Передо мной должны извиниться

Передо мной должны извиниться

27 декабря 2016 11:33 / Общество

Невиновного человека, отсидевшего девять месяцев в тюрьме за несуществующее преступление, отпустили на свободу и оправдали

Перед Новым годом Аркадий Николаевич Гуринов позвонил в редакцию и рассказал, что с него сняты все обвинения – в причинении побоев, повлекших смерть жены, и в краже вещей погибшей. Голос у него, хотя он вышел из СИЗО, пролечился в больнице и вернулся на работу, был не очень веселый: «Ира родной человек… Я любил ее». Из тридцати двух совместных лет они прожили порознь только последние десять месяцев, но все равно виделись почти каждую неделю.

Обвинение было построено на показаниях сестры погибшей, которая утверждала, что Ирина Гуринова по телефону ей пожаловалась, что ее до полусмерти избил муж. Следствие не нашло других доказательств. Все экспертизы – одежды, крови, содержимого под ногтями – были проведены. Следов Гуринова ни на теле, ни в квартире погибшей не оказалось. Позже, когда еще один следователь (они менялись постоянно) запросила биллинг телефонных переговоров, выяснилось, что сестры не разговаривали по телефону почти полгода. Однако следователь Александр Дюбо не сообщил о новых подробностях дела суду, и невиновный человек провел девять месяцев за решеткой, с людьми, обвиняемыми в настоящих убийствах. После того как Аркадия Гуринова оправдали, дело о гибели его жены открыли снова, а судмедэкспертизу о происхождении синяков и ссадин на теле жены, о которой ходатайствовали еще во время первого следствия Гуринов со своим адвокатом, решили все-таки сделать. Первоначально в ходатайстве было отказано.

«Когда вышла статья в «Новой газете» обо мне, я понял силу слова. Я писал обращения к прокурору, в Следственный комитет России, и везде прилагал эту газету, и это производило магическое действие», – рассказывает Гуринов.

Несмотря на то что обвинения с Аркадия Гуринова были сняты еще летом, ни от следователей, ни от прокуратуры извинений не последовало. В исках о материальном и моральном ущербе, которые сейчас слушаются в Волховском суде, Гуринов просит, чтобы извинения и сообщение о том, что он невиновен, прозвучали в местных СМИ, «потому что я вижу, что на меня косо смотрят, Волхов – город маленький». А пока этого не произошло, Аркадий Николаевич пользуется все тем же оружием, что и в борьбе за свое оправдание в суде: «Я отнес газеты со статьей близким знакомым и коллегам погибшей жены, а также на работу – ее руководству, чтобы они знали, что обвинения были ложными и я невиновен». Только родная дочь пока не может пересилить себя и поверить, что папа не убивал маму: «После моего освобождения мы говорили с ней раза четыре, но пока она трудно идет на контакт».


«Знакомые говорят, что я изменился. Из тюрьмы я вышел другим человеком. Как ни странно, я стал добрее и лучше относиться к людям. А еще могу на улице по лицам определить, сидел человек или нет. Как будто у них какая-то печать появляется. Наверное, и у меня так же».


Аркадий Николаевич после выхода из СИЗО лежал в больнице, потом смог вернуться на работу – коллеги верили, что он невиновен. «Но меня жжет, что передо мной НИКТО не извинился, – говорит он. – Девять месяцев моей жизни потеряны, я пережил ужас, что пережили мои мама и брат – не передать… Человек имеет право на то, чтобы ему принесли извинения. Меня наказали за то, чего я не совершал. Это нечестно и несправедливо. Я требую компенсации за моральный ущерб – 3 млн рублей, но Волховский суд вынес решение о компенсации в 10 раз меньше – 300 тысяч. Мы с адвокатом решили обжаловать это решение в Ленинградском областном суде. Также скоро состоится суд о взыскании материального ущерба – около 400 тысяч рублей дохода, которые я недополучил, пока сидел».

После всех судов Аркадий Гуринов будет добиваться, чтобы следователь Александр Дюбо, из-за которого круто изменилась его жизнь, больше не работал в органах.

Гуринов признается, что еще в СИЗО понял, как коротка и непредсказуема жизнь. «За неделю до смерти Ирина позвонила мне и попросила привезти измеритель давления. Я приехал к ней, померил ей давление, даже цифры помню – 120 на 83. Мы поговорили о будущем – планы строили на лето, она сказала, что купила семена кое-какие. Она любила очень цветы. Нам нравилось дачей заниматься. Мы еще немного помечтали. А через неделю она умерла».

Теперь Гуринов хочет осуществить мечту, которая была у них с покойной женой, – съездить в Иерусалим.

1 комментарий:

В таких делах главное - не найден убийца.
Хочется верить герою статьи и автору, но этому мешает то, что убитый горем муж говорит о чём угодно, но не о том, что где-то на свободе ходит убийца "родного человека". Оставшийся безнаказанным. Что, очень вероятно, подвигнет его (убийцу) на новые преступления. Таким образом, главная трагедия в произошедшем - отнюдь не 9 месяцев отсидки (на чем настаивает автор статьи), а смерть одной женщины и, главное, возможные новые убийства.

Если, конечно, муж действительно невиновен.

Но тут уж 1 из 2х: если виновен - требовать искать убийцу он не будет, т.к. ему это опасно (начнут искать, да и найдут).
Если невиновен - 100% будет требовать искать убийцу, и говорить "Раз он не найден, это опасно, несправедливо, ужасно".
Из статьи следует, что налицо первый вариант((

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.