Земные мытарства грустного ангела
Фото: Елена Лукьянова

Земные мытарства грустного ангела

17 июля 2017 13:48 / Общество

Он спустился на землю и прожил среди людей дюжину лет, а теперь вдруг исчез.

В этом самом умышленном городе чего только не встретишь. Например, дворового ангела. К сколоченной специально для него деревянной будочке одно время даже указатель был, объявление возле церковных ворот по Кадетской линии: «Проход к Ангелу до 22 часов». Многие успели с ним подружиться, наведывались при всяком удобном случае. А тут глядь – нет его. Говорят, отправлен на лечение. Поиски «лечебницы» привели к мастерской с неоднозначной репутацией.

Редкое его жизнеописание обходится без упоминания известной легенды: не быть Петербургу пусту, пока город храним тремя ангелами – золотым, что на шпиле Петропавловского собора, бронзовым на Александровской колонне и серебряным, с Екатерининской церкви на Васильевском острове. Особо въедливые прикладывают к карте линейку, дабы проверить магию небесной геометрии – действительно ли эти крылатые стражи расположены так, что соединяющие их линии образуют равносторонний треугольник. Сходится. Набожный наш градоначальник даже в официальном письме к премьер-министру переходит тут на возвышенный стиль – прося вспомоществования не просто на реставрацию федерального памятника (ансамбля церкви Святой Великомученицы Екатерины), но апеллируя к «незримому треугольнику, символизирующему городскую икону Святой Троицы» и напирая на перспективу «духовного возрождения этой части города».

Уже тринадцать лет как треугольник этот разъят – в 2004-м свою небесную вахту оставил василеостровский Ангел. Как думалось тогда – на время, подлечить раны. Шутка ли – два века на службе. Собственная судьба хранителя города вышла незадачливая. Храм, над которым возвышался он, балансируя на золоченом яблоке, закрыли к 1936 году, церковные помещения перекроили под нужды завода «Станкоприбор», часовню отдали гидрографическому управлению, а сам Ангел лишился своего оружия – золоченого креста. По одной из версий, он был вырван взрывной волной, когда в июне 1942-го в часовню попали фашистские снаряды.

По другой – не фашисты, свои оставили без креста, еще до начала войны.


В северо-восточной части Васильевского острова, над Съездовской линией и пятью старинными переулками: Тучковым, Волховским, Биржевым, Двинским и Кубанским – возвышается своим серым куполом большой православный храм Святой Екатерины, знаменитый в прежние времена тем, что в нем находилась чудотворная икона покровительницы строителей. На мощном куполе до сих пор стоит Ангел Пустые Руки: в тридцатые годы из его рук выбили крест. Среди верующих считалось, что ежели вернется к ангелу крест, наступит благоденствие и процветание острова. (Эдуард Кочергин. «Ангелова кукла»).


Строго говоря, этот третий из замыкающих магических треугольник ангелов и не серебряный вовсе. Что, впрочем, вовсе не умаляет его ценности в сравнении с золотыми и бронзовыми собратьями: он зато на весь Петербург один такой единственный, исполненный по уникальной технологии – выточен из дерева трех пород, части тела скреплены деревянными же нагелями, сверху покрыт свинцовыми пластинами с выколоткой, повторяющей в точности резьбу по дереву. Поверх них – грунтовка да масляная краска цвета свинцового петербургского неба. Открытым, не защищенным металлическими пластинами оставлен был только лик – кроткий, печальный, но с затаенной в уголках губ тихой радостью, несущей надежду.

Хотя ему, случалось, и пеняли на нерадивость осерчавшие на что-нибудь граждане, срывая собственную досаду: «А ты что смотришь? Тоже мне, хранитель города! Часовню собственную от бомб не уберег? Не уберег! Крест твой где? Тоже не уберег!» – всерьез выговаривал, сама видела, подвыпивший старик, чередуя упреки Ангелу с жалобами на вытолкавшую его из дома сварливую жену. Ангел молчал. Только когда его спустили на землю, чтобы обследовать и назначить лечение, все увидели – крест у него вырвали вместе с кистью левой руки, которую он так и не разжал.

О воровстве и простоте: оба хуже

Нашлись и те, что воспользовались бедственным положением Ангела Пустые Руки, чтобы неплохо позолотить собственные ручки.

