Жилье религиозного назначения
Фото: Вымоленный в собственность особняк (1-я Березовая аллея, 18) с участком парка охраняется злыми собаками лучше, чем КГИОП

Жилье религиозного назначения

20 января 2017 09:30 / Общество

Особняк на Каменном острове, безвозмездно использовавшийся под митрополичью резиденцию, передан РПЦ в собственность. На очереди хозблок и административное здание – в довесок к заявкам на дюжину храмов.

На сайте Комитета имущественных отношений все еще отсутствует заявка Патриархии по Исаакиевскому собору. Последнее обновление профильного раздела датировано 17 января, пополнился он весьма любопытным документом: поданными 29 декабря заявками на передачу РПЦ не только очередных объектов религиозного назначения (храма Спаса Нерукотворного Образа на Конюшенной площади и часовни святителя Луки Крымского на улице Сикейроса), но и комплексом построек на Каменном острове. Адрес: 1-я Березовая аллея, 16–18, литеры Б и В. Здание по тому же адресу под литерой А, как выясняется, уже успели передать безвозмездно в собственность Петербургской епархии минувшей осенью – «в соответствии с целями деятельности Религиозной организации, определенными ее уставом». Цель, надо полагать, состоит в создании комфортных условий обитания митрополита.

Городские власти всегда относились к этому с пониманием: распоряжением 1992 года за подписью заместителя мэра Сергея Беляева комплекс отписали в безвозмездное пользование епархии. Учитывая, как пояснялось, что на средства епархии осуществлено восстановление литеры А и новое строительство литер Б (административный корпус) и В (хозяйственный блок). Хотя новое строительство запрещено законом в охранной зоне и в границах памятника – каковым был и остается «Особняк Криличевской с участком парка». Здание из розового песчаника в стиле ренессансных вилл выстроили здесь к 1915 году по проекту архитектора Николая Веревкина – с открытой тройной аркадой и лоджией, опирающейся на колонны из серого гранита, с медальонами по фасадам.

В советскую пору, до 1980-х, здесь был детский дом № 5, потом проектный институт, рядом на участке имелась небольшая деревянная хозпостройка и дворницкая сторожка, сохранялась старая оранжерея. То, что можно видеть теперь над глухим высоким забором, при приближении к которому раздается злобный собачий лай, производит впечатление новодела. Изящная открытая лоджия забрана стеклопакетами – в духе рачительных хозяек, использующих такие новообразования для пестования огородной рассады или хранения домашних заготовок.

Особняк Криличевской. Фото 1915 г.

Реконструкция участка под митрополичью резиденцию, проведенная под знаком празднования 1000-летия крещения Руси, стала «первой новой постройкой постсоветского периода на Каменном острове», – отмечает автор преобразований архитектор Александр Шендерович. Хотя едва ли церкви стоит гордиться тем, что именно она стала застрельщиком процесса обезображивания этих заповедных мест.

Хотя епархия эксплуатировала эту золотую недвижимость почти четверть века, средства на поддержание памятника вкладывал город (так, реставрационный ремонт крыши в 2011 году обошелся казне в 389 000 рублей). А теперь задарма получила в собственность. Спрашивается, на каком основании? Объект никогда не был «имуществом религиозного назначения». И бюджет мог бы изрядно поправить свое хилое положение, продав такой комплекс на аукционе. Направив, с оглядкой на прежних пользователей, вырученные средства на детские дома. Которые, сдается, нуждаются в поддержке не меньше РПЦ.

Примечательно, что недавно Арбитражный суд отказал Русской православной старообрядческой церкви в иске о возвращении здания бывшей богадельни (Московский пр., 108), выстроенной в конце XIX в. на средства купца-старообрядца Петра Чубыкина. Судебное решение указывает, что здание богадельни не является имуществом религиозного назначения, и отсылает к документам и законам 1895 (!) года, согласно которым старообрядческие общины не имели прав юридического лица. Что, впрочем, уже и не особо удивляет после «двушечки» Pussy Riot со ссылкой на каноны Трулльского собора.

Драчуны и капуста

Избирательный подход демонстрирует не только судебная система, но и чиновники госохраны памятников, и некоторые депутаты – в отстаивании интересов РПЦ едва не подравшиеся на последнем заседании в Мариинском.

КГИОП, утвердив минувшей весной охранное обязательство по митрополичьей резиденции на Каменном острове, по загадочным причинам не указал в документе предметы охраны памятника «Особняк Криличевской с участком парка» – то есть то, что составляет особую ценность объекта и должно оставаться в неизменном виде.

