Бесприютный ангел
Фото: Елена Лукьянова

Бесприютный ангел

28 июля 2017 10:17 / Культура

Вопрос дальнейшей прописки одного из хранителей Петербурга решат по согласованию с церковным приходом.

«Новая» получила ответ КГИОП на вопросы, поставленные в нашей публикации о судьбе ангела, исчезнувшего со двора храма Св. Великомученицы Екатерины, где тот находился последнее десятилетие, дожидаясь реставрации.

Во-первых, нас интересовало – почему историческую скульптуру куда-то увезли, если техническим заданием конкурсной документации на реставрационные работы предписывалось вести их «по месту, в существующем павильоне с обеспечением всех необходимых условий для работы». Такое требование было обусловлено аварийным состоянием оригинала – «в связи с чем перевозка исторической скульптуры ангела в реставрационную мастерскую не представляется возможной», констатировалось в ТЗ.

«Изменение условий технического задания принято в рамках осуществления авторского надзора в связи с неблагоприятными погодными условиями и отсутствием необходимых мощностей на строительной площадке для поддержания температурно-влажностного режима, необходимого для хранения исторической скульптуры», – сообщил КГИОП.


Как мы и предполагали, ангела увезли в мастерскую подрядной организации ООО «Реставрационная мастерская «Наследие» на Тележной ул., 37, о чем подтвердили в комитете.


Надо понимать, подрядчику оказалось сподручнее лечить ангела у себя, нежели напрягаться с сооружением оснащенного всем необходимым ангара в церковном дворе, и эти соображения оказались весомее возможных рисков при транспортировке рассыпающейся скульптуры.

Во-вторых, мы спрашивали – что будет с подлинником, куда определят старого ангела после создания копии, которая займет его место на куполе храма. Техническим заданием, напомним, предлагалось два варианта: экспонировать («вместе с гипсовой копией для наглядности») в родной церкви, создав там специальный павильон и обеспечив необходимый температурно-влажностный режим, либо в Государственном музее городской скульптуры. Этот вопрос особенно волновал петербуржцев, обеспокоенных слухами о том, что ранее забрать ангела изъявлял желание наведавшийся в его временное убежище Зураб Церетели. К тому же, судя по всему, настоятель Екатерининской церкви отец Иоанн не выказывал особого стремления оставить ангела при храме.

«…Пару недель назад мы пришли и не обнаружили ни сарайчика, ни ангела, – рассказывает экскурсовод Татьяна Мэй. – Стоял во дворе только страхолюдный мрачный дубль. Озадаченные, встали у ограды, со стороны Тучкова переулка – и тут подъехал настоятель церкви. Я подступила к нему с расспросами:
– Где же ангел?
– А увезли, – бодро отрапортовал батюшка. – Нового делают!
– Когда же старый вернется?
Он слегка замялся. Глазки у него подозрительно забегали.
– А зачем он? Новый же будет!
Мы возмущенно загалдели:
– Но ведь он уникальный. Больше нигде такого нет.
– А где я его держать буду?
– Как где? Да хотя бы в таком же домике во дворе.
– В церкви поставить, – предложил кто-то из экскурсантов.
Тут батюшка почуял, что мы как-то неблагостно настроены, и нажал педаль газа».

От этого человека теперь в немалой степени будет зависеть дальнейшая судьба многострадального ангела. Как следует из ответа КГИОП, «вопрос о порядке экспонирования исторической скульптуры ангела находится в стадии согласования с пользователем объекта культурного наследия», то бишь с приходом.

Чтобы понять, так ли уж невероятна версия о возможной передаче подлинного ангела в чьи бы то ни было руки, важно было уточнить, включена ли историческая скульптура в предмет охраны памятника федерального значения «Церковь Святой Великомученицы Екатерины». Поскольку по закону этот самый предмет (особенности объекта, являющиеся основанием для его включения в госреестр памятников) подлежит обязательному сохранению; при содержании и использовании памятника запрещено проводить изменяющие его работы либо ухудшающие условия, необходимые для его сохранности.


«Историческая скульптура ангела является предметом охраны церкви», – проинформировал «Новую» КГИОП, прислав по нашей просьбе соответствующее распоряжение комитета, которым впервые в феврале 2015 г. был определен предмет охраны, с тех пор не менявшийся.


Однако при детальном ознакомлении с этим документом выяснилось: да, как элемент объемно-пространственного решения церкви в предмет охраны включено «венчание купола скульптурой ангела, держащего крест», но только в части «первоначальных габаритов» и «пластического решения». Тут же содержится примечание: «оригинал скульптуры (1810-е гг., дерево, листовой свинец, выколотка) демонтирован». Что из этого следует? А то, что замена крылатого хранителя Петербурга на копию, выполненную в тех же габаритах и с соблюдением оригинального пластического решения, де-юре будет оцениваться как соблюдение требования сохранения предмета охраны.

Так что, братья и сестры, не теряем бдительности – за Ангела по-прежнему тревожно, и похоже, без неусыпного гражданского контроля в этой истории не обойтись.

«Новая» тоже будет следить за развитием событий.