Там, где раньше был цветущий сад

15 декабря 2003 10:00

ОН И ОСТАНЕТСЯ – ЗАСТРОЙЩИКАМ ПОКАЗАЛИ ФИГУ

Уплотняют Питер со страшной силой. В том числе и центр - хотя за последнее время губернатор как минимум трижды заверяла жителей, что, мол, не будет этого!..
В прошлом номере «НГ» обнародовала четыре уплотнительных истории - на грани бреда, на пределе цинизма. Впрочем, чиновникам и инвесторам они бредовыми вовсе не кажутся. Сколько бы ни бились местные жители, как рыба об лед, а строительство идет своим чередом. И похоже, нет никакой управы...



Как в упор не видели и функционеры, и надзорные органы многочисленных нарушений в деле об «освоении» знаменитого Мариинского сквера (на углу Мариинского проезда и Калужской улицы). И это при том, что явные, доходящие до абсурда нестыковки в документах бросаются в глаза даже неспециалисту.

Если хорошо попросить
Руководство Центрального района в период с июня 2000 по февраль 2001 года четырежды (!) отвергает идею возведения жилого дома по указанному адресу. В третьем по счету отказе в адрес Управления инвестиций есть даже приписка: «Предлагаем больше к данному вопросу не возвращаться». Мотивация железная: «...ввиду недостатка на территории района зеленых насаждений, высокой плотности жилой застройки» и т.д. Кроме того, в двух шагах - на другой стороне Калужского переулка - уже затевалось строительство довольно крупного апартамент-отеля. Как можно на этот клочок земли втиснуть еще одно здание - уму непостижимо...
В марте 2001 года Комитет по градостроительству и архитектуре (КГА) администрации города также дает ходатаям от ворот поворот: «Согласно градостроительному регламенту испрашиваемая территория не подлежит застройке». А через десять месяцев, в феврале 2002-го, тот же самый комитет «подтверждает возможность строительства жилого дома на указанном участке... на основе градостроительного регламента». Думаете, правая рука не ведает, что творит левая? Отнюдь. Оба документа подписал один человек - первый замглавы КГА Валерий Егги. Видимо, если г-на Егги хорошо попросить...
Но это еще цветочки. Как обнаружилось из документов Центра Госсанэпиднадзора в Петербурге, «специалистами бюро Генплана на основании разрешительного письма КГА от апреля 2000 года (!) разработан градостроительный регламент застройки... благоустроенного сквера...» Обратили внимание на даты? Оказывается, годом раньше сурового запрета «по регламенту» строительство на территории Мариинского уже было разрешено и регламентировано!..

Наша взяла
Руководители же Центрального района в мае 2001 года - спустя всего три месяца с момента своего последнего «окончательного и бесповоротного» отказа - вдруг дают добро на застройку сквера. А ведь зеленых зон в районе не прибавилось, расстояние между домами чудесным образом не расширилось... С чего бы вдруг «нет» превратилось в «да»?
Дорогого стоит и плавающая точка зрения на правовой статус лакомого участка. В июне 2000 года Комитет по земельным ресурсам администрации города утверждает, что Мариинский сквер - это земля общего пользования. А спустя два года, в сентябре 2002-го, по сведениям того же комитета, - это уже якобы «земли поселений» (?)...
Но высшая исполнительная власть не усмотрела здесь ровным счетом ничего странного - вице-губернатор Александр Вахмистров заявил, что дом на месте сквера будет стоять в любом случае. А на заявление депутата ЗакСа Никиты Ананова, отыскавшего в этом деле восемь грубых несоответствий, из Горпрокуратуры спустя два месяца пришел ответ: дескать, оснований для вмешательства не имеется.
И все-таки наша взяла. Игнорируя версию надзорных органов, Валентина Матвиенко недавно выполнила свои предвыборные обещания и наложила вето на уничтожение Мариинского сквера. По ее представлению ИТК вынуждена была дать обратный ход. Решение, принятое было в пользу стройки, поспешно отменено. Маленькое пятно на карте Петербурга останется зеленым.
Победа внушает какой-никакой, а оптимизм. У юриста Станислава Кушнера, который занимался этим делом, в работе еще семь уплотнительных адресов: Кирочная, 59; Невский, 160; Черняховского, 15; Херсонская, 23 и 25; Тележная, 20 и 24; Таврическая, 2; бульвар Большого проспекта Васильевского острова. Накопив опыт в подобного рода тяжбах, сегодня г-н Кушнер по просьбе «НГ» делится им с нашими читателями. Юрист назвал наиболее типичные ошибки и сформулировал рациональный алгоритм действий для петербуржцев, которые не хотят уплотняться.
- Все совершают один и тот же промах: начинают рассылать кому ни попадя пламенные воззвания. Например, защитники Мариинского сквера писали и Шойгу, и еще кому-то в правительстве РФ... И только зря теряли силы и время.

