знаем, – прервал его замруководителя УФАС по Петербургу Петр Яковлев. – Вы бы еще за руку этого Щербинина поймали, мы были бы вам очень благодарны».

Яковлев рассказал «Новой», что примерно 25% жалоб на государственные аукционы подают подставные лица. В результате их претензии признают либо необоснованными, либо обоснованными частично. Редко когда снаряд попадает в цель: обыкновенно это технические замечания, поэтому конкурс почти никогда не признают несостоявшимся. По нашим наблюдениям, жалуются в основном на конкурсы с высокими ставками: от миллиона рублей.


Александра Попиль из 21-го МО рассказала, что по утрам в ФАС выстраиваются очереди из закупщиков, конкурсы которых обжалует непонятно кто. Причем сказать, что телеги катают только на муниципалов, нельзя: достается и школам, и поликлиникам, и другим госучреждениям.


Глава администрации «Московской заставы» Иван Ягодкин говорит, что жалобы в ФАС поступают на каждый большой аукцион по благоустройству: «Обычно непонятно от кого». На заседания комиссий эти люди, конечно, не приходят. Ягодкин помнит, что лишь однажды человек, от лица которого написали жалобу, сообщил антимонопольной службе, что он этого не делал. Все остальные случаи антимонопольщики вынуждены разбирать. «Мы только можем проверить, действительно ли такой ИП существует, а затем должны рассмотреть его претензии», – рассказал Петр Яковлев.

По этому поводу между петербургским и федеральным УФАС уже давно существует непонимание. Сегодня по закону подать жалобу на конкурс может любой человек, лишь опустив письмо в почтовый ящик. Главное, чтобы на документе была подпись. А чья подпись – не важно. В Петербурге считают, что уменьшить поток бессмысленных претензий могла бы госпошлина на жалобу, пускай и небольшая. Федералы же настаивают на том, что возможность подать прошение должна сохраниться за любым российским гражданином.


За подобным вредительством, скорее всего, стоят не частные лица, а целые организации, считают опрошенные «Новой» муниципалы.


На тренингах для специалистов по закупкам даже предупреждают о существовании компаний, цель которых – набить руку, чтобы в будущем на многомиллионных тендерах продемонстрировать клиенту богатый опыт работы с жалобами. Правда, доказывать клиенту авторство жалобы может быть затруднительно, особенно если она подавалась от лица покойника. Не исключают в МО и политическую подоплеку. И это правда: петербуржцы вряд ли бы иначе заметили конкурс на покупку люксовой тойоты. Что до вымогательства, то собеседники «Новой» говорят, что еще не сталкивались с требованием денег за отзыв жалобы.

Беда не только в том, что горожане оплачивают сизифов труд ФАС. Например, в декабре заключаются контракты на уборку в начале следующего года. Если контракт из-за жалобы зависнет, в январе Петербург рискует оказаться под снежными завалами. Неосвоенные в 2016 году деньги после 1 января сгорят, а больницы на какое-то время останутся без лекарств.