Мифы путинской России. Как добиться порядка?

Мифы путинской России. Как добиться порядка?

11 октября 2017 14:18 / Мнения

Авторитарный режим и отсутствие смуты в стране напрямую никак не связаны.

Всем известно, что если мы хотим обеспечить в стране больше порядка, то нужна твердая власть. Поэтому даже люди, не являющиеся фанатами авторитарных методов управления, склонны порой признавать авторитаризм необходимым, когда жизнь превращается в хаос. 

Ведь демократия, как им представляется, это путь не к порядку, а к свободе. И следовательно, выходит так, что переход от авторитарной системы правления к демократической возможен лишь после наведения порядка.

Миллионы сторонников «твердой руки» появляются вовсе не потому, что они по природе своей кровожадны или обладают рабской психологией, а потому, что хотят порядка и видят его лишь в авторитарной системе. Но в рассуждении, с которого я начал статью, содержится логическая ошибка. В одних условиях авторитаризм может обеспечивать твердую власть, а в других – совсем наоборот.

Все согласятся, наверное, с тем, что для наведения порядка нужно обладать информацией о том, где конкретно царит беспорядок. Если речь идет, скажем, о полномасштабной гражданской войне, то тут с информацией у государства особых проблем не будет. Такие катаклизмы нельзя не заметить. Но если мы столкнулись с терроризмом, решать проблему уже сложнее. Автократ ли, демократ ли – всякий правитель должен обеспечить в первую очередь методы нахождения террористов. Как правило, проблема состоит не в том, что демократы, мол, мягкотелы, а в том, что человека, задумавшего теракт, трудно найти. Автократ, конечно, может принять решение расстреливать каждого заподозренного, надеясь таким образом повысить вероятность нахождения истинного злоумышленника, но вряд ли даже самый большой сторонник порядка склонится в XXI веке к такому подходу.

Похожим образом обстоит дело в борьбе с коррупцией. Проблема не в нехватке твердой руки, а в том, чтобы вычислить коррупционеров. И с волокитой чиновничества все так же. Нужны методы сбора информации о том, кто конкретно из миллионной армии чиновников работает на себя, а не на государство. Даже с решением проблем безработицы дело обстоит похожим образом. Автократ может приказать создать рабочие места, но кто же их создаст, если нет, скажем, денег на инвестиции? Совсем грозный автократ прикажет напечатать, и безработица исчезнет. Но из-за увеличения денежной массы она тут же обернется инфляцией, что породит еще больший хаос, поскольку дестабилизирует производство.

Если мы соберем как можно больше примеров, показывающих, в каких случаях твердую руку обеспечивает автократ, а в каких демократическая система правления, то обнаружим следующую закономерность.


Авторитарный механизм эффективно работает в сравнительно простых обществах, но дает сбой в сложных системах.


Что означал слово «порядок» для человека лет триста или пятьсот назад. Только одно: чтобы тебя не грабили внаглую. В ходе войны или в результате бандитских действий. Простой человек не просил государство обеспечить его работой, а пахал на своей земле в поте лица, зная, что в урожайный год будет сыт, а в неурожайный может и помереть, поскольку никакой царь-государь не обязан его кормить. Простой человек не просил навести порядок в госаппарате, поскольку с чиновничеством вообще дел не имел. В том числе не имел дел ни с государственной медициной, ни с государственной системой образования по причине отсутствия таковых. Если государство худо-бедно пресекало смуты, отражало нападения интервентов и уничтожало открыто действующие банды, то это и называлось порядком. Обычно автократические формы правления с такими задачами справлялись.

А сегодня жизнь наша стала на несколько порядков сложнее. В такой ситуации авторитарный режим и обеспечение порядка напрямую никак не связаны. Более того, скорее при демократии появляются инструменты, позволяющие навести порядок в отдельных сферах жизни. Например, невозможно выявить коррупцию в ходе государственных проверок, поскольку сплошь и рядом коррумпирован бывает сам проверяющий, и автократ запутается в том, кого карать, кого миловать.

Но при широком распространении демократических свобод появляется много людей, кровно заинтересованных отыскать и покарать коррупционера, поскольку они получают выгоду от наведения порядка, а не от сотрудничества с преступником. Журналист может прославиться антикоррупционными разоблачениями, сделав себе имя и добившись благодаря этому более высоких гонораров. Оппозиционный политик может потопить правительство, доказав, что оно потакает коррупционерам. Бдительный прокурор может стать в глазах народа символом борьбы со злоупотреблениями и затем баллотироваться на президентский пост.

Конечно, никакая демократия не гарантирует стопроцентного порядка. Но в сложно устроенных современных обществах она дает инструменты, помогающие его обеспечивать. И наличие таких инструментов на практике гораздо важнее, чем свирепость автократа и жесткость налагаемых им наказаний.