Откусив руку и ногу, кадавр нацелился на голову
Фото: s-pb.in

Откусив руку и ногу, кадавр нацелился на голову

12 января 2017 22:46 / Общество / Теги: власть, культурное наследие, церковь

Следом за Смольным и Сампсониевским соборами петербургский «Музей четырех соборов» теряет Исаакиевский – его намерены передать РПЦ в безвозмездное пользование.

Более 120 тысяч подписей собрала за неполные двое суток петиция против передачи РПЦ Исаакиевского собора. 13 января, у стен храма встретились те, кого спикер городского парламента назвал «провокаторами», «подстрекателями» и «поджигателями войны», – горожане, возмущенные внезапным и тщательно скрываемым решением властей. 

Маятник ЖоПо

Губернатора Георгия Полтавченко, получившего в народе прозвище Жора Жлоб, до сих пор терпели лишь за то, что «хотя бы не ворует». Однако этого оказалось недостаточно, чтобы быть спокойным за имущество Петербурга. Отметив православное Рождество, градоначальник очнулся и объявил, что вопрос о передаче Исаакиевского собора церкви решен.


Горожан такое вероломство возмутило до предела – ведь еще в сентябре 2015 года Полтавченко отказался передать собор петербургской митрополии, резонно сочтя это экономически нецелесообразным.


Возглавляемый Николаем Буровым «Музей четырех соборов» содержал не только себя, но и здание-памятник. Ежегодно Исаакиевский посещало свыше двух миллионов человек, выручка от продажи билетов превышала 436 миллионов рублей, а совокупный доход за 2016-й составил почти 800 миллионов, с его налогов городская казна пополнялась на 50–70 миллионов.

«В случае передачи собора в пользование Санкт-Петербургской епархии все расходы по его содержанию, реставрации и охране лягут на собственника – город, что повлечет за собой сокращение финансирования социально значимых статей бюджета города. В сегодняшней экономической ситуации эти дополнительные траты в бюджете города не предусмотрены», – разъясняла тогда пресс-служба Смольного.

И вдруг, аккурат после долгих праздников января 2017 года, градоначальник заявил, что после передачи собора РПЦ дальнейшее его содержание будет осуществляться за счет церкви. Ему тут же возразила глава юридической службы Московской патриархии Ксения Чернега: дескать, вопрос о том, на чьи средства будет содержаться собор, еще только предстоит записать в договоре. И напомнила, что «церковь вправе рассчитывать на включение в целевую программу – федеральную или городскую – по получению субсидий на цели реставрации». При этом госпожа Чернега выразила надежду на то, что вопрос реставрации еще довольно долго можно будет считать неактуальным: «Храм находится в хорошем состоянии, и работы по его сохранению не потребуют больших вложений». Ну да, музей ежегодно из заработанных им средств вкладывал в реставрацию около 200 миллионов.

Ксения Чернега // Фото: omiliya.org

Последние сомнения развеял на вчерашней пресс-конференции вице-губернатор Михаил Мокрецов, заявивший, что все расходы по реставрации собора после его передачи РПЦ будет нести город: «Объект передается РПЦ в безвозмездное пользование, но его собственником остается город. Исходя из этого, мы обязаны будем нести расходы по содержанию Исаакиевского собора как объекта охраны в надлежащем состоянии».

Вопрос решен

Пресс-конференция не внесла ясности в главный вопрос: кем, когда и на каком основании принято «окончательное решение», о котором объявил Полтавченко.

Более того, нет внятной информации о повторной заявке РПЦ. По закону поданные религиозными организациями заявления подлежат опубликованию в недельный срок с момента принятия их к рассмотрению. Но на сайте Комитета имущественных отношений такого заявления нет.

Поначалу говорилось, что после получения отказа в 2015 году церковь только молилась (православные активисты безуспешно пытались оспорить отказ в суде, но РПЦ от их инициативы открещивалась).

10 января ТАСС сообщило, что обращение было, но не к Георгию Полтавченко, а к премьер-министру Дмитрию Медведеву за подписью митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия – еще в апреле прошлого года. Пресс-секретарь губернатора Андрей Кибитов сослался на «договоренности» между шефом и Патриархом.

Михаил Мокрецов от ответа на вопросы, издано ли какое распоряжение, почему на сайте КИО не опубликована заявка (закон требует публиковать именно саму заявку, а не просто информацию о ней), от кого и когда она поступила, увиливал. Чиновник признал, что обращение Патриарха к Полтавченко было, но отказался сказать когда: «Оно ведь не мне было адресовано, поэтому не буду называть дату».


