Прощальное турне посла
Фото: ru.usembassy.gov

Прощальное турне посла

19 мая 2017 08:49 / Мнения

Джон Теффт — о разногласиях и поиске консенсуса, о музыке и путешествии по российским городам, о том, что удалось и нет.

Джон Теффт приехал в Россию в 2014 году, когда уже в разгаре был и конфликт с Украиной, и война санкций. За его кандидатуру, предложенную Обамой, тогда единодушно проголосовали и демократы, и республиканцы. Для Кремля это был знак – мы посылаем вам одного из наших лучших дипломатов, который имеет репутацию жесткого переговорщика. Теффту достался нелегкий срок, когда наработанное годами потепление в отношениях снова стало превращаться в ледниковый период. О том, как избежать winteriscoming, посол рассказал корреспонденту «Новой».

– Господин посол, расскажите о вашем прощальном туре по России.

– На самом деле пока неизвестно, когда прощальный тур закончится. Обычно американские послы работают около трех лет, соответственно, три года моего пребывания в должности исполняется в сентябре. Уже известно, что моим преемником станет губернатор Хантсмэн. Но еще идет подготовка к его назначению. Его кандидатура еще официально не названа. Поэтому я пока продолжу работать на благо американо-российских отношений.

– Что вы ожидали, когда только направлялись в Россию, и каких результатов достигли?

– Мы понимали, что предстоит непростое время. Я начал работать в сентябре 2014 года, в  год аннексии Крыма, начала событий в Донбассе и первых санкций. Ситуация была непростой уже к моему приезду. Как при Обаме, так и при Трампе я прилагал все усилия, чтобы отношения между нашими странами улучшились. Есть целый ряд направлений, по которому наши страны продолжают сотрудничать на межгосударственном уровне. Наши отношения не раз в истории переживали подъем и упадок, сменяли друг друга соперничество и сотрудничество. Мы также работали над тем, чтобы установить и поддерживать связи между обычными людьми. На мой взгляд, особенно замечательно то, что в последние годы, и уж точно за время моей дипломатической карьеры, фундаментом наших отношений стали прямые контакты между людьми, народная дипломатия. Вот пример из моей поездки в Тихвин: я познакомился там с внучкой человека, который спас от уничтожения икону (Тихвинскую икону Божией матери. – С. С.), сохранив ее в Чикаго, а ее отец вернул икону в Россию. И сегодня у этой женщины здесь очень тесные связи.

И так повсюду. 


Съездите в Ярославль, и вы увидите, как он близок с Берлингтоном, штат Вермонт.


У Архангельска налажена коммуникация с Портлендом, штат Мэн. Очень много всего происходит за рамками межгосударственных отношений, что сближает россиян и американцев. И это к лучшему. 

Джон Теффт с супругой в Тихвине // tikhvin-eparhia.ru

– С какими сложностями вы столкнулись?

– Из всех факторов, которые разделяют наши страны, Украина – один из самых мощных. Европа и США считают, то Россия нарушила международное право и одно из незыблемых европейских правил, которые сформировались за последние 50 лет. Никто не должен применять насилие, чтобы присвоить себе чужую территорию. Именно поэтому США и Европа ввели санкции в отношении России. И они продолжают действовать. Надеюсь, президент Трамп и госсекретарь Тиллерсон достаточно ясно дали понять, что будут добиваться от России конкретных шагов по выполнению Минских соглашений, и мы сможем урегулировать  проблему, вызывающую столь глубокие разногласия. До этого момента будут сохраняться санкции и значительная проблема в наших отношениях.

Кроме того, у нас есть разногласия по Сирии. Мы по-разному смотрим на дальнейшую роль президента Асада. Мы вместе работаем над проблемой Северной Кореи, но нам хотелось бы оказывать большее давление на нее. Мы видим в КНДР угрозу, направленную непосредственно на нас. Потому что Северная Корея намеревается построить межконтинентальные баллистические ракеты, которые могут угрожать Соединенным Штатам. Для США это не теоретическая, а вполне реальная угроза.  Мы надеемся, что Россия приложит все усилия, чтобы не дать Ким Чен Ыну и КНДР продолжить работу по созданию ядерного оружия и построению ракет.

