Это не остров наносит удары, а люди, которые там оказались
Фото: Елена Лукьянова

Это не остров наносит удары, а люди, которые там оказались

14 июля 2017 09:41 / Общество

Жительница Валаама Варвара Сергеева написала открытое письмо патриарху Кириллу с просьбой разрешить проблему: ее с сыном, инвалидом по онкозаболеванию, выселяют с острова в Сортавалу, в квартиру, зараженную грибком. Она рассказала «Новой», что патриарх Кирилл – последняя инстанция, ждать помощи ей больше неоткуда.

Законные ягоды

Решалась на открытое письмо Варвара долго – с момента, когда для нее только началась история выселения с острова. Вот уже несколько лет миряне оттуда переезжают на материк. В 2015 году этот вопрос коснулся и семьи Сергеевых – Варвары с сыном Дмитрием.

…Впервые женщина попала на Валаам в 1988 году, еще учась в школе: работала там волонтером.

– Помню, мы как-то поехали на остров Дивный, и там нам категорически запретили собирать грибы и ягоды – сказали, что это прерогатива местных жителей. Я сказала: «Господи, хочу быть местным жителем!» Мне тогда было лет пятнадцать. После окончания школы поступила в Ленинградский институт культуры на кафедру музееведения. Предполагала после его окончания работать в Валаамском музее-заповеднике, но в 1992 году он был ликвидирован. Когда поняла, что работать там не суждено, поехала попрощаться с островом, но оказалось, что на острове была нужда в швейной мастерской, а я умела шить.

По словам Сергеевой, тогда на Валааме было много свободных помещений. Одно из них, в зимней гостинице, ей предложили в поселковом совете. Здание было муниципальным, и в 1993-м она получила ордер на помещение. На его основании зарегистрировалась там, а потом зарегистрировала новорожденного сына. Сергеева с самого начала знала, что приватизировать на острове они ничего не смогут.

На первых порах женщина просто шила вещи – и для монастыря, и для мирян, а в начале 2000-х оформила ИП и стала делать сувенирную продукцию и продавать ее на местном рынке.

Выселение

В 2006 году здание зимней гостиницы было передано Валаамскому монастырю. А спустя девять лет, в 2015-м, Сергеева получила иск о выселении.

– О том, что надо переселяться, разговоры шли всегда, – говорит она. – Были люди, которые этого хотели, но были и те, кто уезжать не собирался. Нам говорили, что мы останемся. А осенью 2015-го, в связи с тем, что добровольно выезжать мы отказались, на нас с сыном и еще на 20 человек подали в суд иски о выселении. Переселяли в дом в Фанерном тупике в Сортавале. В принципе, я готова была пойти навстречу. Мне намекали: прими помещение, а мы тебе потом дадим служебное на Валааме. Поехала посмотреть квартиру в Фанерном тупике и обнаружила, что там все было в плесени. Разумеется, мы отказались переселяться, и начались суды.

Сергей Григорьев, депутат Совета Сортавальского городского поселения, который представлял интересы части жителей по искам, рассказал «Новой», что в зимней гостинице раньше жило 56 семей, спорные вопросы остались только по 7–8 семьям, не желающих переселяться в дом в Фанерном тупике, и сам Григорьев в их числе.

«Вместо покупки квартир для расселения жителей нашего дома на окраине г. Сортавала, на территории заброшенного в начале 1990-х мясокомбината, зимой 2014–2015 сортавальской строительной фирмой ПМК-117 без просушки был реконструирован и наскоро обшит панелями веселой расцветки один из старых производственных корпусов», – пишет Сергеева патриарху.

Исковые заявления в Сортавальский городской суд Республики Карелия подало ООО «Служба эксплуатации недвижимости и территорий», доверительный управляющий имуществом Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. В заявлении они ссылаются на постановление администрации Сортавальского городского поселения о признании помещений, в которых проживают ответчики, непригодными для проживания. И в связи с этим просят обязать людей переехать в дом в Сортавале по договору соцнайма.

Суд первой инстанции вынес решение о выселении, в апелляционной инстанции представитель Сергеевой предоставил заключение эксперта, в котором говорилось, что «численность микроскопических грибов в воздухе помещений превышала рекомендуемую ВОЗ норму […] и проживание там может причинять вред здоровью людей».

Но все последующие суды оставили решение первой инстанции в силе – жителей обязали выселиться.

Семья

Пока шла тяжба, у Варвары заболел 18-летний сын. Они начали ходить по врачам, сделали МРТ и обнаружили саркому плеча. Весь 2016 год мальчик лечился в НИИ онкологии им. Петрова, прошел восемь курсов химиотерапии.