Из слов епископа Тихона (Шевкунова) выходило, что никакой должным образом поданной заявки и не было, а только лишь очень такое личное письмо Патриарха к губернатору Петербурга.


Вице-губернатор упомянул об изданном КИО распоряжении (но не раскрыл деталей – «это внутренний документ»), которым утверждена некая «дорожная карта» – план предстоящих мероприятий по передаче собора. Какие там обозначены сроки – тоже не назвал. Пояснил лишь, что предстоит «большая сложная работа», главным образом из-за судьбы входящих в состав музейного фонда РФ и неотделимых от Исаакия музейных предметов – «иконостас и так далее». Минкульт своим приказом должен утвердить договор с новым пользователем, где должны быть четко прописаны все касающиеся этих музейных предметов требования и ответственность за них. Договор, обещает Мокрецов, будет прописан очень жестко, а в случае неисполнения закрепленных в нем условий документ о передаче собора в пользование РПЦ может быть расторгнут.

Журналисты поинтересовались также, рассматривался ли вопрос о передаче собора РПЦ конфликтной комиссией, что требуется по закону.

«Комиссия рассматривает разногласия, если обратились граждане или организации. Но таких заявлений не поступало, так что и рассматривать было нечего», – парировала Ксения Чернега. К тому же такая процедура все равно не повлияет на исход дела, полагает юрист патриархии, решение комиссии носит лишь рекомендательный характер.

Слева направо: председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда, вице-губернатор Михаил Мокрецов и епископ Тихон (Шевкунов) на пресс-конференции

Да откуда таким заявлениям было взяться, если до последнего горожане пребывали в уверенности, будто вынесенное ранее отказное решение властей неизменно, никаких новых заявок КИО не публикует, и никто ничего знать не знает о каких-то интимных «договоренностях» губернатора и Патриарха?

«Мы в самом начале пути, – успокаивал господин Мокрецов. – Есть решение губернатора. Юристы патриархии и Смольного достаточно квалифицированны, чтобы решить все процедурные вопросы. Не ищите черной кошки в черной комнате!»

А зачем им вообще какая-то квалификация, когда все решается «по договоренности»?

Богач-бедняк

Под напором журналистов чиновник вынужден был признать, что пока никто и не считал, во что обойдется городу содержание и реставрация и откуда необходимые средства возьмутся. На бодрые заверения в том, что они «у города найдутся», хочется послать этих прекрасных людей поискать не менее остро необходимые средства на лекарства для онкобольных детей, например. Или еще куда подальше.

Мокрецов говорит, что специалисты потом посчитают, сколько на Исаакий денег нужно.

Обещают, что считать будут долго. Мы же пока посчитали, во сколько обходятся уже переданные РПЦ объекты. Сама эта структура на своем сайте лишь упоминает практически в каждой позиции – реставрация или ремонт проведены «за счет средств федерального бюджета в рамках программы «Культура России»», «за счет средств бюджета Санкт-Петербурга» или «субсидий из бюджета города Москвы». В рамках программы «Культура России» (на период 2012–2018 гг.), например, на сохранение памятников религиозного назначения отписано 20 миллиардов 451 миллион 590 тысяч рублей. То есть почти половина всех средств, выделяемых на реставрацию объектов культурного наследия по всей стране (42 млрд 838,28 млн). Для сравнения: на сохранение наиболее ценных памятников деревянного зодчества Русского Севера – всего 564,25 млн; на памятники всего Золотого кольца – 1969,88 млн.


При попытке оценить тендеры последних двух лет, проведенные подведомственной КГИОП Дирекцией заказчика ремонтно-реставрационных работ на памятниках, возникает ощущение, что в Петербурге вообще мало чего есть достойного, кроме объектов православной церкви: едва ли не три четверти всех средств выделяется именно на них.


На Троицко-Измайловский собор за все время реставрационных работ (2006–2016 гг.) город потратил без малого миллиард. На реставрацию лишь фасадов и колоннады Казанского собора за последние четыре года – около 150 млн.

На реставрацию Смольного собора, отнятого у музея, уже пошло около 473 млн.

Дележка неделимого

Попутно на город легли немалые затраты, требуемые для подготовки альтернативных музейных площадей – взамен Смольного и Сампсониевского соборов. Как пояснил Николай Буров, два предоставляемых взамен объекта (на Думской и на Большой Морской) требуют много вложений и примерно еще лет трех, чтобы привести их в соответствие музейным требованиям. Размещавшаяся в Сампсониевском экспозиция, посвященная Полтавской победе, теперь хранится на временных съемных площадях. В Сампсониевском соборе был 141 музейный предмет, на их передачу и оформление ушло полтора года. По оценкам Николая Бурова, на аналогичную операцию при передаче Исаакиевского (где музейных предметов более 20 тысяч) может уйти от двух до трех лет.