– Наши государства вообще могут дружить, или разногласия слишком глубоки?

– Разногласия у нас есть. Если посмотреть на историю отношений наших стран, то в них были взлеты и падения. Я начал работать на советском направлении в 1983 году (тогда Джон Теффт был сотрудником отдела госдепартамента по делам СССР.– С. С.). В первую же мою рабочую неделю советские ВВС сбили корейский самолет, рейс 007, что очень навредило отношениям с США.


Я думаю – и об этом очень четко сказал госсекретарь Тиллерсон на пресс-конференции после встречи с Лавровым, – что нам нужно искать возможности, чтобы решать проблемы в отношениях, повышать уровень доверия, который сегодня очень низкий. Также необходимо работать над проблемами, о разрешении которых мы пока не можем договориться.


– Отставка генерала Флинна, увольнение главы ФБР Джеймса Коми, расследование о связях России и президентской кампании Трампа – как эти события влияют на отношения с Москвой?

– Безусловно, атмосфера внутри Штатов – важный фактор отношений. Кроме того, Америка подверглась очень серьезным кибератакам (во время президентских выборов в США. – С. С.). Тревоги выражают не только демократы или только республиканцы – это общая проблема, которой озабочены обе партии. Расследованием  дела занимается Конгресс.

– Чем вы собираетесь заняться, когда вернетесь в Штаты?

– Я планирую больше времени проводить с семьей – у нас две дочки и две внучки. Ничего больше пока не планировал. Может быть, схожу на игру Green Bay Packers (футбольная команда из родного штата посла Висконсина. – С. С.). Еще мы с женой очень надеемся попутешествовать, но никаких специальных планов пока нет.

– Вы много путешествовали по России за три года?

– О да, я побывал в разных краях, причем во многих вместе с супругой. Я был во Владивостоке, Иркутске, Екатеринбурге. Частенько навещал Петербург, бывал в Сочи. Дважды в Архангельске, в Мурманске, где почтил память американцев, которые отдали жизнь, помогая советским солдатам снабжением в рамках программы ленд-лиза. И во многих других местах.

Мы старались как можно больше ездить и общаться с людьми, чтобы обеспечить максимально прочные связи между американцами и россиянами.

Джон Теффт в Мурманске // Фото: mvestnik.ru

– Какой-нибудь город или регион понравился вам больше других?

– Думаю, если отвечу на этот вопрос, то хлопот не оберешься. Станут допытываться: «В каком смысле? А как же наш регион?» (Смеется.) Да, нам очень нравится путешествовать по России. Куда бы мы ни ездили, везде старались участвовать в событиях, связанных с культурой или историей. Вчера мы были в Тихвине и настоятель монастыря очень радушно встречал нас, дал обед по случаю нашего приезда, после чего повел в  свою прекрасную церковь, рассказал историю известной иконы (посол рассказывает о Тихвинской иконе Божией Матери. – С. С.), которая после Второй мировой войны оказалась на сохранении в Чикаго и вернулась в родной город спустя долгое время. Тихвин и Чикаго связаны этой историей.

– Вы сейчас вернетесь в Штаты и будете рассказывать друзьям, как жили в России. Что вас здесь больше всего порадовало, а что расстроило?

– Нам с женой очень понравилось в России. У нас обоих здесь очень много друзей. Мы чрезвычайно рады, что удалось поездить по стране и пообщаться с людьми. Мы получали удовольствие от музыки, культуры. В Спасо-хаус – нашей московской резиденции – мы не раз проводили концерты, на которых звучала совершенно разная музыка. Американские и российские музыканты играли вместе.

А что касается разногласий... Я работаю дипломатом уже 46 лет, и в моей дипломатической практике Россия – не первая страна, с которой у США есть разногласия по ряду вопросов. В рамках своих обязанностей, я стараюсь делать все возможное для их разрешения или поиска путей решения. Сегодня мы переживаем сложное время, и, к сожалению, нам не удалось продвинуть отношения вперед. В то же время я понимаю, что это серьезные проблемы, которые не имеют простых решений и сами собой не разрешатся.