Еще один шанс. Не последний

Еще один шанс. Не последний

24 июля 2017 09:12 / Мнения

Конституционный суд обнародовал определение, принятое по жалобе на планы Смольного передать РПЦ Исаакиевский собор.

Оно оказалось крайне важным – с точки зрения правовых последствий.

Во-первых, теперь граждане имеют право оспаривать в судах не только решения властей о передаче имущества религиозным организациям, но и те решения, которые с этим связаны, принимаемые на предварительном этапе.

Во-вторых, КС установил, что граждане, обжалуя решения властей, имеют право идти в суд не только тогда, когда их права уже нарушены, но и тогда, когда существует реальная угроза нарушения этих прав.

Теперь по порядку.

Зимой и весной 2017 года два суда – Василеостровский и Смольнинский – отказались рассматривать жалобы депутатов и градозащитников на распоряжение Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга от 30 декабря, утверждающее «план мероприятий по подготовке к передаче Исаакиевского собора РПЦ».

Мы считали это распоряжение незаконным и нарушающим наши права – но судьи просто прекратили дело.

Мотивировка была такова: жаловаться в суд можно только на состоявшееся решение о передаче Исаакия – но не на то, что ему предшествует. А поскольку распоряжение КИО не является решением о передаче Исаакия РПЦ (оно лишь утверждает некий «план-график»), то и судиться нам против него нельзя.


Замечу: незаконность распоряжения КИО была очевидна – хотя бы потому, что оно издано на основании «обращения РПЦ» о передаче ей Исаакия, которого нет в природе: этот факт был установлен в суде.


При этом федеральный закон разрешает запустить процедуру передачи имущества религиозной организации только после того, как от нее поступит заявление. А заявления нет – значит, никакого «плана» КИО утверждать не имел права.

Тем не менее отменить это распоряжение нам не удалось, так как суды, как уже сказано, прекратили соответствующие дела. Как выясняется – незаконно прекратили.

В определении КС прямо говорится, что граждане могут обратиться за судебной защитой своих прав и (или) законных интересов, нарушенных, как они полагают, не только собственно передачей религиозной организации имущества религиозного назначения, но и в связи с такой передачей (выделено мной. – Б. В.). Это можно делать, если решения и действия властей создают, по мнению заявителей, «реальную угрозу нарушения прав граждан». То есть можно обжаловать не только решение о передаче Исаакия, но и любые «планы-графики».

«Ну ведь «Охта-центр» еще не построили? – допытывалась судья Смольнинского суда Татьяна Матусяк в 2010 году, когда мы оспаривали разрешение для башни вознестись на 400-метровую высоту. – Значит, ваши права еще не нарушены». «Ваша честь, когда построят – будет поздно жаловаться на нарушения прав», – отвечали мы.

Ситуация поменялась только тогда, когда моя помощница Ольга Андронова (ныне, увы, покойная. Б. В.) обратилась в Конституционный суд – и тот вынес определение, что градостроительные нормы, которые позволяли Смольному разрешить для «Газоскреба» указанную высоту (разрушающую уникальные городские панорамы), можно применять только в совокупности с нормами российского и международного права, которые гарантируют сохранение культурного наследия. Это в конце концов привело и к победе в судах, и к отказу от безумного проекта.

Что дальше? Во-первых, определение КС не позволит судам в будущем отфутболивать аналогичные заявления по другим объектам, которые захотят передавать церкви: они будут вынуждены рассматривать их по существу.

Во-вторых, граждане смогут по любым (не только по передаче имущества церкви) вопросам обращаться в суд в профилактическом порядке – понимая, что планы властей неизбежно грозят нарушением их прав в будущем.

И в судах больше не будет работать печально известная логика «когда убьют – тогда и приходите», которой часто руководствуются полицейские, отказываясь ехать на вызов по информации об угрозе жизни.

А в-третьих, теперь у нас есть большой шанс добиться отмены в судах указанного распоряжения КИО (сейчас как раз готовится кассационная жалоба по этому вопросу) – и это будет очень важный шаг в деле защиты Исаакия.