Слияние и увольнение
Фото: Татьяна Шумилова // Фото: rosbalt.ru

Слияние и увольнение

7 февраля 2017 18:33 / Общество

Руководство Российской национальной библиотеки начало избавляться от неугодных сотрудников.

О проекте объединения двух крупнейших книгохранилищ страны – РНБ и РГБ – «Новая» сообщала в начале января. Официальные лица никак не подтверждали и не опровергали эту информацию, скрываясь за размытыми формулировками. Теперь в пользу справедливости слухов появился еще один аргумент: после публичной критики проекта слияния своей должности лишилась главный библиограф информационно-библиографического отдела РНБ Татьяна Шумилова.

Голос библиотекарей

30 января Шумилова вышла из здания Публички на площади Островского (это зафиксировали камеры наблюдения) и отправилась на пресс-конференцию в агентстве «Росбалт». Здесь выступали авторы открытого письма против объединения РНБ и РГБ – научный руководитель Библиотеки академии наук (БАН) Валерий Леонов, профессор СПбГИК Аркадий Соколов, а также директор библиотеки им. Маяковского Зоя Чалова.


Самый долгожданный гость – начальник Публички Александр Вислый – на мероприятие не явился.


«А что, от РНБ никто не хочет высказаться?» – обратились к аудитории организаторы пресс-конференции. Микрофон взяла Шумилова и выступила с эмоциональной речью.

«Для меня было важно, что голоса библиотекарей Публички во всей этой истории вообще не слышно, – пояснила «Новой» теперь уже бывшая сотрудница РНБ. – А ведь только мы знаем, какие последствия могут повлечь за собой планируемые изменения».

После пресс-конференции журналисты заcыпали Шумилову вопросами, а на следующий день с ней вышло отдельное интервью.

Российская национальная библиотека // Фото: visit-petersburg.ru

Тринадцать минут

Первые отклики от читателей «на самом верху» последовали незамедлительно: утром следующего дня Татьяну Шумилову вызвали в отдел кадров и предъявили акт о нарушении трудовой дисциплины. Как следует из документа, отсутствие на рабочем месте более 4 часов (Шумиловой не было на 13 минут больше) является «грубым однократным нарушением трудового законодательства» и влечет за собой единственную меру взыскания – увольнение.

«Я представила письменное объяснение своего поступка, – продолжает нарушительница. – С отпуска у меня оставался один заработанный день, что было зафиксировано в ежемесячном отчете. 30 января у меня в том числе был запланирован визит в поликлинику, о чем я уведомила заведующую накануне. Если бы я знала, что потребуется еще и официальное письмо, вообще бы никуда не пошла».

«Мы до самого конца не верили, что это случится, – признался «Новой» заведующий научно-методическим отделом РНБ Сергей Басов, также открыто выступающий против проекта объединения библиотек. – Несколько десятков библиотекарей подписали письмо с просьбой избрать иную меру воздействия и учесть, что Татьяна Эдуардовна специалист высокого класса».


«В конце концов, с работы она ушла не по магазинам, а надеясь услышать и увидеть своего же собственного руководителя».


Так или иначе, уже 7 февраля Шумилову снова вызвали к начальнику отдела кадров и вручили приказ об увольнении и трудовую книжку в обмен на пропуск и читательский билет. 

***

Как рассказали «Новой» сотрудники РНБ, близко знакомые с «прогульщицей», Татьяна Шумилова проработала в Российской национальной библиотеке 32 года и за это время не имела ни одного трудового взыскания. Сейчас бывший библиограф готовится защищать свои права в суде и утверждает: для других сотрудников РНБ ее инцидент не станет поводом замалчивать свое несогласие с политикой руководства.

«Ни один человек, знающий меня, не может поверить, что я сознательно решилась на прогул. Поэтому все понимают, почему это было сделано. Как признался мне один из коллег, раньше он довольно спокойно относился к идее слияния. Но если за иное мнение начались такие репрессии, значит, далеко не все так чисто».

P.S. 8 февраля сорок филологов, литературоведов, писателей, переводчиков и издателей подписали открытое письмо, в котором выразили протест в связи с увольнением Татьяны Шумиловой. «Какое бы юридическое основание ни подводилось под это решение, совершенно прозрачна его истинная причина — выступление Татьяны Шумиловой против проекта слияния РГБ и РНБ, проводимого без профессиональной экспертизы и широкого общественного обсуждения. Этот бездумный управленческий проект, таящий в себе угрозу поглощения и в конечном счете уничтожения РНБ, уже вызвал недоумение научного и библиотечного сообщества», – говорится в тексте письма.

Приказ об увольнении Татьяны Шумиловой

2 комментария:

Автор несколько неправильно трактует Трудовой кодекс, утверждая в материале "...отсутствие на рабочем месте более 4 часов является «грубым однократным нарушением трудового законодательства» и влечет за собой единственную (!) меру взыскания – увольнение..."
Увольнение — действительно самая строгая мера наказания, предусмотренная за прогул. Но в ряде случаев, учитывая прежние заслуги сотрудника, работодатель может ограничиться наложением менее тяжкого взыскания — например, объявить выговор. Порядок наложения этого взыскания также определен статьей 193 ТК РФ...

Константин Коханов: «Бескультурье правительства Путина-Медведева проявляется во всём»:
#####
Целенаправленно, с ухмылкой,
Культуру русскую громят,
У нас Медведева «обмылки»
И Президента «аппарат».
#####
На всём бы только «экономить»,
И всё стремятся сокращать,
Своих «друзей», конечно, кроме,
Вот их всегда расширят штат.
#####
Им «золотые парашюты»,
Доход за год под миллиард,
Награды «вешает» им Путин,
Ценя еврейский «авангард».
#####
В квадрате «чёрном», власти сущность,
Не разглядеть в нём, рыл в пуху,
Кто для Медынского наш Пушкин?
Поэт, писавший чепуху.
#####
Один лишь Бродский, только гений,
Других поэтов просто нет,
Его ценил бы даже Ленин,
Мог заказать его портрет.
#####
Они не встретились, прискорбно,
Но встречу их покажет Эрнст,
В пятнадцать сериях, подробно,
И как он нёс к Голгофе крест…
#####
Зачем стране библиотеки,
Всё оцифруют, гаджет есть…
Зачем культура нам, как грекам,
Над ней поставить проще крест.

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.