В ту пору, когда подведомственную КГИОП Дирекцию заказчика по ремонтно-реставрационным работам на памятниках возглавлял Игорь Гришин (ныне осужденный на пять лет за фокусы с «откатами»), ею был объявлен первый тендер на реставрацию скульптуры ангела. Контракт достался ООО «ЛИРА» – за 4,5 млн рублей надлежало разработать научно-проектную документацию по реставрации церковного купола, восстановлению скульптуры в историческом материале и с соблюдением исторической технологии, осуществить за 10,5 млн сами эти работы, а также монтажные. Все должно было быть исполнено к исходу декабря 2008 года. Но сделали только гипсовую копию, на чем дело и кончилось – что не помешало счесть контракт исполненным и выплатить по нему всю сумму. Контрольно-счетная палата, исследовав все обстоятельства, пришла к выводу: изготовление промежуточной гипсовой модели нельзя считать достижением указанной в контракте цели, выделенные из бюджета города 10,5 миллионов израсходованы безрезультатно. Но ни губернатор, ни городской парламент, ни прокурор города, получившие отчет КСП, не усмотрели в случившемся серьезных нарушений. Надзорное ведомство констатировало: не установлено фактов оплаты дирекцией того, что предусматривалось госконтрактом, но не выполнено подрядчиком. Ими предусмотрительно было заключено допсоглашение, изменяющее характер работ (в частности, из контракта исчезли резьба по дереву и чеканка), но не их стоимость. При этом план работ, утвержденный КГИОП в соответствии с разработанной комитетом методикой, корректировке не подвергался. КСП усмотрел в таких вольностях признаки нарушения законодательства, но прокуратура сочла иначе.

Своеобразную сметку проявил и настоятель храма протоиерей Иоанн Пашкевич. Сам нашел людей, готовых смастерить скульптуру за недорого (уплатили, говорят, 600 тысяч рублей, поступивших от некоего спонсора). Результат поверг в ужас всех, расстроился и батюшка. Он, правда, и потом продолжал настойчиво предлагать свои кандидатуры мастеров, искренне досадуя на КГИОП, который никак не соглашается с его предложением и все ссылается на какие-то процедуры госзакупок. Кроме того, протоиерей Иоанн не видел смысла придерживаться исторических материалов и технологий – мол, нынче все так загазовано, городская среда так агрессивна, что лучше отлить копию из бронзы, да и дело с концом.

В какой-то момент, похоже, комитет удалось склонить к более простому варианту с изготовлением бронзовой копии – во всяком случае, в 2014 году начальник отдела декоративно-прикладного искусства КГИОП Слава Симкина говорила о том, что «теперь стоит задача отлить ангела из бронзы». Сам оригинал госпожа Симкина в комментариях журналистам оценивала как «грубую копию ангела с Александровской колонны». Хотя вряд ли это высказывание стоило воспринимать буквально – скульптор Борис Орловский приступил к работе над фигурой для Александровской колонны лишь осенью 1830 года.

Небесная бухгалтерия

В последние два года усилия были сосредоточены на поиске оптимального конструктивного решения для крепления фигуры на куполе, а также на реставрации и подновлении его самого, дабы обеспечить надежность всей конструкции. Из городского бюджета ушло 25,2 млн на реставрацию купола, свыше 36 млн – на реставрацию барабана и еще 1 млн с хвостиком – на выполнение первоочередных противоаварийных работ по крыше и 14,8 млн на ее реставрацию.

Ранее, в 2007–2012 гг., на Екатерининскую церковь из бюджета Санкт-Петербурга было направлено 89,3 млн рублей (разработка документации на комплексную реставрацию объекта, реставрационный ремонт колокольни, двух часовен, ограды и части окон барабана). Хотя с 2011 года этот церковный комплекс отошел в федеральную собственность. Георгий Полтавченко, напоминая об этом премьеру в письме 2013 года, отмечал: «Воссоздание объекта такого уровня может быть осуществлено только в условиях консолидации как средств бюджета Санкт-Петербурга и федерального бюджета, так и внебюджетных средств». Но необходимой финансовой подмоги от федералов так и не дождались. А для завершения всех требуемых работ по ансамблю в целом требовалось на тот момент, по оценкам губернатора, еще не менее полумиллиарда.

Наконец дошло дело до самой скульптуры – в прошлом году чуть менее 850 тысяч заплатили за разработку проектной документации на консервацию старенького подлинного Ангела и воссоздание скульптуры, которая займет его место. На сами эти работы, которые должны быть завершены до 15 ноября текущего года, в бюджете заложили почти 30 млн.

При этом на сайте прихода по-прежнему ведется сбор пожертвований, и не только на реставрацию храма вообще, но и отдельно на Ангела – под призывом «Восстановим порушенную святыню вместе!».


От прямого вопроса о том, сколько еще конкретно требуется для воссоздания Ангела, настоятель уходит, сводя разговор к общим бесконечным нуждам – и на колокольню с колоколами, и на иконостас, да много на что еще.


Никаких данных – какую сумму нацелились собрать и сколько уже пожертвовано – не представлено. И ни слова о том, что весь цикл работ по Ангелу финансируется из бюджета Петербурга 2017 года, госзакупка уже осуществлена, контракт заключен.

Он улетел и не обещал вернуться

В начале этого месяца, когда петербуржцы хватились пропавшего со двора Ангела (а также исчезнувшего с ним заодно гипсового соседа), на сайте прихода появилось краткое сообщение: «9 июня гипсовая модель Ангела была подготовлена к транспортировке для последующего изготовления скульптуры, которая вернется на купол храма. 30 июня скульптура Ангела вывезена в реставрационную мастерскую».

