Масштабно. Пафосно. Зачем?
Фото: автора

Масштабно. Пафосно. Зачем?

3 сентября 2017 14:32 / Общество / Теги: блокада, ленинград, музей, память

Петербуржцы задают вопросы о смысле нового музейно-выставочного комплекса «Оборона и блокада Ленинграда».

В Конюшенном ведомстве до 10 сентября открыта общедоступная выставка девяти проектов, которые попали в шорт-лист закрытого международного конкурса нового здания Музея обороны и блокады Ленинграда. Организатор конкурса – городской комитет по градостроительству и архитектуре (КГА). Заказчик – акционерное общество «Центр выставочных и музейных проектов». Премиальный фонд конкурса составляет 17 300 000 рублей. Оглашение итогов намечено на 8 сентября – День памяти жертв блокады Ленинграда.

В петле, далеко от народа

О перипетиях с новым музеем блокады «Новая» уже рассказывала (Татьяна Лиханова «Сделайте нам «эмоционально»). Если коротко, к прежнему Музею обороны блокады в Соляном переулке должен добавиться музейно-выставочный комплекс, где будет не только экспозиция, но и научно-исследовательский центр «Институт Памяти».

Первоначально городские власти предполагали расположить этот комплекс в окрестностях Московского парка Победы. Затем выбрали дислокацию вблизи Смольного. «Территория расположена […] на левом берегу Невы и занимает западную часть последней свободной от застройки стрелки на излучине Большой Невы недалеко от ансамбля Смольного монастыря», – говорится в конкурсной документации КГА. Добавим, что этот участок площадью 1,73 га, выделенный городом, находится внутри развязки предполагаемого Орловского тоннеля под Невой.

«Транспортная доступность осуществляется общественным транспортом по Шпалерной улице. Пешеходная доступность от станции метро «Чернышевская» – 2,75 км, 40 минут», – опять же цитируем документацию КГА.

Если перевести чиновничий язык на русский, то получается, что эта дислокация (вне пешеходной доступности и внутри петли эстакады) крайне далека от народа. Зато максимально приближена к власти: к Смольному, в котором трудится администрация города, и к Таврическому дворцу, где заседает Межпарламентская ассамблея СНГ.

«Очень неудобно расположен музей. У нас в Питере есть более близкие и удобные площадки», – пишет в Книге отзывов одна из посетительниц и называет в качестве возможных кирпичные корпуса «Красного треугольника» на Обводном канале, рядом с метро «Балтийская». «Красный треугольник» упоминают и те, с кем побеседовал корреспондент «Новой». Посетители сравнивают наш вариант с удачным приспособлением памятника промышленной архитектуры – трамвайной электростанции начала прошлого века в Польше для Музея Варшавского восстания.

В целом публика, посещающая выставку, более всего дебатирует по следующим темам:

– заложенное в концепции нового музея расслоение общества (музейное пространство предусматривает сепаратную VIP-зону с рестораном);

– присутствие в шорт-листе представителей стран, которые входили в гитлеровскую коалицию (одни считают это жестом примирения народов, другие категорично осуждают «аморальный» выбор);

– бюджет сооружения (не повторится ли история побившего все рекорды затрат стадиона на Крестовском острове?);

– вторжение этого сооружения в панораму Невы (оно окончательно задавит Смольный собор Растрелли).

«Масштабно, пафосно, а зачем?» – довелось услышать не от одного посетителя. Аналогичные отклики занесены и в Книгу отзывов. Она лежит рядом с коробкой, в которую можно опустить анкету с голосованием по проектам. В день выставку посещают от 300 до 400 человек, их мнения огласят после закрытия выставки 10 сентября. Вердикт жюри станет известен 8 сентября.

На первой же странице в Книге отзывов – крик души Александра Гальперина, известного петербургского фотографа: «Пожалуйста, думайте о подсветке экспонатов!!!» Действительно, не все представленное на макетах легко рассмотреть. Особо замечательны текстовые пояснения мелким шрифтом, расположенные на высоте в полтора человеческих роста.

