Отбой тревоги или общий сбор?
Фото: Елена Лукьянова

Отбой тревоги или общий сбор?

20 февраля 2017 10:08 / Общество

Решение губернатора Петербурга о передаче РПЦ Исаакиевского собора не согласовано с президентом, сообщили сразу несколько федеральных СМИ. Одни услышали в этом информационном залпе отбой тревоги, другие призывают не терять бдительности и готовиться к затяжным боям.

Церковное меню к юбилею революции

К концу минувшей недели Исаакиевский собор оказался в центре информационного поля. Впрочем, характер новостей варьировался от во здравие музея до церковных записочек за упокой.

Сначала прошло заявление патриарха, из которого ситуация представлялась как уже решенная в пользу РПЦ. И если петербургские ректоры призвали отдать собор к Пасхе, то святейшество облюбовал иной повод – привязавшись к столетию октябрьской революции. По мнению предстоятеля, возвращение Исаакия церкви в этот юбилейный год призвано стать «символом примирения» и пресечь «злые помыслы людей, делающих из дома молитвы повод для раздора». Из речи Кирилла выходило, что в патриархии уже по-хозяйски прикидывают, какой установить режим допуска в собор, за что брать деньги (экскурсии, подъем на колоннаду), а за что нет (отмена входных билетов). Эксплуатация инфраструктуры, десятилетиями создававшейся музеем за счет им же заработанных денег, позволит, подсчитали в РПЦ, выручить достаточные для обеспечения ремонтно-реставрационных работ средства.


«Очень надеюсь, что после разъяснений, данных патриархом, протестные выступления прекратятся», – поставил точку говорящий о себе в третьем лице.


Но точка обернулась закавыкой, когда несколькими часами позже информационные ленты со ссылками на неназываемого «высокопоставленного федерального чиновника» сообщили, что решение губернатора Полтавченко о передаче собора в управление РПЦ было поспешным, с горожанами не посоветовались и ни с кем на федеральном уровне оно не согласовано, включая президента, – хотя сейчас глава государства уже «в курсе сложившейся ситуации». Ситуацию эту в Кремле оценивают как тревожную: согласно результатам закрытых соцопросов, проведенных по заказу президентской администрации, около двух третей петербуржцев против передачи. В обществе уже возникло серьезное напряжение, а исполнение такого решения способно подкосить рейтинг не только губернатора,но и федеральной власти в целом. Прогноз для малой родины Владимира Путина в преддверии президентских выборов малоприятный.

Крестный ход 19 февраля

Наверху-де теперь ломают голову: отказ отдать собор будет унизительным для РПЦ, согласие может иметь негативные электоральные последствия в Петербурге, где данная тема воспринимается горожанами очень болезненно. В Кремле пока не нашли выхода, но склоняются к необходимости обеспечить совместное использование Исаакиевского собора как музея и храма, подобрав какую-то «правовую форму государственно-конфессионального партнерства». При поиске подходящего решения, указал источник, можно обратиться к примеру Соловецкого монастыря (в 2009 г. директором Соловецкого государственного музея-заповедника назначен наместник здешнего монастыря архимандрит Порфирий (Шутов)). «Надо искать консенсус, и торопиться в этой ситуации не нужно», – подчеркнул чиновник.

Припавшие к источнику

Время появления этой новости на разных ресурсах разнится в минуты. Первыми выстрелили РБК и телеканал «Дождь» – 16.00, при этом оба ссылались не только на федерального чиновника, но и на пару других подтверждающих его информацию «близких к Кремлю собеседников». А «Дождь» к тому времени успел получить и комментарий руководителя пресс-службы патриархии Юрия Волкова – подтвердившего, что РПЦ знакома с данными упомянутых соцопросов. На сайтах РИА и Интерфакса соответствующая информация появилась в 16.01, «Ведомостей» – в 16.02, ТАСС – 16.22, «Коммерсанта» – 16.27.

При пересказе заявления анонимного чиновника СМИ использовали обороты «сообщил нам», «уточнил в беседе с нашим корреспондентом» или «рассказал нашему изданию», а в публикации ТАСС – «сообщил журналистам источник во властных структурах».