Всех беспокойств это не снимало. Потому что оставалась неясной судьба ставшего практически родным существа, пусть бы и крылатого – а с ним-то, подлинным, что будет дальше, куда его определят, если место на куполе займет копия?

«Интересный вопрос!..» – задумавшись, согласились в КГИОП. И пообещали оперативно все прояснить.

А корреспондент «Новой» в ожидании ответа комитета занялся изучением конкурсной документации. Из нее выходило, что историческую скульптуру вообще нельзя было никуда вывозить. В прилагаемой к Техническому заданию (ТЗ) согласованной КГИОП научно-проектной документации так прямо и написано:

«Так как перевозка исторической скульптуры ангела в реставрационную мастерскую не представляется возможной в связи с его аварийным состоянием, для изготовления копии скульптуры в мастерскую перевозится гипсовая копия, берущаяся за образец»;

«Работы по исторической скульптуре вести по месту, в существующем павильоне с обеспечением всех необходимых условий для работы».

Получившая подряд по ангелу «Реставрационная мастерская «Наследие», которой благоволит глава комитета Сергей Макаров, известна способностью молниеносного перемещения объектов предстоящей реставрации в свою мастерскую на Тележной улице. В случае с базиликой св. Екатерины на Невском проспекте, например, каменные апостолы с ее аттика оказались на Тележной еще до того, как был проведен конкурс на их реставрацию (и где победителем потом «Наследие» предсказуемо и вышло). Как заявлял тогда «Новой» глава реставрационной компании «Коринф» Игорь Бурдинский, статуи перевозились с грубыми нарушениями технологии транспортировки. В целом же история с тем конкурсом и исполнением задания «Наследием» вышла очень скандальная, вызвала критику специалистов и громкий общественный резонанс.

Тревожно, в общем, за Ангела

Предстоящая работа требует исключительного мастерства и профессиональной порядочности. Заключение обследования, проведенного в августе минувшего года, неутешительно. Читаешь, словно приговор медиков на распутье между реанимацией и моргом: «отрыв кисти левой руки, державшей крест», «общая деструкция древесины: трещины, сколы, раскрашивание в труху, поражение грибами, признаки наличия бурой гнили», «коррозия металла».

Но в итоге решили – все-таки в реанимацию.

Предписанное лечение от ООО «Реставратор» выглядит обнадеживающе: никаких вольностей с креном к новоделу, без воссоздания утраченных крупных фрагментов и креста, указано «работы вести с особой осторожностью, с максимальным сохранением исторических элементов и минимальным вмешательством».

По сути, речь идет о тщательной бережной консервации всего подлинного, что сохранилось, без добавления муляжей, как и заповедано Венецианской хартией реставраторов. Хотя определенная лазейка в ТЗ есть – «при необходимости выполнения декомпоновки каждое решение принимается индивидуально реставрационной комиссией» и осуществляется воссоздание «с использованием древесины аналогичной породы». Но будем надеяться, в ущерб подлиннику ею не злоупотребят. С оглядкой на аварийное состояние скульптуры от ее разборки велено отказаться – только бережно очистят, обработают древесину специальными составами и укрепят ее, восполнят небольшие фрагментарные утраты. По свинцовой обшивке предусмотрена заделка пробоин, восполнение утрат, рихтовка (выколотка с повторением резьбы по дереву). Финальный аккорд – огрунтовка, окраска по согласованному с КГИОП колеру.

Что же до двойника, которому предстоит подняться на купол, то и здесь решения не вызывают неприятия: прописано воссоздавать в историческом материале. Разве что вместо трех сортов оригинала (осина, береза, сосна) сочли целесообразным использовать высушенную до нужной кондиции лиственницу, она надежней. Рисунок резьбы – аналогичный исторической скульптуре. Обшивка – рольным свинцом, лик ангела остается открытым, после укладки листа «прочеканить его поверх скульптуры для достижения полного повторения его формы деревянной основы, включая резьбу». У двойника крест, разумеется, будет – из латуни, покрытый сусальным золотом.

Тут же, кстати, в приложении к ТЗ конкурса, даны рекомендации по дальнейшей судьбе старого Ангела: по окончании всех работ его предложено экспонировать «вместе с гипсовой копией для наглядности» – либо в родной церкви (но для этого требуется установить специальный павильон и обеспечить необходимый температурно-влажностный режим), либо в Государственном музее городской скульптуры.

В целом подход, прописанный в ТЗ, скорее обнадеживает. И может, на этот раз все завершится наилучшим образом – если, конечно, при реализации контракта не появится еще какое-нибудь допсоглашение, как это случилось в 2008 году, а исполнитель не позволит себе опасных отступлений от задания. Будем следить. «Оперативного ответа» КГИОП мы пока не получили, поступит – представим разъяснения комитета. В том числе о том, почему подрядчик вывез старого Ангела, вопреки требованию проводить все работы на месте.