VIP-зона с рестораном

В шорт-лист конкурса из отечественных вошли пять архитектурных бюро Петербурга («Студия 44», «Архитектурная мастерская Мамошина», «Земцов, Кондиайн и партнеры», «А.Лен» и «Архитектурная мастерская Романова») плюс московский проектный институт «Арена». Из иностранных – норвежское бюро Snøhetta, германское Thomas Herzog Architekten, подавшие совместную заявку финское Lahdelma & Mahlamäki и американское Ralph Appelbaum Associates (RAA).

Профессионалы понимают, сколь серьезный вызов приняли эти творческие коллективы. Создать нечто выдающееся не в самом последнем городе Европы, встать в один ряд с лучшими музеями Второй мировой войны? Тем же музеем Варшавского восстания, Яд ва-Шемом в Иерусалиме, филиалом лондонского Имперского военного музея в Манчестере, Национальным музеем Второй мировой войны в Новом Орлеане? И при этом не увлечься повторением музейных шедевров? Увлекательная, амбициозная задача. Реализуемая в рамках вводных заказчика, назначенного Смольным.

Одна из вводных так описана в документации КГА: «Зона приемов (должны входить ресторанный зал, гардероб, туалет, подсобные помещение, организация отдельного (независимого) от основной экспозиции и основного потока посетителей входа, возможно, с отдельным подъездом и парковкой)». И такое уточнение со стороны КГА: «Музейно-выставочный комплекс может располагаться как в отдельных зданиях, так и в одном (что удобнее). В частности, в отдельно стоящем здании может находиться зона приемов официальных делегаций на 500–800 человек».

Отечественные конкурсанты, понимающие, что у нас к чему, быстро смекнули насчет функционала сепаратной зоны и предусмотрели в концепции вертолетную площадку. Логично: первые лица смогут прибывать к отдельному подъезду по воздуху.

О зоне питания в зоне приема випов ее защитники говорят: ресторан есть в Национальном музее Второй мировой войны в Новом Орлеане! Верно. Поскольку это выставочное пространство задумано по принципу музея-театра, музея-аттракциона, оно дополнено воссозданным типичным американским рестораном 1940-х годов, публика видит программы, подобные тем, которыми развлекали солдат в военные времена. Теоретически в Музее блокады можно было бы реконструировать атмосферу блокадной столовой – с пустым кипятком под стук блокадного метронома. Но речь в скорее всего   не об этом.

Однако обсуждение содержимого музея – это следующая история. Пока речь идет лишь о концепции планировочного и объемно-пространственного решения. Творческие продукты, предложенные архитекторами, вовсе не обязательно будут претворены в жизнь. «Цель проведения конкурса – получение лучшей идеи», – записано и в документации КГА.

Кто судит

Председатель жюри конкурса – губернатор Петербурга Георгий Полтавченко, сопредседатели жюри – вице-губернаторы Владимир Кириллов и Игорь Албин. Члены жюри – в частности, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, советник президента РФ по вопросам культуры Владимир Толстой, почетный президент Санкт-Петербургского Союза архитекторов Владимир Попов, президент Союза архитекторов России Николай Шумаков, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов,директор Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда Сергей Курносов. Представленные на конкурс проекты – на фото SPB-PROJECTS.RU:

Фото

  • Фоторепортаж: «Масштабно. Пафосно. Зачем?»
  • Фоторепортаж: «Масштабно. Пафосно. Зачем?»
  • Фоторепортаж: «Масштабно. Пафосно. Зачем?»
  • Фоторепортаж: «Масштабно. Пафосно. Зачем?»
  • Фоторепортаж: «Масштабно. Пафосно. Зачем?»
  • Фоторепортаж: «Масштабно. Пафосно. Зачем?»
  • Фоторепортаж: «Масштабно. Пафосно. Зачем?»
  • Фоторепортаж: «Масштабно. Пафосно. Зачем?»
  • Фоторепортаж: «Масштабно. Пафосно. Зачем?»