Стандарт черной связи

8 декабря 2003 10:00

Это цепляет и дурманит. Это становится модным. Еще недавно фанатов черного континента на берегах Невы было раз-два и обчелся, но в последнее время ситуация меняется. Об одном из «ударенных Африкой» наших земляков, путешественнике и коллекционере Игоре Копытцеве «НГ» уже рассказывала (№34 15.05.2003). А теперь вот галерея «Абанту», которую открыл на днях в центре города другой петербуржец, Максим Мартынов.




За колдовство еще судят. Наказание - смертная казнь через повешение. Может быть, поэтому, несмотря на большое количество джуджу (вуду - в ямайской терминологии), афишировать колдовские услуги в Замбии не особенно принято...
Замбия, Зимбабве, Ангола, Конго, Танзания - Мартынов исколесил чуть ли не всю необъезженную цивилизацией Африку. Смутная страсть пришла, как и положено в таких историях, еще в детстве. Потом были обычные туристические поездки, грандиозные идеи... И лишь два года назад Максим по-настоящему попал на территорию своей мечты.
О полулегальных экспедициях их руководитель рассказывает с черным юмором на грани фола.
- Моего знакомого тамошние власти хотели посадить на пять лет за вывоз слоновой кости. К счастью, обошлось. Вообще, больших проблем с оформлением всего, что мы вывозили, в Африке не было. Уже на нашей границе таможенники каждый контейнер по четыре месяца держали - это да. Катались из страны в страну в обход границ: иначе на визы надо каждый раз по две недели тратить. Конечно, под сиденьем джипа всегда был пистолет - по-другому и нельзя. Купить там любое оружие - не проблема: Калашников - 80 долларов, ведро патронов к нему - 30. Для белых в городе абсолютно нормальная ситуация: трехметровый забор и пять рядов проволоки под током, плюс к этому постоянная охрана и сигнализация. Особенно в Зимбабве, где сейчас дискриминация некоренного населения огромна. В деревне же некоторые подростки человека с другим цветом кожи вообще в глаза не видели...
Впечатлениями о житье-бытье обитателей африканской глубинки и процессе покупки коллекционных вещей самоназванный этнограф делится скупо: «Круглая глиняная стена, соломенная крыша, внутри тоже соломой все застелено. А предметы искусства... Сначала идешь, с парой человек разговариваешь, объясняешь, что к чему. Об этом узнает все селение, и начинают приносить что у кого есть».
Об уровне развития хозяев гость мнения, мягко говоря, невысокого. Невежество прочувствовал на собственной шкуре.
- Заболел малярией - в аптеке градусника обычного нет, не то что лекарств. Врачи местные - это три месяца образования. Толкуешь им: «У меня приступы как по часам расписаны, колотит, температура 41,2 градуса», а они: «У вас простуда».
Заметим, что огромное количество африканцев обучается как раз в питерских медицинских вузах...
Тем не менее Мартынов выздоровел. Причем к шаманам не обращался. «Не дошел я как-то до них... Хотя видел предостаточно. Я и людоеда видел - сейчас он сварщиком работает».
Собрание предметов африканского искусства, составляющее основу галереи, по оценкам самого владельца, для России уникально. Конечно, специалисты могли бы с этим поспорить.
Статуи, маски, троны (в большинстве своем - скособоченные стулья), сосуды, фетиши, картины. Наряду с сувенирами - купленная, но якобы непродающаяся африканская история.
Ритуальные вещи совсем не обязательно должны быть старыми. Экспертиза каждого предмета обходится, по словам Мартынова, порядка тысячи долларов, «и сейчас я не могу Вам сказать, 50 лет такому стулу или 150».
На этих стульях сидели только вожди или участники тайных обществ. Тайные общества делят власть с вождями - по оценкам Максима, это что-то похожее на компартию в советские времена. Сначала первый уровень - все октябрята, потом кто-то переходит на второй - в пионеры. Так, постепенно, доползают до членства в политбюро ЦК КПСС - и тогда уже заветная мебель в твоем распоряжении. А если на стул по незнанию плюхнется человек со стороны, ему сразу станет плохо.
Надевая маску, гомо сапиенс превращается в духа, причем верят в это как окружающие, так и он сам. Коим обстоятельством вовсю пользуются африканские власти: например, одну из масок, символизирующих могущество, носят... налоговики.
Долго верчу в руках длинную разделочную доску с выгравированным посередине символическим лицом. Максим Мартынов подыскивает слова для определения: «Как бы вам сказать... Это стандарт связи такой... Да-да, именно так - шаманский мобильник, как действует - не спрашивайте».
Разглядываю фигурки. Довольно крупная тетенька с младенцем на руках и кружкой. В эту кружку высыпается специальная смесь (камушки, ягоды, травы), и от того, как она в этой посудине ляжет, зависит будущее. А есть фетиш, называемый «собакой», - нечто симпатичное, напоминающее двухголового крокодила (головы как у Тянитолкая, с разных сторон). На спине у животины два рога, а туловище утыкано гвоздями. Этот зверь - канал для общения с миром духов. Какая бы задача не стояла перед колдуном, он сначала втыкает гвоздь, потом ругается, кричит и танцует и лишь после этого выполняет положенную миссию. Рядышком фигурка нотариуса - тоже «ежик». Каждая сделка - вбитый гвоздь, таким образом договор скрепляется духами, и вряд ли кому-то захочется его нарушать.
А когда выяснилось, что в ритуальных делах африканцев не обходится без галлюциногенных травок, многое встало на свои места. И как же тянет провести очередную параллель...

Алексей КОБЫЛКОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close