Смольный поставил церковный устав выше закона
Фото: tourprom.ru

Смольный поставил церковный устав выше закона

4 октября 2017 09:17 / Общество

Контрольно-счетная палата усомнилась в правомерности передачи Сампсониевского собора.

Процесс передачи РПЦ объектов, входивших в государственный музей-памятник «Исаакиевский собор», напоминает сказку о хитром мужике, делившем с медведем урожай: забирает корешки (собственно, недвижимость), а вершки (музейные ценности) оставляет за ненадобностью, уходя от ответственности за их сохранность.

Неполное соответствие

Инициированная по обращению депутата Максима Резника проверка Контрольно-счетной палаты Санкт-Петербурга выявила ряд нарушений при передаче музейных ценностей, находящихся в Сампсониевском соборе. Что, в свою очередь, ставит под сомнение законность передачи самого собора РПЦ. Впрочем, окончательные выводы делать рано: как отмечается в распространенном КСП заявлении, для этого потребуется отдельная проверка, поскольку при подготовке ответа депутату аудиторы опирались на «неполный, предоставленный на момент запроса, комплект документов», поданный комитетами по культуре, имущественных отношений и музеем «Исаакиевский собор». Полноценная плановая проверка может быть проведена только в следующем году.

Кроме того, часть указанных музейных ценностей находится в городской собственности, часть – в федеральной, и для оценки правомочности передачи последней у КСП нет полномочий (это возможно лишь в рамках совместного со Счетной палатой РФ контрольного мероприятия).

Тем не менее предварительный анализ аудиторов выявил несколько слабых звеньев в этой истории.

Большая разводка

По запросу КСП ей были представлены два договора о передаче музейных предметов, расположенных в здании Сампсониевского собора и включенных в состав государственной части Музейного фонда РФ: № 1 от 06.10.2016 (на те, что находятся в федеральной собственности) и № 2 от 06.10.2017 (в собственности города). Порядок передачи таких предметов религиозным организациям определен Постановлением Правительства РФ № 490 от 30.06.2001. Основание для рассмотрения вопроса о передаче музейных ценностей – письменное обращение религиозной организации, плюс пакет документов для Министерства культуры. Подтверждений наличия комплекта документов проверяющим не предоставили.

Комплекс зданий и помещений Сампсониевского собора передавался петербургской епархии РПЦ распоряжением КИО от 26.08.2016 № 101-р путем заключения договора безвозмездного пользования (на 49 лет). Согласно условиям распоряжения, юридические последствия наступают только после предоставления епархией в КИО договора на музейные предметы, заключенного между нею и музеем и утвержденного Минкультом. Однако представленный КСП договор не утвержден министерством. К тому же заключен он вовсе не с епархией, а с «иным юридическим лицом – приходом Сампсониевского собора». Между тем, как следует из его устава, он не отвечает по обязательствам Санкт-Петербургской епархии, как и она не отвечает по обязательствам прихода. Что не помешало КИО в январе 2017 года изъять комплекс зданий и помещений собора из оперативного управления музея, а в июне передать в безвозмездное пользование епархии.

В Смольный – со своим уставом

Ответ КСП Максим Резник приобщил к своему повторному обращению в Генеральную прокуратуру РФ (первое оказалось перенаправлено в прокуратуру Петербурга, а та спустила его в Смольный – действия которого парламентарий, собственно, и пытался обжаловать). По мнению депутата, представленная позиция КСП подтверждает отсутствие законных оснований для передачи объектов культурного наследия и ставит под сомнение правомочность действий органов исполнительной власти Петербурга. Первое обращение к Юрию Чайке парламентарий направлял еще в мае – после того как и Минкульт, и Смольный солидарно отказались признавать нарушения, на которые указывал Резник. Обе инстанции указывали, что «юридически и канонически» все приходы входят в структуру епархий и что имущество приходов является имуществом РПЦ в соответствии с ее уставом.

Тем самым госорганы де-факто поставили внутренний церковный документ выше закона, возмущается депутат. И напоминает генпрокурору о статье 14 Конституции РФ, согласно которой Россия – светское государство, а религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. «Таким образом, – заключает Максим Резник, – при регулировании правоотношений нужно руководствоваться не уставом РПЦ, а Гражданским кодексом РФ и иными нормативными актами. В соответствии со ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Обратившись в ЕГРЮЛ, можно обнаружить, что приход и епархия – самостоятельные юридические лица. И если учредителем СПб епархии является РПЦ, утвержденная Патриархом Всея Руси, то у прихода такой юридической связи с РПЦ нет».


Получается, что музейные ценности остаются без защиты – случись что с имеющимися в Сампсониевском соборе экспонатами, получившая его в пользование епархия вроде как и ни при чем.


Договор-то на музейные предметы заключался не с ней, по обязательствам прихода она ответственности не несет. А учредители прихода – просто десяток физических лиц (что, по мнению Резника, вообще не исключает возможности вывести собор в какой-нибудь офшор).

Удобная схема. РПЦ, надо полагать, такой расклад очень устраивает. Она поглощает все новые объекты недвижимости, не желая при этом брать на себя ответственность за сохранение культурного наследия, а предпочитая выторговывать «особые условия». Чиновники же смиренно дрейфуют в сторону сферы обслуживания этой вроде бы отделенной от государства структуры – изобретая для гражданского законодательства такие понятия, как «каноническое подразделение», принимая за аргумент в пользу коммерческого строительства тот факт, что «проект одобрен митрополитом», легализуя задним числом самовольно возводимые церковные постройки, передавая под видом объектов религиозного назначения жилые здания и земли в самых престижных районах.

А что не съест, то понадкусывает

О нарушениях, допущенных при передаче Сампсониевского собора, депутат Резник писал и в Управление Росреестра по Петербургу, по итогам правовой экспертизы ведомством было принято решение о приостановке регистрационных действий. Не дожидаясь исхода разбирательства, новый пользователь принялся приспосабливать на свой вкус входящий в комплекс этого федерального памятника «Юбилейный домик» – без экспертизы, проекта и требуемых согласований. КГИОП по обращению депутата Бориса Вишневского проинспектировал объект и подтвердил незаконность предпринятой перепланировки.

Но поскольку «сведения о собственнике или ином законном владельце в едином реестре недвижимости отсутствуют», комитет ничего с этим поделать не смог – а лишь «обратился в КИО в целях установления виновных лиц и привлечения их к ответственности». Вишневский оценил очередной пример такого пренебрежения церковниками требованиями закона как «еще один аргумент против передачи РПЦ любых памятников, а не только Исаакиевского собора».

Смольным и этот аргумент оказался не востребован. Вопрос передачи Исаакия РПЦ губернатор Георгий Полтавченко как полгода назад, так и сейчас полагает для себя решенным, что и подтвердил недавно в интервью «Новой».

Тем временем, правда, все больше петербуржцев считают окончательно решенным другой вопрос – об отставке губернатора. Хотя и не возлагают особых надежд на очередную рокировку: как говорится, систему надо менять.