А еще он прекрасно пел
Фото: rsport.ru

А еще он прекрасно пел

4 апреля 2017 19:51 / Мнения

Погиб бывший глава петербургского Заксобрания сенатор Вадим Тюльпанов. Спикер ЗакСа, которого журналисты в пору работы в парламентском пуле считали недостаточно демократичным и постоянно подкалывали.

Это уже потом все поняли, что в современных реалиях он был едва ли не бóльшим либералом, чем многие «штатные» оппозиционеры. Сенатор, у которого рука не поднялась проголосовать за «закон Димы Яковлева», и он сказался больным. Муж, который безмерно любил свою жену.

Прессе он отвечал на все, даже самые идиотские вопросы: сколько раз подтягивается на турнике, что ест на завтрак, когда начнет петь в Ла Скала и т. п. Иногда отвечал неуклюже. И тогда его пресс-секретарь пыталась уговорить журналистов не публиковать неудачные высказывания шефа. Именно просила, а не требовала.

Ему тяжело давались интервью. Казалось, что он стесняется. Помню, мы сидели в его огромном кабинете в Мариинском дворце, а он вынужденно толкал предвыборную речь про социальный кодекс. Тяжело, со вздохами и продолжительными паузами. Однако, как только задала вопрос о семье, расплылся в улыбке. И полчаса без остановки рассказывал про уроки толерантности сына Владика, про учебу на журфаке дочки Миланы, про жену Наталью.


Однажды Вадим Альбертович высказался против учебы детей за границей. Очень по-тюльпановски искренне получилось. Сказал, что дети даже полгода не должны жить в Европе, потому что «им там начинает больше нравиться и они не хотят обратно».


Политики имеют привычку врать, это профессиональное. Тюльпанов, безусловно, не исключение. Но он никогда не говорил, что ездит на жигулях, живет в панельной пятиэтажке и отдыхает только в Анапе. На шикарном служебном автомобиле он заезжал прямо на пандус Мариинского дворца и с достоинством входил в ЗакС. Тогда как его сменщик Вячеслав Макаров долгое время скрывал, что обзавелся люксовой машиной, парковал ее за километр и бежал на работу через всю Исаакиевскую площадь.

И еще. Будучи главой Заксобрания, Вадим Тюльпанов не пристраивал своих родственников в Мариинский дворец. Для него это было своего рода табу. Ему не нужно было кричать, топать ногами, называть себя воином невесть чего, чтобы к нему прислушивались. Подчиненные и депутаты его уважали.

Каждый декабрь он устраивал ёлку для журналистов и обожал вручать презенты. Иногда просто конфеты, иногда что-то посерьезнее. Многие их не брали по принципиальным соображениям, но он никогда не настаивал, не обижался, а просто спустя год снова пытался одарить. Дескать, это не взятка, а от всей души.


С Тюльпановым можно было вести ночные разговоры в сети. У него было классное чувство юмора, и он часто подтрунивал (особенно хорошо у него получались шутки про бурятов).


Но мог быть и бесплатным психоаналитиком. Как-то я прилетела из Стокгольма и чуть ли не в аэропорту наткнулась на бытовое хамство. Начала ныть в твиттере, что Россия – не Европа. И ВАТ успокаивал чуть ли не до пяти утра.

Он был неожиданный. Несколько лет назад Тюльпанов предложил номинировать Надежду Толоконникову из Pussy Riot на звание самой красивой женщины России. На него со страшной силой публично наехал его бывший подчиненный Виталий Милонов, но Тюльпанов стоял на своем: «Она с достоинством пережила все то, что ей выпало. Надежда давно достойна снисхождения, хотя к ее поступку я отношусь отрицательно».

А еще он прекрасно пел романсы и арии, записывал диски и всем дарил.

На одну широкую душу среди сенаторского корпуса стало меньше...