Пугало для клерка
С позиции юриста, надо создать инициативную группу жителей, охладить эмоции и сразу обратиться к депутату. Какого уровня должен быть народный избранник - вопрос спорный; так, г-н Кушнер считает, что лучше всего для этой роли подойдет депутат городского парламента. А тот, в свою очередь, должен не мешкая направить в Городскую прокуратуру заявление с просьбой «провести проверку законности и обоснованности строительства по данному адресу».
В заявлении следует заботливо перечислить все инстанции, от которых должны быть получены согласования на стройку. Забегая вперед, скажем, что обычно одной или даже нескольких таких бумаг в комплекте нет (в большинстве случаев - экологической экспертизы).
Надзорные органы вовсе не обязательно займут вашу сторону. Тем не менее им придется реагировать. Они станут посылать официальные запросы, вызывать чиновников для дачи устных объяснений. «Естественно, многие пугаются столь пристального внимания, - комментирует Станислав Кушнер. - И процесс прохождения документов, дающих право на застройку, неизбежно замедляется: будучи под колпаком, клерк несколько раз подумает - ставить ли ему сомнительную визу».
Таким образом, удается выиграть время. Пока идет проверка, мятежным жителям рекомендуется привлекать прессу и специалиста с юридическим образованием. Кстати, за такие дела молодые честолюбивые юристы обычно берутся не ради денег.
Бесполезно оспаривать общественные обсуждения проекта, поскольку не существует четких критериев их проведения. В соответствующем распоряжении сказано: «полная достоверная объективная информация...», но не определено, что именно входит в это понятие. А главное - и об этом мало кто знает - даже стопроцентный протест аборигенов, увы, не влечет за собой никаких последствий. Требуется лишь «учесть» их мнение: проголосовали - оформили протокол - и разошлись.
По опыту г-на Кушнера, оспаривать имеет смысл градостроительный регламент (правила застройки того самого пятна); законность предоставления участка под строительство. Если стройка начата до получения всех согласований (чаще всего это бывает, когда районные власти сдают землю в краткосрочную аренду), необходимо обратиться в Государственную административно-техническую инспекцию и в Управление архитектурно-строительного надзора. Это поможет в кратчайшие сроки приостановить процесс - как в деле о застройке бульвара Большого проспекта. Также можно попытаться оспорить распоряжение губернатора и решение ИТК, но это гораздо сложнее.
А вообще на сегодняшний день, как показывает практика, намного эффективнее работает обжалование в административном, нежели в судебном порядке, - что и получилось в деле Мариинского сквера.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
фото Алексея ВЫСОЦКОГО

Список государственных органов, согласования которых необходимы для строительства
Комитет по градостроительству и архитектуре, Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры, Комитет по энергетике и инженерному обеспечению, Управление садово-паркового хозяйства Комитета по благоустройству и дорожному хозяйству (все - администрации Петербурга), Центр Госсанэпиднадзора в Петербурге, Управление государственной вневедомственной экспертизы, Главное управление природных ресурсов и охраны окружающей среды по Петербургу и Ленинградской области, Территориальное управление административного района, Муниципальный совет муниципального образования (необходимость этого согласования признается не всеми).