– Сына история с переселением потрясла – это же его дом, – говорит Варя. – В начале марта начались суды, а он лежал на первой химиотерапии. Я умоляла: отзовите иск по сыну.


«Мне было абсолютно не до суда в тот месяц: мы ждали результатов гистологии, биопсии, началась химия, а от нас требовали, чтобы мы приехали. Это был трудный год. А главное, что ситуация до сих пор не разрешена».


Задевает Варвару и то, что их семья не чужая церкви, а их все равно пытаются выселить: «Мы с сыном по линии моей матери происходим из древнего рода священнослужителей Орлеанских, – пишет она патриарху. – В этом году исполняется 80 лет, как 10 августа 1937 г. был арестован, а 4 сентября расстрелян мой прадед, диакон Павел Орлеанский. Многие годы наша семья ничего не знала о его судьбе, но дети о. Павла оставались исповедниками веры Христовой в годы советской власти. Дед мой, Василий Павлович Орлеанский, несколько десятилетий был певчим, а потом, до 1970-х годов, и регентом хора Николо-Богоявленского собора в Ленинграде».

Сейчас Варвара лежит в больнице с гипертоническим кризом. До этого она просила приставов об отсрочке выселения, хотя у нее на руках три инвалида (сын и родители), сама болела, поэтому приехать на Валаам и перевезти вещи не могла. Да и как забирать вещи, если вход в здание запрещен (в мае прошлого года зимняя гостиница горела, и с сентября в ней запретили пребывание жителей). Сейчас есть вероятность, что вещи просто вынесут из квартиры.

Все это время, пока шли суды и исполнительное производство, Варвара ждала телефонного звонка. Из монастыря. Чтобы ей предложили другой угол на Валааме.

– Ничего не прошу для себя, остров подарил мне тридцать счастливых лет. Вернусь в Петербург, к родителям. У моего сына, с рождения прописанного на Валааме, там крещенного, ничего нет, кроме Валаама. Сейчас в связи с болезнью он не может постоянно находиться на острове, но хочет иметь возможность туда приезжать. Я просила оставить нам небольшое помещение в любом другом здании. У меня в паспорте всего один штамп – с валаамской регистрацией, и я хочу, чтобы он там и остался. Хочу приехать собрать землянику: она вот-вот пойдет, я уже второй год ее не собираю. Но вместо этого лежу на больничной койке.

Ожидание

«Будучи христианами, мы с сыном не можем совершить самоубийство, вселиться в опасное для проживания помещение в г. Сортавала, Фанерный тупик, 7а, кв. 8. Ситуация тупиковая, и решить ее можете только Вы», – написала Варвара Сергеева в открытом письме патриарху.

***

«Новая» получила комментарий руководителя пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси Александра Волкова.

– Я не думаю, что ей стоит ждать ответа патриарха, потому что тема представлена весьма субъективно с ее стороны. Монастырские юристы, которые разбирают ситуацию, имеют принципиально иной взгляд. Есть общее правило, оно действует по отношению ко всем жителям острова. Задача заключается в том, чтобы по возможности на острове остался только монастырь, и для этого предпринимаются все необходимые усилия. Понятно, что в ряде случаев возникают какие-то сложности, и трудно предположить, что все пройдет безболезненно, но здесь мы видим очень субъективный взгляд на ситуацию, все неоднозначно.

К сожалению, в течение двух дней корреспонденту «Новой» не удалось дозвониться до пресс-секретаря епископа Панкратия (наместника Спасо-Преображенского Валаамского монастыря) Михаила Шишкова.

– Понимаете, мы говорим: монастырь, местные жители, – рассуждает Варвара. – А мы 30 лет жили бок о бок: моего ребенка крестили в Валаамском монастыре, я что-то для них делала, к нам отцы и братья домой приходили, мы общались. Это не другая галактика, это наша семья. Самое ужасное, что брат на брата пошел, сестра на сестру. Список жильцов, которые подлежат выселению в дом в Фанерном тупике, подписывал человек, который бывал у нас дома со своей женой, чай пил. Разумеется, это удар. Но не остров наносит удары, а люди, которые там оказались.

P. S. Утром 14 июля Варвара Сергеева сообщила «Новой», что в ее квартиру на Валааме пришли приставы, чтобы освободить помещение. Об этом сообщила соседка, которая успела сделать несколько кадров. Сергеева подтвердила, что на фото ее квартира. Ни Варвары, ни сына в квартире нет. Женщина до сих пор находится на лечении в стационаре, в связи с чем просила отложить выселение.

Фото: vk.com/valamo



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close