Колоссальных затрат потребует не только обеспечение их сохранности, но и реставрация. Согласно предписанным КГИОП планам на ближайшие десять лет только по росписи живописи потребуется около трех с половиной миллиардов, отмечает директор музея.

Львиная доля музейных предметов Исаакия – неотъемлемая часть собора. Это во-первых. А во-вторых – все они входят в состав Музейного фонда РФ.

Согласно закону, «отчуждение музейных предметов и музейных коллекций, включенных в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации, не подлежат отчуждению, за исключением случаев утраты, разрушения либо обмена на другие музейные предметы и музейные коллекции. […] Музейная коллекция является неделимой».

Законом музейному предмету гарантируется не только сохранность, но и обеспечение возможности его публичного представления и изучения.


В случае передачи собора Церкви как обойдутся с царскими вратами (сейчас они полураспахнуты, чтобы можно было видеть редкой красоты витраж) – закроют? Что будет с иконостасом из малахита и лазурита – станут зажигать стоящие там огромные подсвечники и лампады?


Заставят ли стены современными иконами для «приложиться и поставить свечку» (как уже сделано в приделе Александра Невского)? Выгородят ли в середине и застелют коврами мраморный пол для митрополичьего места, как в Казанском – и тогда пропадет возможность любоваться куполом из центра храма? Эти и многие другие вопросы обсуждают сейчас между собой просвещенные петербуржцы, но не «договаривающиеся» стороны. Во всяком случае, в публичном пространстве ими такие вопросы не ставятся.

Внутреннее убранство Исаакиевского собора // Фото: i1.photocentra.ru

И ФЗ-73 требует, между прочим, не использовать объект культурного наследия (за исключением специально оборудованных с учетом требований противопожарной безопасности помещений) для хранения предметов религиозного назначения, «включая свечи и лампадное масло». Как с этим быть?

Но больше всего, по признанию Николая Бурова, его сейчас волнует судьба сотрудников музея – сейчас в нем на постоянной основе работают почти 400 человек, плюс 60 экскурсоводов, привлекаемых в летний период. Многие служат здесь десятилетиями.

Николай Буров // Фото: iskusstvo.tv

На пресс-конференции вопрос о судьбе коллектива тоже задавался. Вице-губернатор Мокрецов (признавая, что город финансово никак не поддерживал музей) вместо благодарности коллективу и его директору за все ими сделанное самостоятельно поспешил записать достигнутые успехи к простому везению: «Повезло им – могут зарабатывать, осуществляя коммерческую деятельность. У них ведь огромный трафик, сколько туристов! Зайдите на их сайт, посмотрите, сколько экскурсий проводят по разным объектам, не только по Исаакию. И по другим храмам водят, и по разным учреждениям. Они показали, что хорошо умеют работать и зарабатывать – уверен, что не пропадут».

Хотя и добавил вдогонку, словно прикрывая фиговым листком неприкрытую неприязнь к недобитым интеллигентам: «Люди – главное богатство этой организации, будем стремиться сохранить коллектив. Да и церковь заинтересована налаживать с ними сотрудничество».

Епископ Тихон заверил, что экскурсионное обслуживание будет сохранено – для чего создадут специальное церковное агентство, работающее за счет не облагаемых налогом пожертвований. Репертуар обещан разнообразный – с тематикой как религиозной, так и искусствоведческой. Но «экскурсий для воинствующих атеистов не будет».

Ранее глава паломнического отдела Санкт-Петербургской епархии Владимир Дервенев заявил в эфире портала «Фонтанка.Офис», что экскурсоводы «должны быть сертифицированы, и не какой-то светской организацией».

Николай Буров не сомневается, что если передача Исаакиевского собора РПЦ произойдет, следующим станет Спас на Крови. Говоря о будущем музея, который еще недавно именовался «музеем четырех соборов», его директор прибег к мрачному сравнению с человеком, которого сначала довели до инвалидности, отрезав ногу, потом сделали тяжелым инвалидом, отняв руку, а нынче замышляют отсечь и голову.


Михаил Мокрецов заверяет, что заявок на передачу Спаса на Крови не поступало. На прямой вопрос о том, намерена ли РПЦ получить и его, епископ Тихон улыбнулся в бороду: «К Спасу у каждого православного человека огромный интерес. Всякий православный храм должен быть храмом».


