Алеша с косой челкой

Алеша с косой челкой

23 апреля 2017 15:10 / Мнения / Теги: неонацисты, пропаганда, фашизм

«Алиса» с косой челкой» – так называлась статья в печатном органе Ленинградского горкома ВЛКСМ, обвинявшая в нацизме лидера группы «Алиса» Константина Кинчева. Тридцать лет спустя против Алексея Навального применяются приемы советского агитпропа времен агонии СССР

То, что фашизм – это плохо, наши люди узнали еще в 20-е годы прошлого века. В Италии фашисты убивали коммунистов и прогрессивных депутатов, а по версии поэта Ляпис-Трубецкого из романа «Двенадцать стульев», застрелили героя его баллады – почтальона Гаврилу. Сотрудники журнала «Будни морзиста» убедили поэта, что фашистов в СССР не существует, но уже скоро в Колонном зале начались показательные процессы над высокопоставленными деятелями, обвиненными в том числе и в сотрудничестве с фашистскими режимами. Вообще в 30-е годы советская пропаганда обвиняла в фашизме едва ли не все зарубежные политические силы правее местной компартии, но после визита Риббентропа в Москву антифашистская пропаганда затихла.

Когда началась Великая Отечественная война, выяснилось, что пропаганда даже недоговаривала. Оккупанты действительно зверствовали, одни народы были назначены к порабощению, а другие – к уничтожению. Произошел редкий случай для советской действительности: рассказы на страницах газет и в радиопередачах совпали с рассказами выживших жертв, и страна согласилась с тем, что нет ничего хуже, чем фашизм, и не было никогда более злодейского правителя, чем Гитлер.

Было бы странным, если пропаганда не использовала такое единомыслие. С первых лет холодной войны пошли статьи и брошюрки, доказывающие, что США Трумэна – нечто вроде гитлеровской Германии, а в Корее американская военщина совершает фашистские преступления. Когда Тито увел Югославию из просоветского блока, его правление тоже обозвали «фашистским режимом».


Шли десятилетия, дежурные «фашисты» менялись. Югославия снова стала народным государством, зато пропаганда сконструировала американского политика «Адольфа Рейгана». Заодно «фашистскими» обзывались региональные режимы, что было иногда уместно («красные кхмеры» в Кампучии) или не совсем («латиноамериканские диктаторы»).


Ярлык успешно применялся и внутри. Солженицына именовали «литературным власовцем». Любые отклонения от советских культурных стандартов – длинные волосы, рок-музыка и т. д. – считались если не фашизмом, то чем-то вроде того, с чего фашизм начинался, а как он начинался, объяснял фильм «Обыкновенный фашизм». Это привело к идеологическому перекорму. Про фашистов сочиняли анекдоты, иногда нейтральные, во дворах родились малышовые считалки: «Сегодня ночью под мостом поймали Гитлера с хвостом». Исчадие ада превратилось в забавного чертика.

Тридцать лет назад стало ясно, что проверенный прием больше не работает. Газета «Смена» опубликовала обличительную статью «Алиса» с косой челкой», в которой Константина Кинчева обвиняли в том, что на концерте он крикнул «хайль Гитлер!». В те времена этого было достаточно, чтобы музыкант как минимум навсегда покинул сцену. Однако на суде было доказано, что Кинчев ничего подобного не говорил, и газета напечатала опровержение.

Когда привычная магия не работает, волшебное царство рушится. После опровержения прошло три года, и СССР не стало. Подобную взаимосвязь было бы хорошо понять тем, кто с такой легкостью обзывает Алексея Навального «киндерфюрером» и заказывает ролики про победу над Гитлером в 1945-м и Навальным – в 2018-м. Советский агитпроп, при всей присущей ему косности, все же был профессионален и по-настоящему зол. Когда за пропаганду берутся инквизиторы-атеисты, эффект будет прямо противоположен. В лучшем случае это дополнительный пиар Навальному. В худшем случае политически активная, но не очень исторически образованная молодежь узнает, что был такой деятель Гитлер, который, наверное, тоже боролся с коррупцией, а значит, достоин уважения. Если это не пропаганда неонацизма, то что же тогда пропаганда?