Исаакиевская битва
Фото: Елена Лукьянова

Исаакиевская битва

15 января 2017 14:44 / Мнения

Борьба за собор вступила в новую фазу: после буквально взорвавших (но не подкрепленных документами) заявлений губернатора Георгия Полтавченко о том, что "принято решение передать Исаакиевский собор РПЦ", 12 января появились первые бумаги.

Борьба за собор вступила в новую фазу: после буквально взорвавших (но не подкрепленных документами) заявлений губернатора Георгия Полтавченко о том, что «принято решение передать Исаакиевский собор РПЦ», 12 января появились первые бумаги. А именно – распоряжение Комитета имущественных отношений (КИО) от 30 декабря об утверждении плана мероприятий по передаче Исаакиевского собора в безвозмездное пользование РПЦ на 49 лет. План рассчитан на два с половиной года – передача должна пройти не позднее первой половины 2019 года.

Что называется, есть вопросы. И много.  


«Собор обязаны передать РПЦ – это требование федерального закона», – в унисон твердят и церковники, и питерские единороссы. Но это не так: власть имеет право как передать собор, так и отказать в его передаче (как это было сделано в 2015 году), никакого императива здесь нет.


При этом отказ в передаче в 2015-м был обоснован экономическими причинами: со ссылкой на прибыльность государственного музея «Исаакиевский собор» и отсутствие в бюджете города средств на содержание федерального памятника архитектуры (притом что РПЦ финансировать это не сможет).

Хочется спросить: у губернатора: а что изменилось за полтора года?

Представляется, что по существу не изменилось НИЧЕГО.

Во-первых, и тогда, и сейчас РПЦ отказывается платить за содержание и реставрацию памятника. Представители РПЦ (в том числе на пресс-конференции 11 января) заявляют, что не собираются нести эти расходы, считая, что за все должен платить город. Это означает, что петербургские налогоплательщики будут содержать здание, а бесплатно пользоваться им, получая доходы (деликатно именуемые «пожертвованиями» и не облагаемые налогами), будет церковь. Что есть прямое заявление об отказе выполнять федеральный закон 327-ФЗ, по которому в случае передачи объекта культурного наследия религиозная организация обязана взять на себя содержание и сохранение памятника. О какой «передаче» в этих условиях может идти речь?

Во-вторых, и тогда, и сейчас у города нет лишних средств для этих целей. Сегодня в том числе на это идут 800 млн рублей, которые зарабатывает музей, а если Исаакий передать РПЦ, то встанет вопрос о том, откуда взять эти деньги. Заметим: реставрация фасадов Казанского собора, уже переданного РПЦ, остановлена на середине, потому что епархия не имеет на это средств.  


Но с какой стати государство должно будет содержать Исаакий, переданный РПЦ? На каком основании обкладывать данью государство для содержания храмов? Может быть, логично будет отдельный сбор, причем добровольный? Кто согласился платить, тот и есть действительно верующий. Вот тогда и посмотрим, какой у нас их подлинный (а не показываемый опросами) процент…


Практически этими же мотивами в свое время руководствовались власти Российской империи. В передаче Исаакия в управление духовного ведомства было отказано, так как церковь не сможет содержать столь дорогой храм и обеспечивать ремонт, в котором постоянно нуждается такой уникальный памятник: «Собор является крупным памятником государственного достояния, на который истрачено казною свыше 23 миллионов народных денег и сорок лет труда, а потому и забота о поддержании и сохранении его в должном порядке естественно должна быть в руках правительства». Так что все повторяется.

Что касается сегодняшней ситуации, то совершенно непонятно, на каком основании вообще принимается решение о передаче собора. Заявка 2015 года, как уже сказано, была отклонена, и епархия в суде ее не оспаривала. Новой заявки нет: 9 января представители Санкт-Петербургской митрополии подтвердили журналистам, что «в последнее время не подавали дополнительных заявок на возвращение Исаакиевского собора Русской православной церкви». 11 января епископ Тихон (Шевкунов) заявил на пресс-конференции, что новая заявка еще не подана: мол, «после крещенских праздников в соответствии с буквой закона поступит официальное обращение патриарха со всеми документами». Как в таком случае 30 декабря могло появиться распоряжение о плане передачи собора? При этом федеральный закон требует, чтобы заявка религиозной организации о передаче имущества в течение недели была опубликована на сайте администрации Петербурга. Этого не сделано, и это означает, что никакой имеющей юридическую силу заявки просто не существует. А значит, решение КИО от 30 декабря заведомо незаконно.

Следующий момент: передача Исаакия РПЦ практически парализует работу музея «Исаакиевский собор» просто потому, что по закону при такой передаче он подлежит выселению из здания, а главным и практически единственным экспонатом, который показывает музей, является сам Исаакиевский собор. И недаром представители Союза музеев России уже выступили против передачи, заявив о фактическом уничтожении музея «Исаакиевский собор» в этом случае...

Фото

  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»

Спрашивается: а зачем вообще менять статус-кво? Говорить о каком-либо «возвращении» церкви имущества, отнятого в советские годы, нельзя, потому что собор строился на средства казны Российской империи (то есть за счет всех ее граждан, как верующих, так и не верующих), всегда был государственной собственностью, никогда не передавался церкви и никогда не был приходским храмом. При этом сейчас в соборе проходят богослужения, которым никто не препятствует, – в среднем по два в день (при этом присутствует на службах в среднем по 30 человек).

Кстати, ровно по такой же схеме, как Исаакий (государственный музей с регулярными богослужениями), работают прославленные Успенский и (бывший главный кафедральный собор Российской империи) и Архангельский соборы Московского кремля. И всех это устраивает: никаких попыток РПЦ «вернуть» себе эти соборы не наблюдается. Может быть, потому, что всем в Кремле распоряжаются президентские структуры, у которых церковники не решаются что-либо требовать?

Последнее. Петиция против передачи Исаакия на вечер субботы набрала в интернете почти 180 тысяч подписей. По всем опросам, количество противников передачи на порядок больше количества ее сторонников. На 28 января заявлен митинг в защиту Исаакия. Оппозиция готовит запросы и обращения в суд.

Смольному еще не поздно изменить решение, сопротивление которому уже напоминает сопротивление «Охта-центру». И против которого выстраивается очень похожая коалиция.