Создавалось впечатление, что представители всех этих СМИ оказались в одно время в одном месте, где дружно и зафиксировали выданную на условиях сохранения анонимности информацию, – например, при неформальном подходе к источнику по окончании мероприятия, когда кто-то из журналистов задает вопрос в присутствии прочих коллег.


Из пятничных мероприятий, способных обеспечить присутствие ключевых СМИ, выделяется брифинг пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, завершившийся после 15 часов.

Если источником послужил именно этот чиновник, природа его неформальных откровений едва ли может иметь иное объяснение, нежели стремление вывести главу государства из зоны ответственности за непопулярное решение. В таком случае перевод стрелок на губернатора Петербурга выглядит довольно странно. Ведь еще 13 января господин Песков заявлял: «Вопрос с Исаакиевским собором – это исключительная прерогатива городских властей».

Обращает на себя внимание и то, что обнародованные теперь результаты «закрытых соцопросов» соответствуют данным Фонда политической культуры, представленным на пресс-конференции в ИА «Росбалт» 14 февраля. Как поясняла тогда директор фонда Анна Хмелева, опрос проводился на улицах Петербурга 5–7 февраля и не является заказным исследованием. Из 1002 респондентов против передачи собора РПЦ высказались 57,1%, за – 17,8%. При этом почти половина опрошенных считают себя верующими.

Среди структур, на опросы которых ориентируется Кремль, эксперты называют Службу информации и спецсвязи ФСО. Последняя, в частности, мониторит ситуацию в регионах России на предмет возможных всплесков общественного недовольства. В Петербурге, как утверждают информированные источники, результаты опроса ФСО по ситуации с Исаакием (около 60% против передачи собора РПЦ) были известны еще неделей раньше. Они же фиксировали падение рейтинга власти на 23 пункта после заявления губернатора о том, что «решение принято».

Февральские тезисы

Посланный обществу месседж «Путин не согласовал» в стане защитников музея восприняли по-разному: одни как победу («Исаакий остается с нами!»), другие как хитрый ход власти, желающей минимизировать протестную активность, потянуть время в предвыборный год, а затем удовлетворить заявку РПЦ. Возможно, допускают третьи, что верховная власть (не исключая и церковную) признала необходимость менять сценарий из-за «эксцесса исполнителей», – уж больно грубо и тупо самозваные воины христовы на местах взялись за дело. И если истово бьющий поклоны дурак-одиночка рискует лишь собственным лбом, тут под ударом оказался успех всего предприятия церковно-государственного партнерства.

Так или иначе, новые вводные ставят перед организаторами протестной кампании вопросы тактического и стратегического характера. Из локальных – как быть с форматом и ключевыми тезисами запланированного на 19 марта общегородского митинга? За оставшийся месяц юридически значимых решений принято быть не может, так что в сухом осадке – все равно одни словесные заверения, да еще и анонимного источника. Не прибавляет оптимизма и указанный им пример для подражания – Соловецкий музей-заповедник. Где, как известно, незаконное строительство у монастыря едва не привело к исключению Соловков из Списка объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.


Масштаб же наступления по всем фронтам объединенных сил стяжательства и мракобесия таков, что впору переходить от создания локальных групп обороны Исаакия, Европейского университета, Пулковской обсерватории или РНБ к общегражданскому фронту защиты культуры – его и должен предъявить Петербург 19 марта, в 30-ю годовщину Англетера.


Именно с тех событий, когда тысячи горожан вышли на площадь в защиту наследия, началась в нашем городе перестройка – перестройка сознания прежде всего, что признается сегодня историками и социологами.

Как отмечалось в одной научной монографии, «петербургское наследие для жителей этого города – почти религиозная, сакральная ценность». Защита этой ценности – и есть наша – петербургская – национальная идея. Ее кристаллизация и достойное предъявление потребуют выработки очень емкого и точного культурного кода, а от самого общественного движения – особой внутренней гигиены, соблюдение которой не должно позволить слить этот праведный протест или использовать его для обслуживания тех или иных сиюминутных интересов.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close