P. S.

Вечером 12 января на сайте Комитета по имущественным отношениям опубликовали распоряжение «Об использовании объекта недвижимости по адресу: Санкт-Петербург, Исаакиевская площадь, д. 4, литера А», предполагающее передачу Исаакиевского собора на 49 лет в безвозмездное пользование РПЦ. Документ подписан 30 декабря 2016 года.

В прилагаемом к документу плане-графике Комитету по культуре совместно с музеем «Исаакиевский собор» предписывается до 1 марта с. г. «определить возможность изъятия Объекта из оперативного управления Учреждения БЕЗ предоставления взамен Учреждению обеспечивающих его деятельность помещений».

Фото

  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»
  • Фоторепортаж: «Ночь музея»

3 комментария:

Стратегия, однако, ребята, как в Петра Первого, который подчинил себе церковь, аж до революции 1917 года. Власть надо укреплять, когда грабишь народ. Идеолого-психологическое подавление народа через мракобесие православия на сегодняшнем уровне очень эффективно. Даже в ночь с 18 на 19 января начальство в массовом порядке голышем в прорубь бросится ради миллиардной прибыли под видеокамеры.
Ну а взятка Церкви в виде Исаакиевского собора - классика жанра капиталистических отношений в государстве, и так по всей стране. Как в городе Пушкине свалили памятник Ленину В.И. напротив милиции и КГБ, а они ничего не видели, а потом денег отвалили немеряно на собор, восстановленный на этом месте, естественно, тайно.
Где уж тут инновационной наукой заниматься и промышленность развивать, некогда - православная государственная дурилка с религиозныи мракобесием важнее. А вдруг инопланетяне пожалуют и попросят аудиенции, а у нас тут официально планета Земля стоит на трех слонах, а они на трех черепахах, а последние на трех китах. А нефть по ночам злой Люцифер сливает под землю из лейки и в это должен верить глава государства, как глубоко верующий русский человек! Надо бы его спросить?

Атеист

не святой, но Владимир 23.01.17
Нашему Патриарху, видимо, одних часов за 30000 баксов, полученных за продажу табака, стало мало. Решил снова приподняться. Чистый доход, да и без налогов.
А что, в Питере все в веру обратились и мест на службах не хватает? Большой приток по сравнению с 80-ми годами? На сегодняшний момент нормальные люди верят в свою голову, руки и пашут с утра до вечера чтоб прокормиться и попробовать жить достойно. А все эти "грёбаные коммунисты", вдруг резко ставшие глубоко верующими, теперь демонстративно, но не умеючи, крестятся и поклоны бьют на камеры телевизионные, а потом едут на " Мерсах" домой и умеючи деньги лопатой отгребают. Патриотов не стало - перевелись, потому что достойных примеров нет, а болтовнёй не привить этого чувства. Церковь отделена от государства, а Патриарх уже и внутренними проблемами государства занялся, да и во внешние дела полез. Сама Церковь призывает к смирению, а Патриарх
ведёт себя крайне агрессивно. Скромнее надо быть, и люди к тебе потянутся.
Достойный пример - Патриарх Алексий. А уж если в бизнес в очередной раз потянуло - снимай клобук и " карты в руки".
крещёный атеист

не святой, но Владимир 23.01.17
Нашему Патриарху, видимо, одних часов за 30000 баксов, полученных за продажу табака, стало мало. Решил снова приподняться. Чистый доход, да и без налогов.
А что, в Питере все в веру обратились и мест на службах не хватает? Большой приток по сравнению с 80-ми годами? На сегодняшний момент нормальные люди верят в свою голову, руки и пашут с утра до вечера чтоб прокормиться и попробовать жить достойно. А все эти "грёбаные коммунисты", вдруг резко ставшие глубоко верующими, теперь демонстративно, но не умеючи, крестятся и поклоны бьют на камеры телевизионные, а потом едут на " Мерсах" домой и умеючи деньги лопатой отгребают. Патриотов не стало - перевелись, потому что достойных примеров нет, а болтовнёй не привить этого чувства. Церковь отделена от государства, а Патриарх уже и внутренними проблемами государства занялся, да и во внешние дела полез. Сама Церковь призывает к смирению, а Патриарх
ведёт себя крайне агрессивно. Скромнее надо быть, и люди к тебе потянутся.
Достойный пример - Патриарх Алексий. А уж если в бизнес в очередной раз потянуло - снимай клобук и " карты в руки".
крещёный атеист

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.