Не менее странным представляется и присвоение статуса памятника регионального значения – церкви святителя Николая Чудотворца и св. мученицы царицы Александры при Путиловском заводе (пр. Стачек, 48, литеры А и Б). Церковь, построенная на средства рабочих Путиловского завода в начале ХХ века, была к началу 1930-х перестроена в духе «сталинского классицизма» до неузнаваемости – под заводской клуб. С 2001 года значилась в списке выявленных объектов культурного наследия. Это своего рода временная «охранная грамота», предполагающая затем проведение дополнительных исследований, чтобы окончательно определить – достоин ли объект включения в реестр памятников. А если нет – с госохраны снимается, после чего уже нельзя получать бюджетные средства на его реставрацию и ремонт.

Церковь при Путиловском заводе (пр. Стачек, 48), заслужившая статус памятника регионального значения с вытекающими возможностями дальнейшего бюджетного финансирования

Заинтересованность РПЦ (храм возвращен верующим в 2004-м) в присвоении статуса памятника очевидна. Пока церковь числилась выявленным ОКН, на нее уже было направлено немало средств из казны Петербурга: велись комплексные ремонтно-реставрационные работы, отреставрировали паперть, свыше двух миллионов выделили на подготовку научно-проектной документации, еще один миллион пошел на историко-культурную экспертизу с целью определения дальнейшего статуса.

Учитывая нынешний подход руководства КГИОП, отказывающего в охранном статусе десяткам куда более примечательных объектов, резонно было ожидать отрицательного вердикта. Так, выполненные по заказу комитета экспертизы рекомендовали отказать во включении в реестр памятников дома Блейхмана и дома Штиглица (наб. Адмиралтейского канала, 3 и 29) – потому только, что их облик испорчен появившимися несколько лет назад двухэтажными мансардами.


С храмом на проспекте Стачек метаморфозы случились куда более разительные – в нынешнем облике этой сталинки церковь вообще распознается с большим трудом. Тем не менее председатель КГИОП Сергей Макаров подписывает распоряжение о включении этого «франкенштейна» в реестр памятников регионального значения


Что позволит и впредь выделять на него бюджетное финансирование – на радость депутату Андрею Васильеву, ранее заявлявшему: «Я участвую в судьбе храма с 2012 года, и Макаров мне лично очень помогает в этом деле».

Нынче господин Васильев с не меньшим рвением участвует в судьбе Исаакиевского собора, выказывая это рвение как словесно, так и физически (замечен в групповым наскоке на депутата Михаила Амосова, смевшего требовать соблюдения регламента при рассмотрении обращения в Минкульт об ускорении передачи собора РПЦ). И проявляя странную избирательность в заботах о городской казне – пересчитывает деньги в кармане Николая Бурова и негодует, отчего в доходной части бюджета Петербурга не указываются заработанные музеем деньги. Хорошо еще, что страсти поумерила Оксана Дмитриева, напомнившая господину Васильеву: согласно Бюджетному кодексу, доходы бюджетных учреждений (каковым является и возглавляемый Буровым музей) не учитываются в доходной части бюджета города.

Огласите весь список, пожалуйста

Когда на недавней пресс-конференции по Исаакию журналисты попросили ответить, что еще РПЦ просит ей передать, епископ Тихон (Шевкунов) лишь посмеялся: «Оставлю в тайне, чтобы сохранить ваш интерес».

Едва ли возможно удовлетворить этот интерес в полной мере и с помощью сайта КИО – учитывая выказываемую комитетом избирательность и заторможенность при публикации таких документов.

Из представленных на сайте заявок религиозных организаций 2016 года по 17 объектам на 11 претендует РПЦ. Помимо трех упомянутых в начале статьи, это:

– здание бывшей приходской школы в г. Ломоносов (Морская ул., 58, литера А);

– комплекс Сампсониевского собора (уже передан);

– здание бывшего монастырского подворья (ул. Карташихина, 1–3, литера А);

– часовня в Стрельне (Пристанская ул., 23, литера А);

– храм Преподобного Серафима Саровского в пос. Песочный (Ленинградская ул., 10, литера А);

– часовня в Сестрорецке (Перепадская наб., 1, литера Б);

– две часовни в Кронштадте (Кронштадтское шоссе, 31, корпуса 4 и 5).

От исхода битвы за Исаакий во многом будет зависеть, насколько разыграются аппетиты в дельнейшем. О скорой передаче РПЦ Спаса на Крови и каре жилых корпусов с угловыми церквями Смольного монастыря говорят уже как о деле практически решенном.

2 комментария:

Спасибо, Татьяна!

Гнать эту власть в шею.Как легко раздавать то,что тебе лично не принадрежит

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.